WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Лапин В.В.

Русская армия в Кавказской войне XVIII-XIX вв.

Часть 1 Что называть Кавказской войной В конце XIX столетия известный художник-баталист Франц Рубо получил заказ от военного министерства для тифлисского храма Славы, главного собора Отдельного Кавказского корпуса.

Семнадцать полотен должны были изображать важнейшие с официальной точки зрения события, связанные с присоединением Кавказа к России.

Вступление императора Петра Великого в Торки 13 июня 1722 года.

Вступление русский войск в Тифлис 26 ноября 1799. Штурм Ленкарани генералом Котляревским 31 декабря 1812 года. Сдача крепости Эревани 1 октября 1827 года. Сражение под Елизавет-полем 13 сентября 1826 года. Взятие аула Ахульго 22 августа 1839 года. Штурм аула Гемры 17 октября 1832 года. Штурм крепости Салты 14 сентября 1847 года. Смерть Слепцова 10 декабря 1851 года. Взятие аула Дарго 6 июля 1845 года. Сражение при Кюрюк-дара 24 июля 1854 года.

Переход князя Аргутинского через снежные горы Кавказа. Взятие Гуниба и пленение Шамиля 25 августа 1859 года. Штурм черкесами Михайловского укрепления 22 марта 1840 года. И штурм Карса в ночь на 6 ноября 1877 года.

Таким образом, мы видим, что с официальной точки зрения завоевание Кавказа проходило с 1722 года (первая дата) до окончания Русско-турецкой войны 1877-78 годов.

Процесс вхождения Кавказа в состав Российской империи является одним из наименее изученных исторических феноменов. Советские историки были жестко ограничены идеологическими установками, а зарубежные не могли создать полноценных работ из-за ограничения доступа к источникам. Освобождение российской исторической науки от идеологических и цензурных оков, доступность ранее закрытых архивов создали предпосылки для всестороннего исследования политики России на Кавказе. Однако межнациональные конфликты привели к созданию крайне неблагоприятной атмосферы для взвешенного, академического изучения событий. История Кавказских войн еще не написана.

Война на Кавказе была слишком сложным явлением, чтобы ее можно было отнести к какому-то определенному типу вооруженного конфликта. На Кавказе имела место военная колонизация, прежде всего на Западном Кавказе, но главным двигателем этой колонизации был вовсе не захват плодородных земель, а принуждение местных жителей к покорности. Неоспоримым фактом является и то, что набеговая экономика многих племен Северного Кавказа вступила в непримиримое противоречие с представлениями русских властей об устройстве общества. Очень важной составляющей войны на Кавказе была внутренняя логика конфликта, нарастание враждебности, подобно снежному кому. В регионе шла перманентная междоусобная война, в которую оказалась втянута и Россия.

Во время Кавказской войны русские войска, ведая то или не ведая, оказывались союзниками одной из конфликтующих сторон, причем часто были такие ситуации, при которых защищаемые мирные горцы оказывались жертвой нападения не мирных, не без провокации со своей стороны. Не только правительственные войска использовали местную милицию в своих целях, но и горцы умело втравливали русские войска в свои распри. Сопротивление вольных обществ, военная активность местной элиты и деятельность имама Шамиля в Дагестане – три разные войны. Воинственное противостояние любым попыткам иноземцев покуситься на свободу нельзя уравнять со священной войной против неверных. Другими словами, дать однозначное определение Кавказской войне невозможно, потому что этот исторический феномен лишен внутреннего единства и приобрел современные очертания исключительно благодаря территориальной локализации.

Ограничение Кавказской войны событиями от перенесения кордонной линии с Терека на Сумжу и основания крепости Преградный Стан в 1817 году до прекращения организованного сопротивления на Западном Кавказе в апреле года автоматически затрудняет понимание сути этого явления во всей его сложности. При соблюдении официальных хронологических рамок, как это дано, например, в Большой советской энциклопедии, возникают проблемы с тем, куда отнести бои с горцами в XVIII веке и в первом десятилетии XIX века в Чечне, Северном Дагестане, на Кубани. Мы не видим принципиальных отличий «очередного» восстания горцев в 1820-50 годы от восстания в 1877-78 годах. О масштабах восстания 1877-78 годов красноречиво свидетельствуют потери русских войск. В Дагестане и Терской областях было убито 9 офицеров и солдата, и ранено 34 офицера и 814 солдат. Эти показатели уравнивают подавление восстания с активными боевыми действиями 1832-36 годов, считавшимися весьма жаркими, когда ежегодно армия теряла убитыми около человек и ранеными около 800 человек.

Главной причиной движения России на Кавказ было стратегическое соперничество с Турцией. Характерно, что свои права на Кабарду Петербург объяснял принадлежностью этой земли Крымскому ханству, вошедшему в году в состав России. Эпизодические столкновения с горцами становятся систематическими после перенесения оборонительной линии российской границы из района Царицыно в предгорья Кавказа и ухода калмыков, игравших роль барьера из степей между Волгой и Доном. Победы в Русско-турецких войнах второй половины XVIII столетия, мечты Екатерины II, Павла I и Александра I о радикальных изменениях политической карты Восточного Средиземноморья заострили вопрос о возрождении на Кавказе христианских держав: Грузии и Армении.

В 1801 году Грузия становится частью империи, которая вынуждена теперь обеспечивать надежную связь со своими закавказскими владениями и защищать их от набегов воинственных соседей. Логическим следствием этого стало умиротворение лезгин, осетин и кабардинцев. Ликвидация очага постоянной напряженности на восточной границе Грузии в лице азербайджанских ханств обернулась присоединением этих земель в ходе Русско-турецкой войны 18041813 годов. Обеспечение безопасности западных границ и приобретение портов для снабжения кавказских войск морем привели к присоединению Гурии, Имеретии, Мегрелии и Абхазии. Для установления прочной связи новых владений в Восточном Закавказье правительство решило установить контроль над Дагестаном и Чечней, что никак не соответствовало интересам населения этих территорий. Начинается военное давление на племена Северного Кавказа.

Занимающее прочные позиции в отечественной историографии, выделение Кавказско-горской войны из общего исторического полотна продвижения России в пространстве между Черным и Каспийским морем в значительной мере объясняется тем, что это давало возможность отсечь сравнительно мирное или даже добровольное присоединение многих территорий от кровавого и трудного завоевания Чечни, Северного Дагестана и Адыгеи. Это была одна из составляющих конструкции мирного вхождения народов в состав многонационального государства. Таким образом, выделение Кавказско-горской войны или Кавказской войны, как принято говорить, в период 1817-1864 годов является последствием идеологического давления на историческую науку.

Первые боевые столкновения на Кавказе с участием России произошли в 1586 году. Грузинский и Верийский царь Александр направил в Москву посольство с просьбой принять Грузию в подданство. Было решено послать в Дагестан войско и посадить на престол в шамхальстве Тарковском (территория в северном Дагестане) родственника грузинского монарха. Отряд под командованием воеводы Хворостина, численностью около двух с половиной тысяч человек, без особых усилий разбил войска шамхала Тарковского на реке Койсу и овладел городком Тарки. Грузинское войско с претендентом на престол не явилось, блокированный в Тарках Хворостин стал испытывать трудности в обеспечении гарнизона провиантом. Наконец, видя дальнейшую бесперспективность сидения в крепости, Хворостин стал отступать к Астрахани, потеряв при отступлении три четверти отряда.

В 1604 году уже десятитысячное войско под командованием воевод Бутурлина и Плещеева снова двинулось на Тарки. Снова русские войска легко разбили армию шамхала, легко взяли город и снова оказались в западне. Снова не явилась грузинская рать, отряд Бутурлина вынужден был отступать и, захваченный врасплох, был перебит. Эти события были затем многократно тиражированы в ходе покорения Кавказа. Сравнительно легкое наступление, возникающие проблемы в обеспечении войск провиантом и фуражом, малоэффективные занятия «стратегических» пунктов, ненадежность туземных союзников, нарушения договоренностей со стороны противника, огромные санитарные потери из-за непривычного климата и, наконец, тяжелейшее отступление с висящими на плечах врагами.

Затем почти на столетие, более чем на столетие наступил перерыв.

Русские войска воюют на северном Кавказе, начиная с 1711 года. И вот, начиная с этого времени, мы имеем постоянные боевые столкновения на Кубани, на Тереке, в Чечне, в Дагестане, на Лезгинской линии, то есть на границе между Восточной Грузией и Дагестаном. Кавказско-горская война, как говорили, в основном дореволюционные историки, то есть целенаправленное покорение или, как принято было говорить, умиротворение Чечни, Адыгеи и Дагестана действительно началось в 1817 году устройством крепостей на непосредственно горской территории, то есть основанием крепости Преградный Стан и крепости Грозная. В восточном Дагестане война закончилась в 1859 году, а на Западном Кавказе война закончилась в 1864 году. Но это, что важно отметить, только официальные даты. На самом деле и в Дагестане после 1859 года, и на Западном Кавказе после 1864 года происходило множество столкновений с отдельными небольшими группами партизан. Аналогичная ситуация была и на других территориях.

Официально в состав России Абхазия вошла в 1810 году, но еще в 1840-е годы передвижение по территории Абхазии небольшими группами, не говоря уже о не вооруженных каких-то группах, было чрезвычайно опасно. Практически ежегодно несколько десятков солдат и матросов бесследно пропадали в окрестностях Сухуми.

Что толкало Россию на Кавказ Зачем в течение двух веков, затрачивая громадные силы, Россия двигалась вперед в этом регионе Прежде всего, следует сказать, что Россия не имела колонизационных интересов на Кавказе.

При наличии огромных неосвоенных территорий в Южной Сибири, в Поволжье, в Новороссии захват еще какой-то территории, населенной еще к тому же воинственными племенами, не мог быть оправдан с экономической точки зрения.

Переселенческое движение на Кавказ было исключительно организованным, осуществлялось с видами правительства. При этом едва ли не главной задачей являлось внедрение здесь русского или христианского элемента как будущей опоры власти. Кавказ рассматривался как место ссылки сектантов и разного рода асоциальных элементов: бродяг, отставных и так далее. Это место называли «теплой Сибирью».

Не отличались особой привлекательностью и природные ресурсы этого края. Нефть, главное богатство восточного Кавказа, стала стратегическим сырьем только на рубеже XIX-XX веков и до 1860-х годов фактически не представляла никакой ценности. Правда, в первой четверти XVIII века Кавказ интересовал Россию как путь в Индию, как важнейший пункт на пути восточной торговли, как регион, способный поставлять сырье, многие виды которого отсутствовали в европейской части России: шелк, хлопок, натуральные красители, высококачественная шерсть, древесина ценных пород, мрамор, цветные и драгоценные металлы. Но уже в середине XVIII века правительство поняло, что представление об азиатских богатствах обманчиво, что выгоднее покупать колониальные товары у британских и французских купцов в Петербурге и Одессе, чем организовывать их производство на еще не завоеванной окраине. Даже богатые на Кавказе районы южного Прикаспия не оправдали надежд русского правительства. Все доходы с завоеванных в 1722-23 годах областей не покрывали расходов даже на содержание там войск, ни копейки не компенсировали громадных расходов на персидский поход Петра Великого, на строительство каспийских флотилий.

Не менее удручающим оказалось дело с добычей металлов. Имевшиеся здесь свинцовые и серебряные рудники по объему добываемого металла никак не могли стать оправданием титанических военных усилий. Петр Великий мечтал о перенесении хотя бы части грузопотока Европа-Азия на Каспийско-Волжский путь.

Строительство водных путей, соединявших бассейн Волги с Невой, должно было превратить Балтийские гавани в ворота для товаров, следующих из Северной Европы в Персию и Индию, а доходы от транзитной торговли – озолотить империю, развить коммерцию и промышленность. Однако к началу XIX века эйфория по поводу чудесного экономического снадобья уже улетучилась.

Правительство довольно трезво оценивало перспективы создания трассы БакуПетербург, и прорубание окна в Азию не могло стать лозунгом завоевания Кавказа. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что русский солдат на Кавказе в те времена не сражался за чьи-то экономические интересы, ни частные, ни государственные, и за его спиной не суетилась толпа негоциантов, жаждущих обогащения. Более того, расходы казны в этом регионе за весь имперский период превышали доходы от земель, присоединенных такими усилиями.

Кто же был противником России Как это не покажется на первый взгляд странным, главным противником русской армии на Северном Кавказе и Закавказье была природа этого края. Именно здесь в наибольшей степени проявилась привязанность европейской военной системы к европейскому же климату, рельефу, антропогенным изменениям ландшафта. Неоспоримым доказательством тому является не только соотношение боевых и санитарных потерь: на одного раненого или убитого приходились десятки, а то и сотни умерших от болезней, от непривычного климата; но и то, что многие боевые потери были предопределены крайне неблагоприятной для русских войск обстановкой.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.