WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |

“Дайте мне других матерей, и я дам вам другой мир”, – писал св. Августин. Каковы же реальные возможности и границы родительского влияния на личность ребенка Дети, выросшие без отцов, имеют пониженный уровень притязаний. У них выше уровень тревожности и чаще неврозы. Мальчики из неполных семей труднее налаживают контакты со сверстниками. Отсутствие отца отрицательно сказывается на учебной успеваемости и самоуважении детей, особенно мальчиков. Им труднее усваивать мужские половые роли, они гипертрофируют маскулинность, проявляя агрессивность, грубость, драчливость.

Имитируя отцовскую строгость и требуя от детей дисциплины, одинокие матери больше заботятся о формальном послушании, успеваемости, вежливости, нежели об эмоциональном благополучии ребенка. Другие, напротив, прямо признают свое бессилие. Третьи чрезмерно опекают детей, особенно единственных, пытаясь оградить их от опасностей.

Чрезмерно опекаемый, заласканный ребенок вырастает пассивным, физически и морально слабым или же начинает бунтовать. Сильная зависимость от матери часто сочетается с чувством враждебности к ней. Иногда дети идеализируют отсутствующего отца. Поэтому “невидимый”, “некомпетентный” и часто невнимательный родитель очень важен.

Задания и упражнения: 1) Прочитайте стихотворение “Сын полка”. Реконструируйте образ полка как коллективного отца. 2) Испытывали ли вы чувство филопатрии 3) На материалах литературных памятников, мемуарных источников раскройте особенности родительского поведения в прошлом. 4) Почему ребенку необходим отец 5) Расспросите сверстника, выросшего в неполной семье, о его переживаниях по отношению к отсутствующему родителю.

Рекомендуемая литература:

1. Захарова Д.И. Растут в семье мама и пала. М., 1978.

2. Исупова О.Г. Социальный смысл материнства в современной России (“Ваш ребенок нужен только Вам”) // Социологические исследования. 2000. № 11.

3. Кон И.И. Ребенок и общество. Историко-этнографическая перспектива. М., 1989.

4. Гурко Т.А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях // Социологические исследования. 1997. № 1.

5. Лунякова Л.Г. Одинокие матери – хранительницы ценности семьи // Женские миры – 99. 7-й Всемирный конгресс и гендерные исследования в России. Иваново, 1999.

6. Кертман Л.Е. Джозеф Чемберлен и сыновья. М., 1990.

7. Медведева И.Я., Шишова Т.П. Книга для трудных родителей. М., 1994.

8. Михеева А. Дороги к семье, которые выбирают женщины (истории матерей внебрачных детей) // Потолок пола. Новосибирск, 1998.

9. Отец в современной семье. Вильнюс, 1988.

10. Пархомовский Э. Отец и сын. М., 1969.

11. Проблемы родительства и планирования семьи. М., 1992.

12. Рамих В.А. Материнство как социокультурный феномен. Ростов н/Д, 1995.

13. Степанов С.С. Психологический словарь для родителей. М., 1996.

14. Титова М.А. Социально-символическая интерпретация функции отца в процессе социализации ребенка // Вестник Московск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология.

1997. № 3.

15. Чодороу Н. Воспроизводство материнства: психоанализ и социология пола // Антология гендерной теории. Минск, 2000.

16. Шамраев В.С., Лукьянова Т.А. Отцы и дети // Социологические исследования. 1996.

№ 4.

17. Щепанская Т.Б. Мир и миф материнства. Санкт-Петербург, 1990-е годы. (Очерки женских традиций и фольклора) // Этнографическое Обозрение. 1994. № 5.

§ 3. Мир детства Брат брату смерти не желает, но и возвышения тоже.

(Лакская пословица) «Будьте как дети!» – учил человечество Христос. Но это сделать не так просто. Следует пройти контринициацию. Или настолько растянуть инициационный процесс, чтобы так и остаться детьми.

Детские инстинкты. Родившись, ребенок инстинктивно ищет мать, покрытую шерстью. Лицо матери для него – белый овал с большой черной буквой Т в середине. Когда он волнуется или хочет спать, ему очень важно, чтобы рядом был пушистый предмет – игрушка, одеяло, волосы матери. Срабатывает хватательный рефлекс – найти мать и уцепиться за ее шерсть или хвост. Укладываясь спать, ребенок переворачивается на тот бок, который ближе к стенке или более темному предмету. От рождения все дети – собиратели. Ребенок еще ползает, но уже все замечает на полу, подбирает и тянет в рот. Став постарше, он собирает всякую всячину, припрятывая в укромном уголке клад.

В силу неуклонного действия инстинктивных программ в возрасте 2–4 лет ребенок требует, чтобы все лежало на определенных местах, чтобы кормление и одевание происходили по неизменному порядку, чтобы родители держали книгу определенным образом, по сто раз читали одну и ту же сказку, проигрывали одну и ту же пластинку, включали один и тот же мультфильм. Благодаря упорству и упрямству инстинкты достигают цели.

Если у ребенка что-то не получается, то дальнейшее применение программы запирается при помощи страха. Ребенок пытается как-нибудь уклониться от выполнения действия.

Дети подвержены фобиям по поводу инстинктивных программ (страх потерять мать, боязнь сверстников, боязнь чужих, страх быть осмеянным, наказанным), по поводу всего, что у них не получается, обстановки, в которой такое случилось, а также конкретных обидчиков.

Так, дети очень любят качели, что является унаследованной брахиацией (перепрыгивание с ветки на ветку, раскачавшись на руках). Полет во сне – полет брахиатора. И отсюда же ночные кошмары, воспроизводящие ощущение при падении в бездну – столь частый для брахиатора страх промахнуться и разбиться Самые страшные хищники для наземных приматов – леопард, хищные птицы и змеи, охотящихся среди ветвей. Эти животные завораживающе прекрасны. Увидев хищника издалека, с безопасного расстояния, или сидя в безопасном месте, не будь равнодушен, внимательно наблюдай его, все его движения, все его повадки; готовься к той встрече с ним, которая может стать последней, если ты недостаточно изучил врага. В химере всегда есть кусочки льва, орла или змеи – трех врожденных образов врагов приматов.

Игры. Молодые животные очень много играют – между собой, с родителями, с детенышами других видов, с предметами. Игры не только приятное провождение времени. Лишенные игр детеныши вырастают агрессивными, трусливыми. Их реакции на ситуации, особенно при контактах с другими особями, часто ошибочны. Им трудно образовывать пары, жить в мире как в стае; достается и их детенышам. Игра – тренировку, проверку выполнения врожденных программ поведения – как подходить к своим, как действовать с половым партнером, детенышами, объектами охоты, как убегать от хищника, как драться, как побеждать и как уступать, как рыть, строить, прятать. В играх можно нарушать личную дистанцию, вступать в телесный контакт с партнером, бороться – словом, узнать, что такое другая особь, чего от нее можно ожидать и как себя вести.

Большинство игр – вариации на три главные темы: хищник – жертва (один убегает, другой ищет, догоняет, ловит), брачные партнеры (разыгрываются ритуалы знакомства, ухаживания, сопровождения, спаривания, борьбы за самку, строительства гнезд), родители – дети (один делает вид, что кормит другого, защищает, согревает, чистит, переносит с места на место). Для игр обязательна смена ролей.

У многих приматов есть врожденные программы строить себе убежища (обычно настил из веток на деревьях) или занимать подходящие места – дупла, пещеры. И дети проходят период увлечения строительством примитивных настилов, шалашей, а к дуплам, пещерам и похожим на них искусственным выемкам их тянет очень сильно.

Соперничество детей в семье. Борьба детей за родительскую любовь возникает с приходом в семью нового ребенка, в том числе в смешанных семья, где растут дети от разных браков. Одинаковый пол, небольшая разница в возрасте (менее 3 лет) увеличивают вероятность возникновения ревности и соперничества за внимание матери и отца.

Ссоры и драки дают возможность детям захватить внимание родителей. Старший ребенок сначала воспитывается как единственный. При рождении первого ребенка родители еще недостаточно опытны и слишком тревожны. С появлением второго ребенка первенцы становятся более тревожны, агрессивны и эгоистичны. Эта ситуация называется “свержение с трона”. Первенцу предъявляют большие требования и многого ожидают от него. У него образцом для подражания являются родители. Первенцы более добросовестны, умеют сотрудничать, не агрессивны, проявляют ответственность, легко оказывают помощь. Практически всегда являются лидерами в коллективе, так как в большинстве семей старший ребенок является лидером для младшего.

Второй ребенок имеет лучшую стартовую площадку, чем первенец. Второй ребенок развивается в более спокойной атмосфере. Второй ребенок более уравновешен, чем старший, так как у него нет ситуации свержения с трона. Он более спокойный и менее агрессивный, чем первый. Поскольку он привык в семье быть маленьким, он знает, что агрессивным быть бесполезно, и вырабатывает манипулятивный путь достижения желаемого, либо демонстративно обижаясь, либо пытаясь очаровать. Он предъявляет к жизни меньше требований. Он обычно имеет “приключенческий подход к жизни” и легко берется за новое. Тем или иным способом он старается догнать старших, но это ему удается только на абсолютно другом поле деятельности.

Во избежание сильных конфликтов не следует сравнивать детей друг с другом. Не рекомендуется стараться примирять детей, быть судьей, так как это может потворствовать развитию агрессии. Без родительского вмешательства агрессивные взаимоотношения между детьми редки из-за неравенства сил, обусловленного разницей в возрасте. Надо позволять детям выражать свои чувства.

Инициации. В традиционном обществе младенец считался не вполне человеческим существом. Какое-то время после рождения у младенца не было не только имени, которое бы определило его место среди людей, но, как считалось, и души. Чтобы он приобрел ее, в некоторых обществах применяли специальные приемы. Например, хиваро давали младенцу в возрасте нескольких дней мягкий галлюциноген с целью помочь ребенку “увидеть” и приобрести душу.

В древней Японии убийство младенца не считалось тяжким преступлением и даже обозначалось не словом «убить», а словами «отправить назад», «возвратить», что подразумевало – отправить новорожденного обратно в мир духов, вместо того чтобы принять его в мир людей. У венда Трансвааля ребенка до появления зубов не признавали за человека и относили его к категории вещей. “Он еще не человек, он — вода”,— говорили венда. У ламба Замбии младенец также считался подобным воде и не признавался человеком до истечения лунного месяца после рождения. У талленси (Гана) ребенок не считается личностью до 7–лет, поскольку он “не имеет разума” и не может отвечать за себя. Ребенок, независимо от его возраста, не прошедший специального обряда, не включен в систему возрастной стратификации и не имеет статуса лица.

Возрастные инициации – серия испытаний (например, обрезание или выбивание зубов), которые должны выдержать дети, чтобы стать полноправными членами общества. У различных народов инициация длилась от нескольких недель до нескольких лет. На этот период инициируемые изолировались от женщин и детей. Они должны были воздерживаться от определенных видов пищи, не могли участвовать в празднествах, им поручались трудные работы. Старики рассказывали юношам об их правах и обязанностях в роде и племени, знакомили их с мифами о происхождении рода. Инициации заканчивались большим празднеством – обрядовым посвящением всех прошедших инициацию во взрослые члены рода.

Наиболее сложные инициации, растягивавшиеся на многие годы, наблюдались у папуасов уован, где мужчин делили на 5 возрастных категорий. Первый шаг – церемония одевания для мальчиков 4–6 лет. Мальчики получали традиционный пояс с прикрытием, а также сетчатый мешок и ожерелье из каури. В 13–16 лет подросток проходил церемонию получения головного убора, на которой ему сообщали о нормах поведения по отношению к женщинам, к собственности и к животным. После этого в течение года юноши соблюдали целый ряд табу и их учили магии. Юноши после 20 лет участвовали в третьей церемонии, дававшей им право украшать голову перьями какаду. Во время нее их посвящали в мифы о происхождении различных элементов культуры и учили обязанностям по отношению к предкам и общине. Лишь после этого им позволялось вступать в брак.

Вступивший в брак мужчина оставался неполноправным членом общества до тех пор, пока он не выплачивал долг родичам, помогавшим ему в уплате брачного выкупа. Даже обзаведясь детьми, мужчина еще не считался полностью взрослым, если он не участвовал в церемонии аиме, которая требовала его недельной изоляции в мужском отсеке общинного дома, где старики обучали его магии, знахарству, общению с миром духов. В ряде мест лишь через много лет после обзаведения семьей можно было стать специалистом по резьбе или знахарству. Во многих случаях мужчины называли себя “детьми”, признавая длительность процесса социализации, завершавшегося лишь в зрелом возрасте.

Задания и упражнения: 1) Что значит быть ребенком и вести себя по-детски Как вы выдавливали из себя по капле ребенка 2) “Брат на брата”: как возникают и завершаются драки между близкими родственниками 3) Какие врожденные программы приматов вы реализовывали в детских играх 4) Боитесь ли вы змей 5) Какие элементы института инициаций присутствуют в современной системе образования Рекомендуемая литература:

1. Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при старом порядке. Екатеринбург, 1999.

2. Балушок В.А. Инициации древних славян (Попытка реконструкции) // Этнографическое обозрение. 1993. № 4.

3. Балушок В.Г. Инициации древнерусских дружинников // Этнографическое обозрение.

1995. № 1.

4. Балушок В. Г. Древнеславянские молодежные союзы и обряды инициации // Этнографическое обозрение. 1996. № 3.

5. Виноградов Г.С. «Страна детей». Избранные труды по этнографии детства. СПб., 1999.

6. Дети в обычаях и обрядах Зарубежной Европы. В 3-х т. М., 1995.

7. Кон И.С. Ребенок и общество: историко-этнографическая перспектива. М., 1988.

8. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

9. Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве взрослых. СПб., 2000.

10. Тендрякова М.В. Первобытные инициации и современная культура // Советская этнография. 1991. № 6.

11. Тендрякова М.В. Мужские и женские возрастные инициации (Вариант постановки проблемы) // Этнографическое обозрение. 1992. № 4.

12. Эриксон М. Детство и общество. М., 1998.

13. Этнография детства. Традиционные формы воспитания детей и подростков у народов Восточной и Юго-Восточной Азии. М., 1983.

14. Этнография детства. Традиционные формы воспитания детей и подростков у народов Передней и Южной Азии. М., 1988.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.