WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

В пользу такого выбора свидетельствует многовековой исторический опыт коренных институциональных реформ в различных странах, а в современный период – в странах Третьего мира и бывших социалистических странах. Во всяком случае, никто пока серьезно не поставил под сомнение то заключение, что при всей вариации этих реформ в решающей мере главное направление преобразований социальных систем тех или иных стран определяли изменения институтов собственности и политической власти, а также институтов координации движения экономических и политических ресурсов.

В контексте сказанного, впрочем, нельзя обойти вниманием весьма укоренившееся представление об институте собственности (именно институте!) как единственно основополагающем атрибуте общественного устройства. Но на самом деле, права (пучок прав) собственности предопределяют только потенциальные возможУместно сослаться хотя бы на фундаментальный труд Энтони Гидденса, одного из крупнейших современных обществоведов: Гидденс Э. Устроение общества. Очерк теории структурации. М.:

Академический Проект, 2003.

ности достижения социальными акторами желаемых для них результатов. Не меньшее значение имеют нормы и правила координации социальных взаимодействий, опосредуемых движением конкретных ресурсов.

Главный вопрос - кто реально распоряжается и пользуется собственностью.

Можно привести массу примеров того, как использование частной собственности регламентируется сугубо административными рамками и, наоборот, общественная (государственная) собственность фактически используется в свободном рыночном обмене.

Уместно отметить, что реально собственность при утвердившемся социализме советского образца никогда не была общенародной. Так, в бывшем СССР подавляющая часть национального богатства фактически находилась в личном распоряжении Сталина и его ближайшего окружения. В дальнейшем это неформально признанное право перешло как бы по наследству к так называемой номенклатуре - высокопоставленной партийно-государственной бюрократии.

Несомненно, корневые институциональные новации вызывают импульс к адекватным переменам обычных, формальных и неформальных, регламентаций. Эти изменения могут происходить посредством спонтанных институциональных новаций, являющихся результатом децентрализованных взаимодействий корпоративных и прочих акторов в рамках отдельных сегментов полей социальных действий. Но в большинстве случаев, как показывает конкретный исторический опыт, их дополняют институциональные реформы “сверху”, в том числе связанные с заимствованием институциональных образцов из других макросоциальных систем. В итоге такого действия разнообразных сил, инициированных корневыми институциональными новациями, происходят перемены относительной роли институциональных порядков, прежде всего порядков саморегулирования и общественной регуляции, и в целом институционального устройства данной макросоциальной системы относительно других сходных систем.

Справочно: До настоящего времени наиболее выдающийся вклад в постижение проблемы общественной трансформации внес Карл Поланьи (Поляни) своей работой “Великая трансформация”, опубликованной еще 65 лет назад. Как блестяще показано в “Великой трансформации”, на протяжении длительного изменения рыночных институтов можно выделить две повторяющие противоположные тенденции. С одной стороны, усиление государственного вмешательства в рыночную жизнь и ее целенаправленное преобразование (пример тому деятельность европейских городов - государств в эпоху Возрождения). С другой стороны, либерализация рынков, которую можно рассматривать и как возврат к их исходному, первона чальному состоянию, присущему рыночному обмену в примитивных обществах собирателей и охотников.

Эти две противоборствующие тенденции проявляются и до настоящего времени. При этом одни исторические периоды характеризуются превалированием тенденций либерализации, другие, наоборот, отличаются распространением государственного дирижизма в рыночной сфере и сопряженных с ней областях социальной деятельности. Так, в период 80-х - первой половины 90-х годов прошедшего столетия имела место беспрецедентная волна демократизации при повсеместном распространении либеральных ценностей. В то же время в последний период новейшей истории - на рубеже 20 и 21 веков - наблюдается явный откат волны демократизации и сужение действия либеральных механизмов при кардинальном параллельном расширении разнообразных форм государственного вмешательства во всех сферах жизни современных обществ, особенно на наднациональном уровне.

Непосредственным результатом всей совокупности внутрисистемных институциональных перемен становятся колоссальные ресурсные и организационноповеденческие сдвиги. Крайне важно принимать в расчет обратное воздействие ресурсных и организационно-поведенческих пертурбаций на преобразования институциональной среды, особенно неформальной, в ходе системной трансформации.

Реальные примеры свидетельствуют о значимости процессов такого рода.

Один и очень убедительный из них - резкий ресурсный сдвиг в сторону топливноэнергетических отраслей и одновременно глубокое изменение их организационной структуры в ходе радикальной рыночной реформы в России. Следствием этих перемен стало изменение многих неформальных и, в конечном итоге, формальных регламентаций, коснувшееся практически всех сторон социальной жизни в ресурсодобывающих регионах страны.

Относительно устойчивое соотношение между базовыми порядками далеко не обязательно присуще процессу институциональной внутрисистемной трансформации в рамках определенной страны и в долговременной перспективе. Путь нерадикальных реформ – пример более чем двух столетнего развития США.

Но можно привести и много примеров, когда соотношение между этими порядками существенно изменяется и, соответственно, изменяется сам характер трансформации рассматриваемого типа. Достаточно обратиться к феномену трансформации социальных систем постсоветских стран. В соответствии с первоначальными замыслами неолиберальных реформаторов, радикальные рыночные реформы призваны были автоматически привести к ликвидации последствий экономических дефицитов и установлению эффективного рыночного равновесия. Однако вместо этого произошел беспрецедентный трансформационный спад. В странах СНГ он повлек за собой настоящее обнищание населения, сопоставимое по своей глубине только с периодом второй мировой войны. Кроме того, в странах, наиболее трудно переживших начало радикальных системных изменений, происходила и явная культурная деградация среди самых многочисленных по своему составу слоев общества.

Внесистемная институциональная трансформация.

Иной вид макро трансформации представляет внесистемная или глобализационная институциональная трансформация. Ей сопутствуют трансформационные сдвиги, обусловленные институциональными новациями извне определенной макросоциальной системы.

Рассматриваемый трансформационный процесс отличает становление экономических, политических и других социальных институтов мирового значения. Каждая из разнообразных частных глобализационных трансформаций - торговая, финансовая, миграционная, экологическая и др. - связана с функционированием широкого состава значимых институтов. В их числе стоит выделить правила международной торговли, регламентации движения капитала на международных рынках, институты, регулирующие мировые политический и информационный порядки.

Глобализационным институциональным сдвигам соответствуют столь же масштабные ресурсные сдвиги. Они однозначно выражаются в росте ресурсного потенциала глобальных товарных, прежде всего сырьевых, и финансовых рынков, глобального политического ареала, всемирной масс-медиа. По имеющимся оценкам, 70-80 % международной торговли и мировых финансов находится в “зоне” глобализации.

Но, пожалуй, наиболее зримо процесс глобализационных перемен характеризуют сами его главные действующие лица - транснациональные корпорации (ТНК), мировые финансовые центры, международные экономические и финансовые организации, наднациональные органы регионального и глобального управления. Всех их объединяет ориентация долговременных стратегий поведения на достижение успеха именно в рамках глобализируемых полей социальных действий, экономического, политического и других.

Безусловно, внесистемную институциональную трансформацию не следует рассматривать как исключительно современный феномен. Фактически трансформации этого типа происходили на протяжении всех известных прошедших эпох. Они, как известно, нередко приводили к исчезновению отдельных стран в итоге завоеваний и территориальных разделов. Вместе с тем в большинстве случаев такого рода трансформационные сдвиги носили относительно локальный характер, оставаясь замкнутыми в рамках отдельных территорий. Только спорадически происходили институциональные перемены, которые имели действительно мировую значимость или близкую к ней. В их числе правомерно выделить Крестовые походы, монгольское завоевание Евразии, Великую Французскую революцию и последовавшие за ней Наполеоновские войны.

Новое качество глобализационных трансформационных перемен обнаруживает себя в период новейшей истории (его начало нередко хронологически связывают с распадом бывшей колониальной системы), продолжающийся до сегодняшнего дня. Они постоянно происходят с высокой скоростью и затрагивают весь человеческий социум, а не только его части.

Наряду с общемировым глобальным пространством внесистемная институциональная трансформация затрагивает и региональные пространства (именно поэтому мы используем термин глобализационная, а не глобальная (!) трансформация). Нельзя не признать исключительную значимость феномена региональной интеграции в последний 50-летний период мирового развития. Начало этому процессу было положено созданием в соответствии с Римским договором 1957 г. Общего рынка, первоначально интегрировавшего экономики шести европейских стран. На настоящий момент большинство стран мира объединены в те или иные региональные союзы. При этом наиболее успешные из них – Европейский Союз (ЕС) и организация азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) – играют исключительно важную роль на мировой арене.

Следует отметить, что нередко происходящие региональные трансформационные сдвиги идут в разрез с общемировыми глобальными сдвигами. Тем не менее, по общепризнанному мнению, в конечном счете, они взаимно усиливают друг друга.

Бесспорно, глобализационные сдвиги приводят к существенному изменению состояния социальной системы каждой современной страны. Но при этом отличия институционального устройства отдельных макросоциальных систем, во всяком случае, подавляющего большинства из них, от институционального устройства, складывающегося в рамках глобализируемого пространства, сохраняются в силу объективной пространственной неравномерности самого процесса социального развития. Более того, при любой траектории внесистемной трансформации всегда существуют альтернативные варианты внутрисистемной институциональной трансформации суверенных стран как макросоциальных систем.

Мировые события последних лет полностью подтверждают высказанный тезис.

Как известно, по существу под предлогом борьбы с терроризмом после событий 11 сентября 2001 года резко усилился курс на ускоренную глобализацию. И как в начальный период трансформации России и других, вновь возникших постсоветских стран, прилагались максимальные усилия для утверждения нового глобального мирового порядка по американским образцам, широко используя принцип “победителей не судят”. На практике это вылилось в слом прежних национальных институциональных устройств отдельных стран и экспорт западно-ориентированных институтов.

Однако для осуществления такой внешне-ориентированной системной трансформации, как показали примеры Афганистана и Ирака, требуются огромные финансовые и людские ресурсы, которых просто не хватило для насильственного экспорта “демократии” во все “страны-изгои”. При этом, несмотря на все предпринимавшиеся масштабные внешние воздействия, внутренние факторы развития неизбежно начинают проявлять себя. В тех же Ираке и Афганистане в настоящее время происходят важные перемены исключительно в рамках процесса «отложенного» национального саморазвития.

1.3. Как оценить итоги трансформации социального макроса Без всякого преувеличения, в современном мире превалирует утилитарное понимание общественного прогресса или регресса. Фактически он сводится к улучшению (ухудшению) сложившихся параметров развития того или иного социума, прежде всего, в рыночной сфере. Соответственно, главным объектом общественного внимания выступают индикаторы сугубо конъюнктурных изменений. Так, миллиард, а то и более телезрителей на всех континентах в течение суток следит за изменением фондовых индексов, цен на нефть и, конечно, основных валютных курсов. В то же время, как показывают многочисленные социологические исследования, в большинстве своем граждане современных стран не имеют ясных представлений о фундаментальных общественных переменах - произошедших и, тем более, ожидаемых в будущем.

Индикаторы социального развития.

Давно стало понятным, что темпы экономического роста, оцениваемые относительно изменения валового внутреннего продукта той или иной страны, не являются единственным мерилом национального успеха. За последнее десятилетие, по общепризнанному мнению, во многих странах мира, несмотря на ощутимый экономический рост, для основной части их жителей «жизнь ухудшилась». При любых обстоятельствах целый ряд других важнейших макро индикаторов, в их числе продолжительности жизни, рождаемости, состояния окружающей среды, уровня преступности, миграционной напряженности, следует также принимать в расчет.

По мнению авторитетных международных экспертов, для достоверной оценки положения любой развитой страны не обойтись без использования, по меньшей мере, 60-70 индикаторов. Только при этом условии становится возможным выяснить произошедшие значимые перемены на основных полях социальных действий. Однако для определения действительных причин этих перемен определенно недостаточно ограничиваться фиксацией индикаторов ресурсных изменений, при всей их важности. Они не дают ответа на извечный вопрос «почему». Вне поля зрения остаются сами процессы общественных перемен, на самом деле предопределяющие конечные результаты использования различных ресурсов – и материальных, и человеческих.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.