WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 85 |

Валерий Брюсов ЖЕНЩИНЕ Ты – женщина, ты – книга между книг, Ты – свернутый, запечатленный свиток, В его строках и дум, и слов избыток, В его листах безумен каждый миг.

Ты – женщина, ты – ведьмовский напиток! Он жжет огнем, едва в уста проник, Но пьющий пламя подавляет крик И славословит бешено средь пыток.

Ты – женщина, и этим ты права, От века убрана короной звездной, Ты – в наших безднах образ божества! Мы для тебя влечем ярем железный, Тебе мы служим, тверди гор дробя, И молимся – от века – на тебя! 11 августа 1899 г.

«Палеолитические венеры» — «хозяйки огня». Самыми древними скульптурными изображениями являются так называемые «палеолитические венеры» — примитивные женские статуэтки из камня, кости и обожженной глины, найденные в археологических слоях верхнего палеолита. Всем им присущи такие черты: увеличенные бедра, живот и груди, отсутствие ступней ног. Черты лица непрорисованы. В скульптурах создавался обобщённый образ женщины-матери, символ плодородия и хранительницы очага.

Большинство женских фигурок обнаружено вблизи очагов палеолитических жилищ. Поэтому эти фигурки склонны интерпретировать как олицетворения очага — изображения «матери огня».

Огненная жертва исторически считалась жертвой жертв, высшей и наиболее эффективной формой жертвоприношения. На возжигаемый огонь переносится функция универсального средства обращения, а обычная жертва выступает как средство получения огня: «На Огонь обменивается все, и Огонь – на все, как на золото — товары и на товары — золото» (Гераклит). Или в другом переводе: «Все вещи суть размен огня, и один огонь меняет все вещи, как товары суть размен золота, и на золото меняются все вещи».

Вечный живой огонь, в мировых пожарах мерами возгорающийся и мерами потухающий является абсолютной ценностью, аналогом которой могут служить только мировые деньги.

Культ огня — один из древнейших культов. Огонь был божеством, охраняющим обилие дома, спокойствие и счастье рода, его исключительной собственностью. У чукчей даже родные братья, жившие долго врозь, теряли право меняться огнем.

Первоначально божество огня и домашнего очага было женским. Затем оно превратилось в божество мужского пола, вслед за которым образовалось целое семейство хранителей огня, среди которых были «мать огня», «отец огня», «дедушка огня», «бабушка огня», «молодая хозяйка огня» и даже «сестры огня».

Первые жертвоприношения, молитвы, очищения, гадания, суды совершались пред очагом. Первыми служителями божества огня были те, которые обращались с очагом, т. е. женщины.

От огня, возжигаемого на очаге, обожание переносилось на очаг и все жилище. Изба – истопка (истба) – происходит от глагола «топить» (из-топить). Название изба первоначально означало только ту теплую часть жилища, в которой был поставлен очаг.

Изба («хоромы») в языческие времена была первым храмом, а очаг — божеством.

Больший или меньший почет к различным частям избы обусловливался большею или меньшею связью с очагом. При закладке избы в переднем углу совершалось жертвоприношение: в нем зарывали голову петуха (красного) или черепки от того горшка, в котором переносились в новый дом горячие уголья с старого очага. Этот угол назывался большим и красным, то есть главным, светлым, и пользовался особенным уважением. Там сажают самых именитых гостей, старших родственников, новобрачных после венчания.

Половые табу. Человеческое общество возникло как сексуальное сообщество, организованное вокруг полового цикла.

Феромоны обеспечивали согласованное развитие сексуального сообщества.

Так, у львиц одного прайда синхронизируется течка, что позволяет снизить конкуренцию между самцами за спаривание.

Соответственно у женщин, живущих тесными сообществами (например, у подруг), так же как у львиц наблюдается тенденция к синхронизации менструального цикла. Женщины, регулярно проводящие много времени в присутствии мужчин, имеют более короткий цикл, по сравнению с женщинами, работающими в женском коллективе.

Одновременность наступления менструаций давала мужчинам возможность всем виесте отправляться на охоту, не опасаясь, что в их отсутствие какрй-нибудь чужак посягнеет на их жен. В результате коллектив мужчин дистанцировался от женско-детской подгруппы. Запреты на общение полов получили название половых табу.

С развитием охоты для первобытных мужчин обычными стали длительные охотничьи экспедиции. Мясо приносили на стоянку, где оставалась женско-детская группа. В состав охотничьей партии женщины, как правило, не включались из-за ряда психофизиологических особенностей, а также во избежание конфликтов между самцами.

Необходимость устранения конфликтов в период подготовки к охоте привела к тому, что мужская охотничья партия начала обособляться от стада еще до выхода в экспедицию и на все более продолжительный срок. Мужчинам запрещалось прикасаться к женщинам, смотреть на них, разговаривать с ними, есть пищу, ими приготовленную, находиться с ними под одной крышей. Эти запреты получили название охотничьих половых табу.

Воздержание от половых отношений рассматривалось как необходимое условие успешной охоты. Поэтому если во время охоты на кита происходил несчастный случай, то гаданием определяли виновного и стого его наказывали. Воздержание от половых отношений требовалось также от лиц, которые ухаживали за больными и ранеными В своей совокупности половые табу включают: а) представления о нечистоте женщины и ограничения на ее поведение; б) обычаи разобщения полов в быту, вплоть до регламентации одежды; в) обычаи избегания во взаимных отношениях между разнополыми родственниками и свойственниками; г) стыдливость и застенчивость; д) запрет на половые отношения между различными категориями лиц; е) ритуальное целомудрие, доходящее до кастрации и самокастрации.

В свободный от половых отношений период напряженной хозяйственной деятельности первобытное стадо состояло из двух обособленных групп – мужской и женско-детской. Жизнь общины стала состоять из чередования периодов действия половых табу и промискуитетных праздников. Аномные периоды, временно отменявшие половые табу, становились оргиастическими праздниками с бурным, неограниченным общение полов.

РЕГУЛЫ В языке названия месячных представлены следущими группами: 1. Лексемы, обозначающие предметы женской одежды, и их производные, что определяется традиционным восприятием одежды как символического двойника человека, ср. рус. рубаха, рубашечно, платным мается, укр.-полес. сорочка напала, сорочане лихо. 2. Лексемы со значением «мытье», «мыться», «стирать» и соотносится с обычаями омовения, мытья и стирки белья по окончании регул, ср. рус. моется, отмылась, укр. мытва. 3. Лексемы, указывающие на периодичность регул и их связь с лунными фазами, ср. др.-рус. месячина, месячная нечистота. 4. Термины со значениями «порядок», «срок», «время», «период времени», «обычай», типа рус. время, носить времянное, макед. изгубила време. Этих термины используются и для обозначения периода расцвета, брака и деторождения, ср. з.-бел.-полес. вашла ў годы (о девушке, у которой появились регулы), з гадоў выходылась ўже (о старухе). 5. Названия ассоциируемые с красным цветом, красотой и цветением, ср. рус. цвет, укр. кветки на рубашке, серб. месечни цвет, жена ве прецветала, рус. и укр. краски начали ходить. 6. Эвфемистические термины типа рус. эти дела, така стала, серб. оно, болг. такива.

При появление первых регул часто девушку слегка били по лицу и мазали щеки месячной кровью, чтобы она была румяной и красивой, чтобы ее любили парни. В Орловской губ. при первых месячных в гости к девушке собирались все женщины села, пировали и, расстелив на полу рубашку девушки, плясали на ней. Во Владимирской губ. девушки играли в «молодые»: из старших девушек выбирали для нее «жениха» и оставляли их на ночь вдвоем «молодиться». Там же при появлении регул подруги выносили девушку в снег, обливали ее рубаху водой и даже поджигали ее. В Сербии в первый большой праздник после наступления у девушки месячных.

она приходила к месту общего сбора в сопровождении матери, одетая уже как взрослая девушка, в свое первое шелковое платье, которое с этого момента родители шили ей ежегодно до самой свадьбы. После наступления месячных девушка начинала пользоваться белилами и румянами, в ее костюме появлялись нижняя юбка, понева, полотенца и фартуки, девичьи украшения, лента в косе, а у русских — красные вставки на рубахе.

В Сербии первые месячные тщательно скрывались девушкой от посторонних, поскольку посредством месячной крови на нее могли навести порчу или наслать любовную тоску. У русских о первых регулах девушка предпочитала никому не говорить, иначе бы месячные случились у нее в первый день свадьбы. Когда девочка замечала регулы в первый раз, чтобы месячные длились три дня: в Сербии она должна была выбежать на улицу и трижды посмотреть на свою запачканную рубашку и на солнце; в Болгарии девушку заставляли трижды обойти вокруг стульчика, затем смазать его ножки месячной кровью и трижды перепрыгнуть через него; во Владимирской губ. мать девушки стирала ее рубаху, после чего этой водой окатывала два-три бревна, чтобы девушка в дальнейшем носила платное не более трех дней; в Польше такую воду выливали в то место, где сходятся три забора, чтобы месячные «разошлись» на три части.

Во время месячных женщине запрещалось:

1. Посещать церковь, ходить на кладбище и показываться перед иконами (или мыть их), пить святую воду, принимать святое причастие, получать благословение, печь просфоры, целовать крест или священные книги, заправлять масло в лампаду, сидеть под иконами в красном углу, ходить на Крещение к Иордани, посещать кладбище на Радуницу и т. п. Нарушение этих запретов каралось значительным числом земных поклонов и длительным постом. В народе считалось, что у нарушившей названные установления женщины вырастет борода, будут трудные роды.

2. Посещать роженицу, быть крестной матерью, готовить для этих женских праздников обрядовые хлебы и другие блюда и т.

п., иначе ребенок страдал бы от экзем и других кожных болезней или вообще вырос неполноценным. Под порог дома подкладывали железные предметы, чтобы «нечистые» женщины, перешагнув через них, лишались своей вредоносности, а также вывешивали у входа в дом кусок красной ткани, чтобы урочливые взгляды нечистых женщин прежде останавливались на ярком пятне, а не на ребенке.

3. Быть дружкой на свадьбе, посещать посиделки (чтобы не «заразить» регулами других их участниц); общаться с пастухом из-за опасения навредить скоту; купаться в бане или в реке вместе с другими женщинами; стоять с кем-либо на одной половице и даже сидеть на одной лавке.

4. Сеять и пахать (или даже просто готовить еду для участников этих работ), сажать, полоть и собирать овощи, виноград, плоды с деревьев, сидеть на мешках с зерном, а нарушение запретов грозило гибелью урожая от полевых вредителей и непогоды; а также переступать через домашних животных, приближаться к пасеке, а также иметь какое-либо отношение к выращиванию, замешиванию или выпечке хлеба. Строго возбранялось приближаться к охотничьему и рыболовному инвентарю, чтобы не «испортить» его. «Нечистой» женщине нельзя было квасить капусту и солить огурцы и сало: они вышли бы мягкими.

5. Стирать чужую одежду (человек, ее надевший, заболеет), сновать и ткать (одежда и полотно будут непрочными), изготавливать глиняные формы для выпечки хлеба (они будут биться, в них не станет удаваться хлеб), собирать или полоть лен, набирать воду в источнике, переступать через детей и домашних животных, ездить верхом, белить хату, приближаться к строящемуся дому и т. п.

Кровь от месячных, как и после дефлорации и родов, а также женское белье тщательно скрывались от посторонних глаз, иначе это могло бы повредить женщине (месячные станут нерегулярными, длительными и болезненными, или, напротив, их могут «украсть»), а также потому, что эту кровь могли использовать для порчи. Воду, в которой стирали белье со следами «нечистых» месячных очищений, подливали в сад или в корм скоту, наводя таким образом порчу на хозяйство врага или соседа. Кровь по капле добавляли в питье и пищу, которыми привораживали мужчин. Категорически запрещались половые сношения и венчание во время месячных поскольку они могли привести к тому, что родившийся ребенок станет вампиром, волколаком, ведьмой, а сам брак будет недолговечным.

У сербов воду после стирки белья от первых регул выливали под плодовое дерево, чтобы девушка была плодовита. Для обильного цветения культурных растений их поливали водой, в которой мылась женщина после месячных». На Житомирщине посевы льна и капусты обмахивали рубахой со следами месячных, чтобы на посевы не нападали гусеницы. В Сербии рекруту, отправляющемуся на войну, зашивали в одежду кусочек окровавленной женской рубахи, чтобы помочь ему избежать пули.

С помощью рубахи, которую женщина носила во время месячных, или воды, в которой ее стирали, избегали беременности:

лили эту воду в печь, тем самым символически запекая плод; закапывали в землю воду из-под мытья и рубаху со следами месячной крови; добавляли ее в корм собаке или свинье (то же делали, чтобы избавиться от слишком обильных месячных). В Сербии женщина, желавшая надолго избавиться от регул, весной, в период цветения роз мылась по окончании месячных и выливала эту воду под цветущий куст в надежде, что в следующий раз она будет иметь месячные («свой цвет») только тогда, когда розы вновь зацветут. При отсутствии регул женщины прибегали к «обмену» с цветущим растением. В Сербии женщина выливала воду после омовения под цветущую красную розу и говорила: «Ружо, румена, даjти мени твоjе црвенило, ево ти моjе белило!» Для избавления от продолжительных регул на Полтавщине женщина шла к реке прямо в грязной рубахе и, набрав воду мужской ложкой, дважды выливала ее в реку со словами: «О це чуже и це чуже», а третий раз лила ее себе в подол и говорила: «О це мое» С окончательным прекращением месячных женщина, которая «теряла свой цвет», «переставала цвести», «выходила из годов», — приобретала новый статус и могла стать, например, повитухой.

Источник: Агапкина Т.А. Месячные // Славянские древности. Этнолингвистический словарь. — М., 1994. — Т. 3.

Оргиастические праздники Аномные периоды, временно отменявшие половые табу, становились оргиастическими праздниками с бурным, неограниченным общение полов.

В Меланезии торжества по случаю путешествий, рыбной ловли или сбора урожая проводятся при полной луне1. Основными сторонами-участниками начинающихся игр, становящихся, как правило, прелюдией к половым отношениям, являются мужская и женская группы. К играющим на центральной площади деревни детям присоединяются юноши и девушки, затем молодежь постарше и взрослые. Старые люди остаются зрителями.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.