WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Монгкут стремился заключить как можно больше договоров со странами Европы. Этим король Сиама стремился добиться международно-правового признания суверенитета Сиамского государства. Принципиально важной явилась сама идея Монгкута о необходимости перенимать у европейцев их достижения в области образования, науки, техники. Король по собственной инициативе расширил круг своих познаний, прибавил к традиционному буддийскому воспитанию знание европейской культуры и науки, английского языка и латыни.

Своим детям и, прежде всего, принцу-наследнику Чулалонгкорну, король дал целенаправленное европейское образование, пригласив для этой цели учителей-иностранцев.

Политику Монгкута с успехом продолжал его сын, король Рама V Чулалонгкорн. Он правил с 1868 по 1910 год. За долгое правление Чулалонгкорна путем постепенных реформ в Сиаме было ликвидировано рабство, отменена личная зависимость крестьян, был введен институт частной собственности на землю. Центральное и местное управление было реорганизовано и унифицировано. Модернизация вооруженных сил усилила позиции Сиама на международной арене. Финансовая и фискальная реформы позволили направить все собираемые средства в государственную казну. Создание государственной светской системы образования позволило дать современные знания тысячам и тысячам сиамцев. В Сиаме появились газеты, публичные библиотеки, научные общества, музеи, рос интерес к памятникам истории и культуры своей страны.

При Чулалонгкорне в Сиаме появились железные дороги, трамваи, автомобили, пароходы, электричество и фотография, телефон и телеграф, над Сиамской землей поднимались первые самолеты. Европейская технология строительства уже использовалась при сооружении жилых зданий, предприятий, электростанций, мостов, каналов, плотин, дорог, верфей, доков, путей сообщения и связи, вокзалов, порта Бангкок и тому подобного. Все это было результатом целенаправленной политики королевской власти. Политики модернизации страны.

При Чулалонгкорне в Сиам стали приезжать сотни и тысячи иностранцев, и этот процесс с тех пор не прерывался. Впервые сотни сиамцев посетили Европу, жили там многие годы, получили европейское образование. Впервые в истории Сиама дважды ездил в Европу сам сиамский король. Результатом этой политики сиамского монарха стало появление в Сиаме, прежде всего, в Бангкоке сотен, а в дальнейшем тысяч сиамцев – принцев, чиновников, высших монахов, знающих европейские языки, прежде всего, английский язык, европейскую культуру и науку. В Сиаме стала формироваться многочисленная просвещенная элита.

В результате всего этого возможности для реального прямого общения и, главное, для культурного взаимопонимания между иностранцами и сиамцами, значительно возросли. При Чулалонгкорне Сиам установил дипломатические отношения со всеми великими державами, подписал более десяти двухсторонних и международных договоров и конвенций, выступая в них как субъект международного права. Хочется подчеркнуть, что Сиам вошел в современность, был инкорпорирован в современный мир самими сиамцами.

Модернизация Сиама при Чулалонгкорне – это пример успешных реформ, проводимых просвещенной элитой сверху с помощью государственного аппарата. Это пример той огромной роли в истории, которую может играть выдающаяся личность, если ее интересы совпадают с интересами общества и государства. К сожалению, за недостатком времени, я не могу подробно говорить на эту тему. Хочу еще раз подчеркнуть, что русские увидели другой Сиам, Сиам меняющийся, развивающийся, увидели процесс модернизации Сиама.

Вернемся к российско-сиамским отношениям. В конце XIX века Россия переходит к более активной политике в Юго-Восточной Азии. В развитии российско-сиамских отношений особую роль сыграл визит в Сиам наследникацесаревича Николая Александровича, будущего императора Николая II.

Наследник-цесаревич в 1890-1891 годах путешествовал по странам Востока. Во время этого путешествия он посетил Италию, Грецию, Египет, Индию, Шри-Ланку, Цейлон, Сингапур, Яву (Индонезия), Сиам, Вьетнам, Китай и Японию. 19-24 марта 1891 года будущий император России по приглашению короля Чулалонгкорна провел в Сиаме. Сопровождавший цесаревича его воспитатель, князь Эспер Эсперович Ухтомский вел путевой дневник, а впоследствии издал большую книгу об этом путешествии. Высоким гостям показали все самое интересное в столице и загородной резиденции сиамского короля: большой королевский дворец, столичный музей, священных белых слонов во дворце, охоту на слонов, гонки лодок, национальные игры и тому подобное. Цесаревичу были преподнесены подарки, он был награжден высшим сиамским орденом.

На всю жизнь сохранил Николай II интерес к Сиаму, к сиамским делам. В его кабинете в Зимнем дворце стояли памятные вещи, привезенные из Сиама.

Император России всегда был дружески внимателен к обращениям из Сиама, внимателен к сиамским гостям России. Личное знакомство короля Сиама и будущего императора России, их новая встреча в Петербурге в 1897 году, поддерживаемые ими дружеские отношения, имели большое значение для развития российско-сиамских отношений в целом. Впечатления о Сиаме, оценки сиамской действительности цесаревичем и членами его свиты (а это полтора десятка представителей российской элиты) отражены в большой публикации Э.Э.

Ухтомского; второй том этой публикации посвящен исключительно визиту в Сиам (Ухтомский Э.Э. Путешествие на Восток его императорского высочества наследника цесаревича. 1890-1891. Т. 2. СПб., 1894).

На два явления сиамской жизни тех лет гости из России обратили особое внимание. Первое – это модернизация страны, проводимая просвещенными сиамскими монархами. Вот, что пишет в своей книге князь Э.Э. Ухтомский: «Уже отец его величества, короля Чулалонгкорна (т.е. король Монгкут. – авт.), справедливо считался замечательным человеком... Корона досталась ему почти на склоне лет, но он (прямо из монастыря!) бодро и с гуманными чувствами взялся за реформы, осознал необходимость усвоения важнейших материальных форм западной цивилизации, стяжал себе почетное имя в качестве ревнителя знания и просвещения. Как бы он радовался, видя последующие успехи своего потомства и целой страны на стезе медленного, нормального прогресса!» (Ухтомский Э.Э. Путешествие на Восток его императорского высочества наследника цесаревича. 1890-1891. Т. 2. СПб., 1894. С. 70). Второе – гости из России положительно оценили роль и значение буддизма. Э.Э. Ухтомский пишет: «Буддизм играет первенствующую роль в жизни страны. Можно без преувеличения сказать, что на нем зиждется все самое гуманное и хорошее в народе. Широта взглядов, радушие относительно иноземцев, уважение к их мыслям и чувствам высшего порядка, – таковы качества, привитые сиамцам принципами ученья Шакья-муни» (Ухтомский Э.Э. Путешествие на Восток его императорского высочества наследника цесаревича. 1890-1891. Т. 2. СПб., 1894. С. 71).

Осенью 1891 года состоялся визит в Россию принца Дамронга. Впервые в Россию приехал крупный государственный деятель Сиама. Принц Дамронг Ратчанупаб (1862-1943), брат и ближайший соратник короля Чулалонгкорна, один из лидеров реформаторов и, в будущем, – великий ученый, историк, археолог и этнолог, организатор научных исследований в Сиаме, занимал в то время пост генерального директора департамента образования. Король направил Дамронга в Европу, чтобы принц познакомился с системой образования в разных странах и по возращении работал над созданием государственной светской системы образования. В начале ноября 1891 года принц Дамронг прибыл в Крым и в Ливадийском дворце был принят Александром III. Дамронг передал императору письмо Чулалонгкорна, в котором король просил принять в знак дружбы между Сиамом и Россией высший сиамский орден «Маха Чакри», и наделял своего брата полномочиями вести любые переговоры с Россией.

Однако каких либо обещаний и обязательств со стороны правительства России в отношении противодействия экспансии Франции против Сиама дано не было, так как именно в эти годы шел процесс установления союза между Россией и Францией, и союз этот был исключительно важен для обеих держав.

Визит цесаревича в Сиам и приезд принца Дамронга в Россию усилили интерес в России к далекой стране Юго-Восточной Азии. В 1892 году два русских путешественника посетили Сиам.

В августе-декабре 1892 года князь Константин Александрович Вяземский проехал Сиамское королевство от его восточных границ до Бирмы. К.А. Вяземский предпринял в это время грандиозное путешествие по азиатским странам.

На лошадях в сопровождении свиты в течение двух лет он проехал по пути из европейской России через Сибирь, в Китай и далее, во Вьетнам, Камбоджу, Сиам и Бирму, а затем через Индию и Иран вернулся на Кавказ и в Европейскую Россию. В Сиаме князь пользовался гостеприимством со стороны принцев и высших сановников в столице и губернаторов на местах. Пробыв в стране около полугода, князь вынес о ней самые прекрасные впечатления.

В своем дневнике князь Вяземский писал: «Нравилась мне ночь тропическая, нравился мне Сиам, этот волшебный сад, нравилась мне эта тихая мирная жизнь здешних незлобивых жителей, и задумался я на несколько минут и захотелось мне остаться тут, чтобы уже не возвращаться в Европу, не носить больше суконных сюртуков, а ходить вечно в полотняных пиджаках; не пить больше токайского вина, ни бургунского, ни шампанского, а утолять жажду пальмовым соком и кокосовым молоком да чаем. Не покрываться на ночь шерстяными да шелковыми одеялами, а предоставлять ветру тропическому покрывать меня своими теплыми волнами» (Вяземский К.А. Путешествие вокруг Азии верхом. Рукопись. Из записи «Сиамский праздник» (ОР РГБ. Ф. М178. № 8390.

Тетрадь 32. С. 704 об. 705)). И далее в дневнике Константина Александровича Вяземского мы читаем: «Как-то горестно покидать Сиам, свыкся я с ним, и хорошо там было, около полугода я по нему странствовал. Воспоминание он мне самые приятные оставил, что за беды, что повальные там лихорадки, тигры, змеи, всевозможные дикие звери; люди то там добрые, гостеприимные, природа роскошная, солнце теплое, фруктов множество, ни холода ни мороза и в помине нет» (Вяземский К.А. Путешествие вокруг Азии верхом. Тетрадь 38. С.

830).

Разумеется, это – записи туриста, субъективное впечатление одного путешественника. Но что очень важно – оценка характера сиамцев, их отношения к иностранцам и в этих записках не отличается от того, о чем писали другие русские, побывавшие в Сиаме.

В том же 1892 году посетил Бангкок российский дипломат и путешественник Григорий де-Воллан. Его путевые заметки были опубликованы в Петербурге в 1895 году (Воллан Г. де. По белу свету. Путевые заметки. СПб., 1895).

Конечно, не одни только романтически-восторженные описания тропической природы, великолепия дворцов и храмов мы находим в записках гостей Сиама из России. Еще лейтенант А.Я. Максимов писал о бедности жителей и их жилищ, о резком контрасте между сокровищами храмов и босоногими монахами, их обитателями. У Григория де-Воллана мы находим «зарисовку» базара в центре Бангкока, которая не вызовет у читателя желания познакомиться с подобным базаром.

Начиная с 1891 года, официальные визиты и личные контакты, включая переписку, между представителями императорского дома России и сиамской королевской династией играли важнейшую роль в развитии отношений между двумя странами. С российской стороны была проявлена инициатива приглашения представителей династии Чакри на коронацию Николая II. Приглашение было принято, и в мае 1896 года в Москве на торжествах по поводу коронации императора России присутствовала сиамская делегация во главе с принцем Широй, сыном короля Чулалонгкорна. Соответственно, в 1911 году на коронацию короля Рамы VI, Вачиравуда (1910-1925), старшего сына Чулалонгкорна по приглашению сиамцев прибыл на крейсере «Аврора» великий князь Борис Владимирович, а также на коронации присутствовали и другие представители дома Романовых.

Что же касается конца XIX века, то в те годы именно Россия, в глазах сиамской элиты, могла стать другом и покровителем Сиама. Россия никогда не угрожала Сиаму, она не имела колониальных устремлений в Юго-Восточной Азии, не собиралась создавать здесь свои «сферы интересов», не стремилась получить какие-либо базы и концессии на сиамской территории, не инициировала проповедь православия в этом районе.

Теплый прием принца Дамронга при императорском дворе и дружеское внимание российской общественности к его визиту в 1891 году позволяли сиамским властям надеяться на дипломатическую поддержку России в случае конфликтов с Францией. Эти надежды оправдались во время франко-сиамских конфликтов в 1893, 1897 годах и в последующие годы.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.