WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 85 |

1. Афанасьева Т.М., Симченко Ю.Б. О брачных системах автохтонных народов Северной Азии // Советская этнография. — 1981. — № 4.

2. Басаева К.Д. Семья и брак у бурят (вторая половина XIX – начало ХХ века). Новосибирск, 1980.

3. Бурыкин А.А. Некоторые проблемы социокультурного развития малочисленных народов Севера РФ в свете гендерного подхода // Расы и народы.– М., 2002. – Вып. 28.

4. Гончарова Г.С. Типы семей в некоторых регионах Сибири в современных условиях // Этносоциальные процессы в Сибири. — Новосибирск, 2004. — Вып. 6.

5. Попов Б.Н. Семейная культура народов Северо-Востока России: традиции и инновации. Новосибирск, 1993.

6. Семейная обрядность народов Сибири. М., 1980.

7. Соколова З.П. Социальная организация хантов и манси в XVIII – XIX вв. Проблемы фратрии и рода. М., 1983.

8. Файнберг Л.А. Общественный строй эскимосов и алеутов: от материнского рода к соседской общине. М., 1964.

9. Штернберг Л.Я. Семья и род у народов Северо-Восточной Азии. Л., 1933.

§ 2. Семейная культура Китая Кто не слушается старших, умирает молодым.

Зачем старость тому, кто ее не уважает (Китайская мудрость) Каждый четвертый на Земле – китаец. Следовательно, китайская система воспроизводства населения – самая удачная, и к ней следует внимательно присмотреться.

Пять конфуцианских «постоянств». Конфуцианство отличается ярко выраженной семейственностью Согласно представлениям конфуцианства все люди (т. е. китайцы) происходят от одного предка и находятся в родственных отношениях друг с другом. Семья – это государство в миниатюре, а государство – это расширенная (большая) семья.

Конфуций установил незыблемые принципы “пяти отношений” – между правителем и подданными, отцом и сыновьями, мужем и женой, старшими и младшими братьями, между друзьями. Согласно этим принципам, “отец должен относиться к сыновьям доброжелательно, а сыновья к отцу – с сыновней почтительностью; старший брат должен относиться к младшему с добротой, а младший брат к старшему – с уважением, муж должен относиться к жене справедливо, а жена к мужу – услужливо, правитель должен относиться к подданным – благожелательно, а подданные к правителю – с верностью”.

Семейные узы являются постоянными, и поэтому каждый человек на протяжении всей своей жизни должен быть лояльным по отношению к семье. К однофамильцам, соседям, землякам, соученикам также относятся как к членам своей семьи.

Интересы семьи превосходили интересы индивида, который рассматривался сквозь призму вечных — от далеких предков к отдаленным потомкам — интересов семьи. Все недоразумения и конфликты между членами семьи разрешались в рамках субординации: главенство одного означало повиновение и подчинение другого. Единство семьи достигалось не путем компромиссов — равных жертв или уступок со стороны всех ее членов, а только путьем односторонней жертвы младших. Поэтому в интересах семьи малолетних детей активно продавали и покупали: мальчиков — главным образом для усыновления, девочек — для перепродажи в публичные дома.

Подросшего сына женили, дочь выдавали замуж по выбору и решению родителей. Любовь могла прийти после брака, могла и не приходить вовсе (мужчины из состоятельных семей могли компенсировать ее отсутствие выбором себе наложницы по вкусу – этому жена не имела права препятствовать). Но это никогда не мешало выполнению супругами своего долга — рождения детей, прежде всего, сыновей, призванных продолжить род, упрочить семью в веках. Кто не имел сына — считался бездетным, даже если он имел 10 дочерей. Отсюда — устойчивая тенденция к росту семьи.

Государство — семья семей, объединяющая всех китайцев в единую родовую общность. Но кровные семейные узы считаются важнее, чем более опосредованные связи, в т. ч. обязательства перед императором. Долг перед собственным отцом важнее, чем долг перед полицией. В одном предании говорится о правителе, который хвастался Конфуцию состоянием добродетели в его стране. Он сказал, что если отец украдет, сын донесет на него властям. На это Конфуций ответил, что в его стране добродетель гораздо выше, поскольку сын не посмеет и помыслить о таком поступке.

В Китае индивид не имеет безусловного авторитета, дающего ему право бунтовать против семьи. В христианстве высший источник истины и права — Бог. Его Слово — закон, и главнее всех остальных обязательств. Вспомним, как Бог потребовал от Авраама принести в жертву своего сына. Именно Бог позволяет личности на Западе пренебрегать всеми формами общественного долга, начиная с семьи и заканчивая государством.

Члены семьи в Китае работают прежде всего для пользы семьи, затем – для пользы родственников, и уже затем для общества в целом. В деловых отношениях преданность семье, роду и своей провинции часто перевешивает принадлежность к китайской нации.

Приоритет семейных ценностей, подчинение собственных интересов обязанностям перед семьей, готовность отдать за нее жизнь – все это приводило к появлению двойных стандартов поведения – одного по отношению к родственникам, другого – по отношению ко всем другим людям.

Поэтому при прочных внутрисемейных связях в традиционном китайском обществе связи между людьми, не находящимися друг с другом в родственных отношениях, относительно слабы. В китайском обществе наблюдается относительно высокая степень недоверия между людьми, которые не являются родственниками.

Семейно-клановая организация. Культом предков и сыновней почтительности конфуцианство стимулировало расцвет семьи, стремление близких родственников к совместному проживанию. В результате большие семьи, включавшие в себя несколько жен и наложниц главы семьи, немалое число женатых сыновей, множество внуков и иных родственников и домочадцев, стали весьма распространены. Такие семьи обычно делились лишь после смерти отца, а то и обоих родителей. Старший сын занимал место главы семьи и получал большую долю наследства, в т. ч. дом с храмом предков. Остальная часть общего имущества делилась поровну между сыновьями. Все новые семьи, основанные младшими братьями (а каждый из них становился главой своего культа предков, бокового по отношению к главному), в течение длительного времени продолжали находиться в зависимости от старшего брата — главы основной линии культа, общего для всего клана. Возникал мощный разветвленный клан сородичей, крепко державшихся друг за друга и населявших порой целую деревню, особенно на юге страны, где кланы бывали наиболее сильны.

Наиболее разветвленными и многочисленными были кланы на юге Китая, где они насчитывали по несколько тысяч человек, проживавших в десятках и сотнях деревень. Клану принадлежали земли, храмы предков, клановые школы, общие кассы. Кланы имели писаные генеалогии, уставы, суды. Клановым хозяйством ведали управляющие, которые избирались поочередно на срок от одного до двух лет.

За десятилетия одни семьи становились беднее и приходили в упадок, другие, напротив, могли разбогатеть. Их дом становился центром клана, и к ним начинали тяготеть обедневшие сородичи. За мелкие подачки бедные родственники помогали своему разбогатевшему сородичу, а богатый хозяин клана использовал семейно-клановые традиции для эксплуатации их труда. Возникала семейно-клановая корпорация, крепко спаянная родством и традициями.

Сила и авторитет этих корпораций признавались властями, охотно предоставлявшими им право решения различных мелких тяжб и внутренних деревенских дел. Кланы ревниво следили за сохранением за ними этих прав. Символом кланового единства был родовой храм предков с могильными и храмовыми землями, не подлежащими отчуждению. В храме по торжественным праздникам собирались все члены клана, подчас сотни сородичей. После ритуальной части на собраниях решались деловые вопросы. На суд родственников было принято выносить все споры и заботы, как гражданские и имущественные, так и интимные.

Клановый капитализм. В деловых кругах Тайваня значительная часть дел по-прежнему ведется через guanxi (сеть личных отношений и связей) и xinyong (личное доверие, надежность).

Постоянной организационной формой тайваньских предприятий является семейный бизнес. В этих компаниях царит строго патерналистская организация. Семейная гармония, единство, лояльностьь и душевная преданностьт рассматриваются как методы, необходимые для формирорвания привязанности работающих к своему предприятию. Эта персонификация распространяется и на отношения между предприятиями.

Поскольку доверие — основа деятельности тайваньского семейного предприятия, оно и остается главным образом в кругу семьи. Руководство предприятием чаще передается сыновьям, и лишь в особых случаях ключевые позиции отдаются зятьям или дочерям. После передачи наследства от одного поколения к другому определенные изменения в стратегиях развития компании происходят, но они обычно проводятся осторожно, чтобы сохранить традиции семейного бизнеса.

По мнению специалистов, такой подход ограничивает возможности накопления капитала и людских ресурсов рамками семьи и одновременно затрудняет расширение размеров предприятий и компаний в условиях конкурентной экономики. Использование людей происходит в зависимости от степени родства, без учета их профессиональных данных, то поэтому зачастую семейные средства и средства предприятия не различаются, смешиваются воедино, счета компаний содержатся в беспорядке, отсутствуют рациональные методы управления и калькуляции доходов и расходов.

Первоначальный капитал многих компаний во время их создания в основном или даже целиком принадлежал членам одной семьи. Семейно-клановая организация помогала собрать первоначальный, пережить спады рыночной конъюнктуры. Отсутствие формально регламентированных рациональных организационных форм компенисируется более высоким уровнем жизнестойкости и надежности, ответственностю и умением преодолевать трудности, эффективностью в мобилизации персонала, гибкостью и эластичностью.

В настоящее время на семейных предприятиях стали обращать особое внимание на профессиональные качества членов семьи, а также на систему организации. Функцию руководителя, замещающего главу семьи, сейчас обычно выполняет тот член семьи, кто наиболее профессионально подготовлен к этому.

Таким способом происходит соединение традиционного и современного. Бизнес и деятельность кампаний рассматриваются не ккак самоцель, которой должна быть посвящена вся жизнь семьи. Наоборот, бизнес рассматривается лишь как относительно эффективная форма, подчиненная обеспечению процветания семейного клана.

Институт тени. Целью жизни средневекового китайца была служба и пользование ее благами. Один из героев танских новелл говорит: «Полный сил, я занимаюсь земледелием – разве это не несчастье.. Мужчина родится, чтобы совершать подвиги и прославлять свое имя... быть полководцем или министром, задавать пиры, слушать любимую музыку, вести свой род к процветанию, а семью к богатству!».

Дать «тень» – это возможность в соответствии со значимостью ранга оказывать протекцию и защиту своим сыновьям, а также внукам и правнукам. Сфера действия «тени» определялась величиной ранга и должности тенедателя. Право «тени» гарантировало преемственность функционирования членов данной семьи в сфере бюрократии и обеспечивало наиболее благоприятные условия начала служебной карьеры для младших родственников тенедателя. Право «тени» было прямым продолжением института «жэньцзы», в соответствии с которым дети и младшие родственники чиновников автоматически зачислялись на службу еще во времена Хань. Право «тени» не обеспечивало прямого наследования должности отца или старшего родственника, оно определяло лишь линию старта в карьере чиновника: чем мощнее была «тень» тенедателя, тем больших вершин власти мог достичь тенеполучатель. Право «тени» давало защиту от получения в полном объеме наказания совершившему преступление родственнику чиновника, а то и вообще избавляло его от наказания. Самой мощной была «тень» императора, она покрывала его родственников до 6-й степени траура «таньвэнь». Но даже чиновник самого низкого ранга имел право прикрыть своей «тенью» деда, бабку, отца, мать, жену, сыновей и внуков. Чиновник более высокого ранга – братьев и сестер. Еще более высокого – дядей по отцу и по матери, теток и племянников.

Правом «тени» пользовались родственники тенедателя, сам он «тенью» своих ранга и чина не пользовался.

Чиновник, даже ушедший в отставку, пользовался защитой своего ранга и оставленной должности и правами, которые они ему давали, но не их «тенью». Женщины, имевшие титулы и ранги, пользовались всеми привилегиями, которые те давали, наравне с мужчинами. Но их титулы и ранги не давали «тени» потому, что сами являлись «тенью». «Тень» не могла давать «тени». Правда, было исключение: августейшие дамы все же давали «тень» своим родственникам (императрицы и жена наследника престола).

Так, при династии Сун около 25 тыс. штатных гражданских и военных чиновников приходилось на 60 млн. населения Китая.

Близкое к этому соотношение численности штатных чиновников и населения страны было и при династии Тан. Однако их привилегии не были только их личными привилегиями или даже привилегиями узкого круга их семьи. Благодаря механизму «тени» они распространялись на значительный круг их родственников, что в итоге приводило к совершенно феноменальным результатам. По подсчетам Д. Твитчета, при династии Тан лишь 17% общего числа населения Китая в полной мере платили поземельный налог и работали по трудовой повинности. С 780 г. после отмены надельной системы и введения новой практики обложения («два налога в год» – «лян шуй фа») правительство не раз пыталось обложить налогом чиновников. И при династии Сун в 962 г. правительство делало такие же попытки. В 1022 г. была введена квота на обложение части земли чиновников в зависимости от величины их ранга, но очень скоро этот закон перестал выполняться. Боле того, были освобождены от уплаты налогов и исполнения трудовой повинности семьи студентов высших учебных заведений столицы – Гоцзыцзянь и Тайсюе, а также все лица, получившие степень «цзиньши». По данным Ha 1111 – 1118 гг., чиновник ранга первого разряда (самого высокого) не платил налогов со 100 цин (600 га) земли, а чиновник низшего, девятого разряда рангов – с 10 цин (60 га) земли.

Асексуальность китайской семьи. Все взаимоотношения в китайском обществе рассматривались как продолжение отношений «отец – сын». Отношения мужа и жены репродуцировали эту связь, и жена становилась не столько спутницей мужа, сколько членом большой семьи. Свадьба ритуально оформляла то, что родители брали себе приемную дочь, а не то, что сын брал себе жену.

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.