WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 85 |

Калым. В обществах с сильной патриархальной традицией и дефицитом невест на брачном рынке брак первоначально осуществлялся в форме похищения (или увода). По традиции жених-похититель примирялся с родом невесты, выплачивая калым или отрабатывая за невесту. С тех пор брачный выкуп за невесту практикуется в тех обществах, где численность женщин ниже, чем мужчин. Так, в Западной Словакии женщины пели: “Кто хочет иметь молодую жену, тот должен за нее заплатить, а у кого денег нет, тот пусть ищет себе старую козу”.

Продажа невесты совершалась главой рода, родителями и другими старшими родственниками. У эвенков семьи, в которых рождались дочери, считалась счастливой и обычно была лучше обеспечена за счет калыма. Когда молодая женщина навещала своего отца, он каждый раз щедро ее одаривал, благодаря за калым. Действовала общая закономерность, которую арабский писатель Казвини в отношении славян сформулировал так: “Тот, у которого родилось две или три дочери, обогащается, тогда как имеющий двух-трех сыновей делается бедняком”.

Первоначально калым обращался в исключительную пользу родителей или родственников невесты, затем он стал делиться между ними и самой невестой и, наконец, поступать в полную собственность последней, обеспечивая её вдовство.

В состав калыма входили скот, деньги, украшения, ткани, хозяйственные и бытовые предметы и др. По экономическому содержанию плата за невесту включала возмещение затрат на ее воспитание, компенсацию упущенной выгоды от использования ее в домашнем хозяйстве, формировала личное имущество ее и ее детей. За счет калыма семья невесты собирала ей приданое (уплата калыма не исключала обязанности передачи с невестой ее приданого) и несла другие свадебные расходы.

Для совершения бракосочетания достаточно было внести определенную часть калыма, оговоренную при сватовстве и необходимую для проведения свадьбы (скот для свадебного угощения, свадебная одежда для невесты, подарки). Далее выкуп выплачивался долями в течении нескольких лет и был залогом хороших отношений между родительскими семьями. До уплаты всей суммы калыма молодая жена могла оставаться в доме отца. Когда под влиянием работорговли в Кении возросла цена невест, то бывало, что взрослый мужчина не мог жениться, так как после смерти отца еще выплачивал калым за свою мать. В случае смерти мужа и вступления женщины во второй брак, новый муж доплачивал старый калым роду жены и выплачивал новый калым роду мужу.

Во многих обществах выплата выкупа создает презумпцию отцовства: муж является отцом всех детей своей жены, даже если они рождены и не от него. При разводе, пока выкуп обратно не возвращен, бывшая жена, даже если она не живет более со своим мужем, не может вновь выйти замуж, а дети, которых она рожает в этот период, считаются детьми ее мужа. В племени нуэров (Судан), неспособная к деторождению женщина могла уплатить брачную компенсацию родителям другой женщины и жениться на ней с тем, чтобы она родила детей от мужчин. Первая в этом случае рассматривалась как мужчина, наследовала скот и получала брачные компенсации в случае замужества девушек ее рода. В племени кукуйю вдова, возраст которой не позволял ей родить ребенка, который бы унаследовал имущество ее покойного мужа, могла купить молодую женщину с тем, чтобы она родила такого наследника. В этом случае молодая женщина рассматривалась как вторая жена покойного, а ее дети были прямыми наследниками умершего, поскольку их мать была куплена за счет имущества умершего.

Ярмарки невест. У некоторых народов в самом названии брака кроется значение простой торговой сделки; так, по-аварски бракосочетание называется магари тлэ, что означает «заключение брачного торга». Брачный рынок функционирует как стихийно, так и в организованной форме.

Первые формы организации брачного рынка возникали на основе рынков обычных товаров. Так, в рамках проведения ярмарок• проходили и «ярмарки невест». На ярмарки (и базарах) молодежь знакомилась, а родители пытались как можно больше разузнать о возможном женихе или невесте. В Чехии в начале XIX века встречался обычай ходить за невестой на дороги и базары.

Сюда приходили девицы и вдовы со своими родными. Девушки были с непокрытыми головами, украшенными венками. Мужчина подходил к девушке, которая ему нравилась, и если она выражала согласие, подавала ему руку. Затем он договаривался с её родными о плате, и в заключение следовало свадебное пиршество.

Существовали особые ярмарки, на которые родители специально привозили своих детей, когда наступало время вступать в брак. Напомним известные строки А.С. Пушкина: “Что ж, матушка За чем же стало В Москву, на ярмарку невест! Там, слышно, много праздных мест” («Евгений Онегин». Гл. 7, XXVI). Обычно на первой ярмарке весной (ее называли женской ярмаркой) знакомились, а ко второй устраивали свадьбу.

ГЕРОДОТ О ЯРМАРКЕ НЕВЕСТ В ВАВИЛОНЕ На ярмарках невест практиковались основанные на женской солидарности довольно сложные • Ярмарка – форма кратковременной и периодической реализации товаров на основе осмотра представленных образцов. Для ярмарки характерно установленные сроки и места проведения, единовременное и массовое участи продавцов и покупателей.

формы расчета между покупателями, с одной стороны, и продавцами, с другой. Так, Геродот сообщает о следующем обычае в Вавилоне:

«Раз в году в каждом селении обычно делали так: созывали всех девушек, достигших брачного возраста, и собирали в одном месте. Их обступали толпы юношей, а глашатай заставлял каждую девушку поодиночке вставать, и начиналась продажа невест. Сначала выставляли на продажу самую красивую девушку из всех. Затем, когда ее продавали за большие деньги, глашатай вызывал другую, следующую после нее по красоте (девушки же продавались в замужество). Очень богатые вавилонские женихи наперебой старались набавлять цену и покупали наиболее красивых девушек.

Женихи же из простонародья, которые вовсе не ценили красоту, брали и некрасивых девиц и в придачу деньги. После распродажи самых красивых девушек глашатай велел встать самой безобразной девушке или калеке и предлагал взять ее в жены за наименьшую сумму денег, пока ее кто-нибудь не брал с наименьшим приданым. Деньги же выручались от продажи красивых девушек, и таким образом красавицы выдавали замуж дурнушек и калек. Выдать же замуж свою дочь за кого хочешь не позволялось, а также нельзя было купленную девушку уводить домой без поручителя. И только, если поручитель установит, что купивший девушку действительно желает жить с нею, ее можно было уводить домой. Если же кто не сходился со своей девушкой, то по закону требовалось возвращать деньги. Впрочем, женихам можно было являться и из других селений и покупать себе девушек.

«История» (I 196).

Ярмаркой одного покупателя были смотрины невест для “первого жениха” государства. На смотрины для первой женитьбы Ивана Грозного свезли 1,5 тыс. девушек, для третьей – более 2 тыс. Девушек селили в особом доме со множеством покоев, в каждом из которых стояло 12 кроватей. Выделяли средства для содержания девушек, расходов на докторов и бабок. Каждую девушку царь разглядывал и одаривал расшитым платком. Из 2 тыс. претенденток он сначала выбрал 24, а из них – 12.

Родители невесты щедро одаривались государем. Род невестки выдвигался при дворе и приобретал большое экономическое влияние. Поэтому Отвергнутые девушки становились желанными женами придворных.

В современных условиях функцию ярмарки невест косвенно выполняют конкурсы красоты, кастинги, показы мод.

Брачный бизнес. В настоящее время в экономически развитых государствах до 20% браков заключается через брачные агентства. Эти агентства, как правило, организовывали профессиональные сваты (свахи). В Германии XIX в. брачный посредникпрофессионал назывался brautwerber — «вербовщик невесты». В начале ХХ в. Германия располагала обширной сертью брачных контор: например, только в Штутгарте к началу 1930-х годов было 36 такаких бюро1.

На отечественном рынке брачных агентств среди клиентов в возрастной категории до 25 лет преобладают мужчины. Затем ситуация выравнивается, и после 45 начинают преобладать женщины. Большинство клиентов брачных агентств – благополучные, уверенные в себе люди, которые рассматривают брачного партнера и в качестве потенциального делового партнера.

На внешнем брачном рынке спросом пользуются в основном россиянки. Руку и сердце им предлагают мужчины, которые не пользуются спросом на национальных брачных рынках. Это могут быть не вполне благополучные люди, которых привлекает не только душевность славянской женщины, но и возможность использовать ее в качестве дешевой домоправительницы. Поэтому полнота и точность информации о потенциальном брачном партнере, местном брачном законодательстве и условиях жизни имеет исключительное значение для снижения брачных рисков.

Сватовство и сговор. Сватовство невесты начиналось с высматривания. Предстояло выведать, есть ли шансы у жениха, каков достаток родителей невесты. За помощью обращались к посредникам. Народная пословица гласила: “Выбирай не невесту, а сваху”. Свахи по призванию действовали абсолютно бескорыстно и добросовестно, не щадя сил и времени. Они говорили: «Люди женятся, а у нас глаза светятся».

Профессиональные свахи подыскивали женихов и невест в соответствии с пожеланиями. Свахи знали, за кем какое приданое дается, имели реестр приданого, который в дворянских и богатых купеческих семьях составлялся сразу при рождении дочери, знали каковы внешность и нрав, а также скрытые недостатки женихов и невест. Информация собиралась среди соседей, на базарах и других общественных местах.

Сватовство проводилось торжественно, но незаметно, во избежание огласки при отказе. Наиболее подходящим временем для сватовства считались вечер или ночь. Сваха старалась пройти в дом невесты незаметно, никого не встречать на своем пути и ни с кем не разговаривать. В Грузии бытовала поговорка: “Сто сватают, за одного выходят”. Бывало, что намеревались сватать одну девушку, а засватывали совсем другую, чтобы избежать позора.

В дом невесты направляли родственника или соседа пожилого возраста. Если сведения были благоприятными, к невесте засылали сватов. Чем больше сватов, тем богаче и родовитее жених. Оплачивал сватов всегда дом жениха, если даже нанимал их дом девушки. Оплата возмещала стоимость изношенной ходатаем обуви.

Стандартной формула сватовства был зачин: «У вас товар, у нас купец». У сербов сват начинает свою речь вопросами: не продаётся ли в доме отца невесты поросёнок, бычок, льняное семя, просо и т.п. и потом переходит к девушке.

Как бы ни хотелось девушке выйти замуж, в первый раз свахе (или сватам) полагалось отказать. Если сваха повторно приходила в течение месяца, это означало, что предложение серьезное, но родители невесты все равно отвечали отказом. В третий раз сваха появлялась через две-три недели, и тогда принималось окончательное решение.

При благоприятном ходе событий гостям предлагали раздеться и приглашали в чистую половину дома. Представители жениха не могли притронуться к угощению, пока не получали согласия на брак. Сваты излагали свое предложение и оставляли залог.

Если залог брался, то это значило, что предложение будет обдумано. В ответ девушка дарила чаще всего платок в знак принятия залога.

В течение определенного срока залог можно было вернуть жениху.

При неблагоприятной для женщин конъюнктуре брачного рынка сватала родня невесты. “Предлагали” девушек некрасивых, перестарков, бедных, так как им нелегко было найти себе мужей. Если дочь была единственным ребенком, то ее родственники шли в дом родителей приглянувшегося им парня, выясняли возможности согласия на брак в качестве примака («внутреннего» мужа). Он приходил в семью невесты со своим приданым, считаясь иначе бесправным.

Если жених был из другой деревни, то через 2–3 дня после сватовства родители и родственники невесты по приглашению свата ехали к жениху на «смотрение дворов». Они тщательно осматривали хозяйство семьи жениха, стараясь точно определить ее материальный достаток. Однако это им не всегда удавалось, так как жених и его родители, желая произвести лучшее впечатление, занимали у соседей и знакомых инвентарь, скот, засыпали чужое зерно в амбары, просили у соседей разрешения выдать их постройки, скирды хлеба, стога сена за свои. Только при положительном впечатлении от хозяйства жениха отец невесты приглашал его с родителями и сватом на смотрины невесты.

Процедура смотрин состояла в выводе невесты гостям. Одетая в самый лучший свой наряд невеста в сопровождении «вывожатой» (подруги или ближайшей родственницы лишь) ненадолго выходила к приехавшим. Взамен кривой, хромой или рябой невесты могли подставить ее красивую сестру или служанку. Поэтому осмотр невесты старались производить тщательно. В Вольфсон С.Я. Семья и брак в их историческом развитии. — М., 1937. — С. 116.

Вологодской губернии жених и его родственники осматривали невесту как товар: со свечой в руках рассматривают шею, руки, уши, предлагают пройтись по комнате, чтобы узнать её походку и т.д.

Смотрины заканчивались раздельным совещанием сторон, где в случае сомнений родители жениха пытались переубедить сына, а невесты и ее родственники, присмотревшись к гостям, принимали окончательное решение о целесообразности бракосочетания.

При обоюдном согласии сторон назначали время сговора и начинался пир.

Сговор – договор между сторонами о будущем совершении брака1. Колыбельный сговор заключался еще в младенческом возрасте или даже еще до рождения детей. Сговор обычно проводился в доме невесты. Как правило, без участия молодых, на нем обсуждались конкретные условия брачной сделки. Согласовывались размер и состав приданого (или калыма), других свадебных платежей. Отдельно обсуждались вопросы организации свадьбы.

Заключение договора завершалось «рукобитьем» отца жениха и отца невесты. После рукобитья невесте оставлялся брачный залог (деньги или ценная вещь).

После рукобития проводилось домашнее обручение — обмен кольцами. С этого момента молодые люди официально становились женихом и невестой. Обручение было форма признания допустимости брака родными и односельчанами. Получение благословения семьи и родни означало, что они берут на себя заботы и расходы по организации сватовства и свадьбы.

Согласие сторон на вступление в брак закреплял «запой» — совместный пир роднящихся семейных коллективов. Отказ от вступления в брак после «запоя» допускался при особых обстоятельствах, но в этом случае нарушившаяся сговор сторона возмещала издержки сватовства и выплачивала на нанесенное бесчестье.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.