WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
8 1. Что мы знаем о системной трансформации современных стран Сама жизнь показала несостоятельность неолиберальных реформ в большинстве бывших социалистических стран, в их числе России. Опыт этих реформ еще раз продемонстрировал неприемлемость игнорирования самостоятельного значения макросоциальных проблем. И, прежде всего, потому, что в качестве социальных макросов, которые не могут быть разложены на элементарные составляющие, выступают суверенные страны - национальные сообщества с их своеобразным прошлым, настоящим и будущим.

1.1. Современные общества как системные макросы.

Общепризнанна целесообразность системного представления социальных процессов. Оно предполагает исследование социального развития в его широком современном понимании - как процесса, затрагивающего все значимые изменения социальных практик (включая разнообразные виды инновационной деятельности).

Только таким образом, как показывают обществоведческие исследования, можно представить целостную картину взаимосвязанных преобразований современного социума в важнейших срезах его изучения: экономическом, социологическом, политологическом и др.

Особенно явственно необходимость следования императиву системности приобретает в связи с потребностью в обоснованном решении проблем управления в конкретных обществах - суверенных странах, отдельных территориальных образованиях, местных сообществах. Да и вся история человечества c времен возникновения древнегреческих полисов убедительно показывает, что власть может успешно выражать действительные интересы общества только на основе применения всестороннего или, выражаясь современным языком, системного подхода для координации различных политических действий. Достаточно обратиться к поистине вечно актуальной «Политике» Аристотеля.

Социальная система и ее институты.

Теоретическая парадигма исследования социальных систем давно известна.

Согласно этой парадигме, все реально сложившиеся общественные организмы обладают свойствами социальных систем. Главное из них - сохранение целостности и границ социальной системы в ходе взаимодействия ее частей. В то же время обще ства представляют собой такой тип социальной системы, которая достигла наивысшей степени самодостаточности в отношениях с окружающим миром.

На превалирующие представления о социальных системах вполне объяснимо сильное влияние оказало появление кибернетики и общей теории систем. Так, в соответствии с современным научным знанием любая сложная социальная система, а во многих случаях и ее подсистемы являются открытыми с точки зрения связи с другими системами. При этом сами границы социальной системы, фиксирующие ее имманентное свойство целостности, определяются, исходя из устойчивых различий между процессами, внутренними относительно данной самодостаточной системы, и процессами, внешними по отношению к ней.

Вместе с тем, хотелось бы особо подчеркнуть данный тезис, возможности прямого, «лобового» применения традиционного технико-кибернетического подхода для изучения и, тем более, управления сложными социальными системами достаточно узки.

Это объясняется, по крайней мере, двумя фундаментальными причинами.

Первая их них хорошо известна. Особенности индивидуального человеческого поведения в рамках сложившегося социума, нередко предопределяющие ход истории целых стран и народов, в полной мере не поддаются алгоритмическому программированию. Люди – не роботы, их поведение заведомо ограниченно рационально, даже в коммерческом бизнесе. А применительно к ряду значимых в масштабе всего общества сфер деятельности, как, например, культурного молодежного досуга, сам критерий рациональности утрачивает смысл.

В еще большей степени непосредственно не поддаются техникокибернетическому системному конструированию существующие механизмы взаимодействий между существующими социальными группами (имущественными, статусными, политическими и др.), чьи имманентные интересы и, соответственно, стратегии поведения объективно различны. Эти стратегии далеко не рационально ориентированы, как показывают конкретные социологические исследования, а возможные результаты их взаимодействий, связанных с образованием разнообразных коалиций, очень разнообразны. В достаточно полной мере спрограммировать значимые вероятные исходы такого рода взаимодействий не представляется возможным. Выходом из положения не является и применение в дополнение к методам кибернетического системного моделирования математической теории игр. Оно позволяет моделировать только локальные механизмы согласования различных интересов. В любом случае в отличие от алгоритмизации шахматной игры, в которой компьютер определенно победил человека, программирование социальных взаимодей ствий в масштабах всего общества выходит за пределы возможностей человеческого разума (об этом красноречиво свидетельствует, позволим заметить в скобках, сам трагический исход жизни создателя теории игр - Джона фон Неймана, величайшего математика 20 столетия).

В свете сказанного, достаточно очевидной представляется заведомая неполнота взгляда на развитие общественных организмов через призму давно известной концепции «суммы технологий», в свое время инициированной преувеличенными надеждами на благотворную миссию научно-технического прогресса. Проблемы социальных взаимодействий определенно не вписываются в рамки управления техническими процессами, несмотря на критически значимое воздействие последних на все сферы человеческой деятельности. Также определенно непродуктивными выглядят попытки создания универсальной теории так называемого техникоэкономического развития изолированно от проблем развития в целом общественных организмов в реальном времени и пространстве.

Отличительным признаком социальной системы в сравнении с технической системой выступает наличие механизма рефлексивного регулирования. Его действие, очевидно далеко отличное от действия кибернетического механизма, основано на сознательном участии социальных субъектов – человеческих групп и индивидуумов - в процессе регулирования социальной системы.

Рефлексивное регулирование социальной системы проявляется через действие всей совокупности правил, норм и других институтов, созданных людьми. Именно институты играют роль конституирующих структурных элементов, упорядочивающих и регулирующих социальные практики.

Другими неотъемлемыми компонентами сложной социальной системы выступают технологии и ресурсы самого разного рода (материальные, невещественные, интеллектуальные и др.). Их воспроизводство, в решающей мере в соответствии со сложившимися структурными взаимосвязями (матрицами), является необходимым условием для осуществления любых видов социальной деятельности.

В целом правила (институты), технологии и ресурсы, структурированные относительно друг друга, предопределяют содержание социальных действий конкретных субъектов – акторов, пользуясь современной терминологией. Вместе с тем роль акторов, по крайней мере, части из них, не является пассивной. Своим активным поведением акторы воздействуют на функционирование институтов, использование технологий и движение ресурсов, вследствие чего внутри социальной системы происходят важные и нередко исторически значимые сдвиги.

Касаясь проблематики социальных систем, необходимо акцентировать внимание на таком важном направлении обществоведческой мысли нашего времени, как современный институционализм. Использование достижений современного институционализма открывает новые возможности для системного исследования сложных проблем современного социума.

В соответствии с современной институциональной теорией взаимодействия акторов адекватно отражаются через их участие в “играх” на самых разных общественных аренах, где происходит движение ресурсов и установлены определенные правила. По существу институты выступают как ограничения социальных действий в самом широком их понимании. Они имеют конкретное материальное воплощение на тех или иных блоках и этажах всего сложнейшего общественного устройства, притом, будучи связанных друг с другом его структурными элементами. Институты и в целом институциональные механизмы в принципе поддаются анализу и моделированию в отличие от сугубо абстрактных “общественных отношений”, реально не отображаемых на конкретные социальные процессы. Достаточно напомнить о вечно познаваемой категории стоимости в марксистской теории - поистине ее “родимого пятна”.

Следуя современной институциональной теории, с течением времени может и, более того, должна происходить замена любых институтов на новые, исходя из целесообразности достижения консенсуса между заинтересованными сторонами - участниками (корпоративными организациями, социальными группами, индивидуумами) социальных взаимодействий. При этом акторы оказывают существенное воздействие на сами институты, приводящее рано или поздно к их модификации или даже замене. По существу картина Мира предстает в виде многомерной мозаики взаимно переплетающихся драм на различных общественных аренах, где заглавные, важные и второстепенные роли играют конкретные социальные субъекты. Точно как у Шекспира: “Весь мир - театр, все - мы актеры…”.

Исследование междисциплинарных обществоведческих проблем на базе интеграции системного подхода и современной институциональной теории или, иначе говоря, на основе системного институционализма, предполагает оперирование целым рядом понятий. Заглавную роль среди них играет понятие макросоциальной системы, охватывающей самый широкий класс объектов - внешних и внутренних рынков, политических движений, культурных общностей и др. По существу все масштабные социальные процессы проявляются именно через изменение состояния макросоциальных систем.

В свою очередь, как убеждает весь мировой исторический опыт, главными объектами макросоциальных изменений выступают существующие суверенные страны - национальные сообщества, отличающиеся своеобразием структуры национальной экономики, сложившейся статусной структуры, национальной культуры, политического и правового устройств. При этом стоит заметить, что сам термин национальное сообщество выступает синтетической характеристикой сложившихся наций в рамках единого социума, который может быть мульти этническим и много конфессиональным.

Главный аргумент в пользу сказанного достаточно очевиден. Среди всех макросоциальных систем системы суверенных стран - национальных сообществ отличаются наибольшей устойчивостью и целостностью. В их рамках воспроизводятся отношения между акторами - как индивидуальными, так и корпоративными, в ходе регулярных социальных практик. Принципиальную значимость имеет феномен национальной общности - целостности страны. Он связан с устойчивым воспроизводством институциональных ограничений, в рамках которых происходит взаимодействие в определенных границах всех экономических, политических, культурных, демографических, этнических и других социальных процессов. Особенно зримо это проявляется в том, что общие вопросы развития отдельных регионов и местных сообществ неизбежно выходят за их локальные границы и приобретают общенациональное значение.

В то же время и проблемы более крупных макросоциальных систем, в числе которых выступают группы стран и все мировое сообщество, также, в конечном счете, сводятся к проблемам конкретных стран. Во всяком случае, именно параметры их состояния главным образом служат индикаторами состояния современного мирового сообщества и его составных частей.

Сказанное, конечно, не ставит под сомнение плодотворность специального изучения цивилизационных общностей, особенно в контексте происходящей беспрецедентной глобализации в современном мире. Тем не менее, можно утверждать, что взаимоотношения между всеми цивилизациями в реальном пространственновременном измерении в первую очередь проявляются через согласование или, наоборот, столкновение интересов различных суверенных государств, представляющих определенные национальные сообщества.

Принципиально важен следующий момент. С позиции системного институционализма объяснение феномена социального макроса, заключающегося в его неразложимости на отдельные составляющие, вполне очевидно. Свойство эмерджентности («целое больше своих частей») макросоциальной системы как раз проявляется во взаимодействиях между основными институтами, представляющими ее различные подсистемы. Модель макросоциальной системы может быть представлена никак не проще, чем через совокупность фундаментальных и притом равно значимых институциональных переменных (здесь мы пока не касаемся проблемы автономности технологических инноваций как самостоятельного фактора современного социального развития). Или, иначе говоря, сложность поведения социального макроса не может быть отражена одной субстанциональной характеристикой, в качестве каковой обычно рассматриваются институты определенного рода - например, институты собственности.

Универсальные модели общества.

Как известно, до настоящего времени фактически превалирует нормативный подход к изучению современных обществ, заключающийся в конструировании их универсальных моделей. По этой причине остановимся хотя бы кратко на наиболее известных моделях современного общества с точки зрения устоявшихся идеологических представлений. Речь идет об открытом обществе, гражданском обществе, обществе потребления, постиндустриальном обществе, информационном обществе и, наконец, глобальном мировом сообществе (сверхобществе).

Начнем с открытого общества. Следуя хрестоматийному труду Карла Поппера1, под ним понимается общество, в котором помимо норм права не действуют никакие другие ограничения социальных контактов, в том числе международных.

Реального исторического прототипа такое общественное устройство никогда не имело. В любой стране, в том числе, считающей самой «открытой», всегда существовали сегменты социальной деятельности, где принципы свободы отодвигались на второй план. Фактически по многим направлениям государственной деятельности действуют ограничения доступа со стороны обычных граждан соответствующей страны и, тем более, иностранных граждан.

Заведомо идеальной выглядит универсальная модель открытого общества и с позиции сегодняшних реалий. В условиях межгосударственных, межнациональных и внутриполитических конфликтов, происходящих в наши дни, неизбежно суживаются границы открытых социальных контактов во всех сферах деятельности, в их числе сугубо гуманитарной.

Поппер К. Открытое общество и его враги. М.: Международный фонд «Культурная инициатива», 1992.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.