WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 85 |

Обряд соумирания. Состарившись, супружеские пары, чтобы не обременять семью, с общего согласия уходили на «тот свет». Одновременная совместная смерть была залогом совместного пути на «тот свет» и вечного соединения. Пережитки этого явления проявлялись в старообрядческих самосожжениях до XIX в.

Более позднее обрядовое соумирание жены с мужем понималось язычеством как вторичное вступление в брак через смерть.

У древних славян вступление девушки в брак означало для нее и обязанность умереть вместе с мужем, даже в случае его ранней смерти.

Когда умирал знатный мужчина, вдовый или не успевший жениться, с ним в могилу нередко шла девушка – посмертная жена. Девушки зачастую шла на смерть добровольно, вызывая зависть подруг и предвкушая будущее блаженство на седьмом небе со знатным супругом.

Со временем буквальное исполнение обряда было заменено имитативными формами соумирания. У южных славян, армян, осетин, если жена выражала желание следовать в могилу за покойником, она отрезала и клала в гроб свои волосы. У коми, когда умирал старик, то рядом с ним в гроб родственники клали длинную нитку в человеческий рост и при этом говорили: “Вот тебе подруженька, не дожидайся своей старухи”.

Первоначально реальное совместное умирание мужа и жены и означало их «вторичный» брак. Похороны поэтому игрались как свадьба. По обычаям многих народов покойника хоронили в венчальном платье: «В чем венчали — в том и хоронили». Вдова в подвенечном платье сопровождала умершего до могилы, где исполняла «танец смерти», или «танец невесты»1.

В Китае считалось, что если мужчина умрет холостым, то его дух не найдет упокоения. Поэтому покойного женили на мертвой невесте. Тело умершей (желательно недавно) незамужней женщины, если она при жизни вела благопристойный образ жизни, была дочерью уважаемых родителей и была девственницей стоит около трех с половиной тысяч долларов. Девушку, если она не была замужем, выдавали замуж после ее смерти. При погребении ее рассматривали как невесту и наряжали как под венец. Немцы Алтая девушку хоронят в свадебном венке из восковых цветов, волосы заплетают в две косы. Считается, что девушка становится божьей невестой2. В мордовских селах после похорон имитировалась посмертная свадьба между заместительницей умершей девушки и заместителем ее жениха. У марийцев подобная инсценировка выглядела так. Парень (заместитель) умершего сидит за столом вместе с девушкой и гостями, беседует с девушкой как невестой: “Я уезжаю далеко, потому разрешаю тебе выйти за другого”. И она в ответ говорит: “Я тоже разрешаю жениться на другой на том свете, потому что я не смогу поехать с тобой туда”.

Ритуал проводов на «тот свет». Уход в «иной мир» активно использовался для общения с предками. Вот что писал Геродот о «послах смерти» у гетов: «Каждые пять лет геты посылают к Салмоксису вестника, выбранного по жребию, с поручением передать богу все, в чем они нуждаются в данное время. Посылают же вестника они так. Выстроившись в ряд, они держат наготове три метательных копья, другие же хватают вестника к Салмоксису за руки и за ноги и затем подбрасывают в воздух, так что он падает на копья. Если он умирает, пронзенный копьями, то это считается знаком божьей милости, если же нет, то обвиняют самого вестника. Его объявляют злодеем, а к богу отправляют затем другого человека. Тем не менее поручения ему дают еще при жизни» (История IV 94).

Геты верили, что «посланники» не умирают, а отходят к обожествленному предку — Салмоксису.

В последний путь послами к предкам обычно отправляли наиболее уважаемых членов общины, еще сильных телом и духом людей, способных вынести трудности далекой переправы через леса, водоемы, горы, облака. Посланники рассматривались также как будущие предки-покровители, от которых зависело благополучие общества. Одряхлевшие и ослабленные люди казались недостаточно могущественными в качестве потусторонних покровителей общины и семьи. Поэтому послов отправляли еще находящимися в расцвете сил, при первых признаках наступающей старости.

«ПРЕДЕЛ ЖИЗНИ» Это обычай убивать стариков, достигших определенного возраста.

Массагеты (Средний Восток): «Никакого предела для жизни человека они не устанавливают. Но если кто у них доживает до глубокой старости, то все родственники собираются и закалывают старика в жертву, а мясо варят вместе с мясом других жертвенных животных и поедают. Так умереть — для них величайшее блаженство. Скончавшегося же от какого-нибудь недуга они не поедают, но предают земле. При этом считается несчастьем, что покойника по его возрасту нельзя принести в жертву».

Исседоны: «Когда умирает чей-нибудь отец, все родственники пригоняют скот, закалывают его и мясо разрубают на куски. Затем разрезают на части также и тело покойного отца того, к кому пришли. Потом См., например: Фелфелди Л. Венгерские похоронные танцы // Studia Hungarica. — Syktyvkar, 1985.

См. также: Кагаров Е.Г. Венчание покойников у немцев Поволжья // Советская этнография. — 1936 — № 1.

все мясо смешивают и устраивают пиршество. С черепа покойного снимают кожу, вычищают его изнутри, затем покрывают позолотой и хранят как священный кумир. Этому кумиру ежегодно приносят обильные жертвы. Жертвоприношения совершает сын в честь отца, подобно тому, как это происходит на поминальном празднике у эллинов».

Падеи (Индия): «Когда кто-нибудь занедужит, то, если это мужчина, его убивают ближайшие друзья — мужчины же. Ведь, по их словам, недуг, снедающий больного, загубит для них его мясо. А тот уверяет, что вовсе не страдает от недуга. Они же, не внимая его словам, умерщвляют его и затем поедают труп. Если же недуг поражает женщину, то ближайшие родственницы больной поступают с ней так же, как мужчины. Что же касается старцев, то их торжественно закалывают (и приносят) в жертву (божеству) и также съедают. Впрочем, до преклонного возраста доживает у них немного людей, так как всякого убивают уже раньше, если он страдает каким-либо недугом».

Источник: Геродот. «История» (I 216, IV 26, III 99).

Русская пословица говорит: «Не старый умирает, а поспелый». У некоторых народов, например кавказских, признаком наступившей старости считалась седина. У некоторых народов древнего мира (сарды, каспии, греки, римляне) наиболее распространенной гранью жизни и смерти мужчин был возраст 60 лет. Пределом земной жизни женщин у разных народов считалось лет, что выражалось в поговорках, звучащей в русском языке как «сорок лет — бабий век».

В традиционных культурах считалось, что человек, устроивший свой очаг и вырастивший детей, выплатил долг предкам: он продолжил свой род и обеспечил сохранение обычаев. После он начинал собирать смертное приданое, совершал иногда церемонию собственных похорон и поминок и считался мертвым для этого мира1.

Широко был распространен обычай отводить (или относить) «стариков» на вершины гор и оставлять их там (или умерщвлять, сбрасывать). Среди адыгейцев известно название особой горы «Скала стариков», с которой их сбрасывали в горную реку.

Проявления этого обычая заметны в таких русских пословицах, как: «Ты чужой век живешь, пора тебя лобанить»; «Живем не на радость, и пришибить некому» и др.

Рудименты календарного планирования смертности сохранились в отдельных элементах сезонных славянских обрядовых циклов: похоронах Кузьмы и Демьяна, Масленицы, Костромы, Германа, Ярилы, «Ярилиной плеши», «русалки», «кукушки», купальских кострах и пр. В календарных ритуалах человек замещался чучелом или куклой, сжигавшейся, потоплявшейся, разрывавшейся на части.

Когда в Калужской губернии хоронили Масленицу, то из соломы делали большую куклу, надевали на нее рубаху и сарафан, на голову повязывали платок. Женщины, одна из которых изображала попа с кадилом, вели ее под руки по деревне, а затем сажали на носилки и накрывали пеленкой. Пройдя до конца деревни, участники процессии раздевали куклу, разрывали ее на части и разбрасывали солому. “Поп” размахивал кадилом, кричал “Аллилуйя!”, а похоронная процессия пела песни.

В купальских кострах сгорало символическое изображение «посланника», который совершал символический прыжок через пламя. Идентичным кукле-чучелу было срубленное деревце или ветка, вокруг которых происходили ритуальные действа и молодежные игрища. Дальнейшее развитие ритуала выразилось в обычае бросать в костер старые носильные вещи или одежду с больных.

Постепенно проводы на «тот свет» трансформируются в «похороны Смерти», «Moрены». По древним представлениям, смерть, как и все живое, была смертна, а потому ее должно похоронить так же, как мертвого. Смерть хоронят, чтобы ее не было «Вторичные» похороны. Символические похороны животных, предметов, детально воспроизводящие традиционный погребальный обряд, имели охранительный или “отгонный”, реже — продуцирующий характер.

Так, в Полесье во время засухи, чтобы вызвать дождь, ловили и убивали лягушку, обряжали ее в какой-нибудь лоскут, клали в спичечный коробок, голосили по ней, как по покойнику: “Ой, жабка наша померла, ой, ой!”, причем нужно было по-настоящему плакать, лить слезы. С той же целью вызывания дождя на Ровенщине убивали ужа, гадюку или насекомое (медведку) и подвешивали на забор или на ветку, иногда поливали водой.

Символические похороны чаще всего были приурочены к календарным периодам, в которые души умерших навещали своих родственников, а те, в свою очередь стремились своевременно выпроводить в их в страну смерти. «Вторичные» похороны животных или предметов, олицетворявших умерших, возвращали их обратно2.

Символическое замещение умершего во вторичных похоронах позволяло ограничиваться символическими похоронами в тех случаях, когда похоронить самого покойного не удавалось. Так, например, у салымских и юганских хантов, в случае, когда умершего человека хоронят вдали от дома, его родственники совершают на родовом кладбище вторичные похороны символического двойника усопшего — черемуховой ветви, обряженной в одежду, принадлежавшую умершему.

Важной составляющей календарных ритуалов были молодежные игрища, включавшие «похороны» символических предметов (сережек, гребенок, ленточек и прочих атрибутов девичьего костюма)3. Участие в весенне-летней, например, купальской обрядности, ритуально оформляло различные этапы девичьего совершеннолетия и предваряло вступление в брак. Таким образом, смерть служила жизни.

Жизнь служит смерти для того, чтобы смерть, в свою очередь, послужила жизни. Жизнь – за жизнь. Для продолжения чьейто жизни кому-то следует своевременно умирать. И об этом не забывали наши предки.

Обрядовое соумирание и вторичные похороны 19 ноября 1796 г. повелением императора Павла Петровича в Александро-Невском монастыре гроб с останками его отца покойного императора Петра Федоровича был перенесен в новый гроб. По прибытию в Нижнюю Благовещенскую церковь монастыря его величество, ее величество и их высочества гроб был открыт, и к телу покойного государя все изволили прикладываться.

25 ноября было совершено сокоронование праха Петра III и трупа Екатерины II. Церемония была разделена на две части: мужскую и женскую. Утром в Александро-Невском монастыре Павел возложил корону на гроб Петра III. Во втором часу также церемония в присутствии женской части двора была осуществлена в Зимнем дворце той же короной женой Павла Марией Федоровной. Камерюнкер и камердинеры императрицы во время возложения короны «приподнимали тело усопшей» (имитировалось, что Екатерина II жива). Вечером тело усопшей переложили в гроб и поставили его в большую галерею, где был устроен великолепный траурный шатер.

1 декабря, когда герольды объявляли о предстоящем перенесении тела Петра III, Павел торжественно перенес в Александро-Невский монастырь императорские регалии. На следующий день гроб Петра III перевезли в Зимний дворец и установили рядом с гробом Екатерины. Возглавлявший траурный кортеж. герой Чесмы Алексей Орлов нес на бархатной подушке императорскую корону. Позади катафалка в глубоком трауре шествовала августейшая фамилия.

5 декабря оба гроба перевезли в Петропавловский собор. Впереди везли гроб Екатерины II, за ним следовал гроб Петра III. На нем покоилась императорская корона. Хоронили, таким образом, не императрицу Екатерину II, а императора Петра III и его жену Зеленин Д.К. Обычай «добровольной смерти» у примитивных народов // Памяти В.Г. Богораза. — М., Л., 1937.

Похороны священных животных (некоторых предварительно бальзамировали) практиковали в Древнем Египте (Геродот «История» (I 67)).

Гусев В.Е. Вождение «стрелы» («сулы») в Восточном Полесье // Славянский и балканский фольклор. М., 1986.

Екатерину Алексеевну. Две недели оба гроба были выставлены в Петропавловском соборе для поклонения. Затем их предали земле.

Надписи на гробницах гласили: «Самодержавный… государь Петр III, родился в 1728 г. февраля 16 дня, погребен в 1796 г. декабря дня»; «Самодержавная… государыня Екатерина II, родилась в 1729 г. апреля 21 дня, погребена в 1796 г. декабря 18 дня».

Возможно, вырыв из могилы гроб Петра III, убитого в 1762 г. и похороненного в голубом мундире голштинского драгуна в скромном гробике, Павел I стремился не допустить повторения подобных событий в будущем, короновав уже коронованную Екатерину одновременно с неуспевшим короноваться при жизни Петром той же самой короной. Павел как бы заново, посмертно, обвенчал своих родителей и тем самым, свел на нет результаты дворцового переворота 1762 г. Заставив убийц Петра III нести императорские регалии, он выставил этих людей на публичное посмеяние.

Высказывается мнение, что идея вторичных похорон Петра III была подсказана Павлу I масоном С.И. Плещеевым, который этой церемонией хотел отомстить Екатерине II за гонения «вольных каменщиков» в последнее десятилетие ее царствования. Одну из центральных ролей в обряде сокоронования играл Александр Куракин, который был посвящен в высшие степени шведского масонства.

Источник: Сафонов М.М. Вторичные похороны Петра III как масонский ритуал // Фигуры Танатоса. Философский альманах. Пятый специальный выпуск. СПб., 1995.

Цикличность похоронно-поминальной обрядности. По своему экономическому содержанию похоронный обряд есть раздел живых с умершим, отделение мертвого и выделение доли для его жизнеобеспечения в посмертном существовании.

Принадлежавшее покойнику имущество растрачивается разными способами: 1) личные вещи захорониваются или сжигаются; 2) постепенно расходуется на пиры, раздачу пищи и вещей чужим; 3) ценные вещи делились в качестве призов по результатам похоронных состязаний; 4) переходят по наследству. Часть наследства использовалась на организацию похорон и поминок, что и составляло долю покойного.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.