WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Мельниченко Б.Н.

Россия и Сиам: проблемы истории на материале Тайской истории Часть 1 Уважаемые слушатели, здравствуйте! Меня зовут Борис Николаевич Мельниченко, я – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Я закончил исторический факультет Пекинского университета в Китае и СанктПетербургский, тогда Ленинградский университет, Восточный факультет. Моя специальность – история Китая и стран Юго-Восточной Азии. На нашем Восточном факультете мы уже много лет читаем коллективный курс «Россия и Восток» о взаимоотношениях России со странами Дальнего Востока, Южной, ЮгоВосточной Азии, Ближнего Востока и Северной Африки. Курс читают одиннадцать преподавателей. В этом курсе мы стараемся показать в максимально полном объеме мирные взаимоотношения: дипломатические, политические, торговые, экономические, культурные, религиозные, наконец, личностные. В 2001 году издательство Санкт-Петербургского университета опубликовало нашу коллективную монографию «Россия и Восток».

Тема сегодняшней лекции – Россия и Сиам в 1863-1917 годах. Первая встреча двух цивилизаций. Что было главным в российско-сиамских отношениях в то время.

Сиам, как вам известно, это название Таиланда до 1939 года. Сиам никогда не был колонией. Из одиннадцати государств, существующих сейчас в ЮгоВосточной Азии, только один Сиам никогда не был колонией. К концу XIX века Сиамское королевство оказалось со всех сторон окружено владениями Великобритании и Франции. Англичане подчинили себе Индию, Бирму и Малайские княжества на полуострове Малакка. Французы установили свой протекторат над Камбоджи, Вьетнамом и Лаосом. Казалось, что Сиам вскоре также утратит свою независимость, но этого не случилось. Международная обстановка тех лет не позволила ни англичанам, ни французам присоединить Сиам к своим колониальным владениям. Определенное «равновесие сил» между Великобританией и Францией в их борьбе за Сиам и вокруг Сиама, их заинтересованность во взаимной поддержке против нарастающей угрозы со стороны Германии вынудили английское и французское правительство пойти на взаимные уступки, искать компромисса. Компромисс был найден за счет Сиама. По англофранцузским соглашениям, заключенным в 1896 и в 1904 годах без участия сиамских представителей, Сиам был разделен на английскую и французскую «сферы влияния». В этих условиях правительство Сиама для сохранения независимости своей страны стремилось найти среди великих держав заступника и покровителя. Отсюда – сознательное стремление руководителей Сиама установить дипломатические и иные отношения с Российской империей.

Сиам хотел найти в России поддержку и опору против экспансии других держав. Неоднократно король Сиама обращался к императорам России за помощью в улаживании франко-сиамских конфликтов. Такая помощь была оказана, и она способствовала сохранению государственного суверенитета Сиама.

Таким образом, отношения с Россией на рубеже XIX и XX веков составляли очень важную часть внешней политики Сиамского королевства. Со стороны России главными моментами в истории российско-сиамских отношений явились, во-первых, знакомство русских с далекой, независимой страной, с иной, отличной от российской, буддистской цивилизацией Сиама, и, во-вторых, политические, династические и дипломатические контакты, поддержка со стороны императоров России короля Сиама в его борьбе за сохранение независимости своей страны.

Первые сведения о Сиаме появились в России еще в XVIII веке, но до середины XIX века все публикации о Сиаме носили компилятивный характер.

Они либо основывались на западноевропейских материалах, либо являлись прямыми переводами с английского, немецкого и французского языков. Русский читатель получал через вторые руки довольно поверхностное и часто весьма искаженное представление о Сиаме. Первый прямой контакт между русскими и сиамцами имел место в 1863 году. С основанием Владивостока (1860 год) и созданием здесь Тихоокеанской эскадры Российского Флота Россия расширила сферу своего присутствия в бассейне Тихого океана. В феврале 1863 года два корабля тихоокеанской эскадры – винтовой клипер «Гайдамак» и корвет «Новик» бросили якорь в устье реки Менам, на которой расположен Бангкок, столица Сиамского королевства. Морякам России был оказан дружественный прием.

Король Монгкут принял русских офицеров и подчеркнул свое желание установить отношения с Россией. Командир клипера «Гайдамак» капитан-лейтенант Алексей Пещуров составил первое, принадлежащее перу русского человека описание Бангкока. О сиамцах Пещуров отозвался как о трудолюбивых, сильных и доброго нрава людях. При отплытии русских кораблей Монгкут вручил Пещурову конверт со своими визитными карточками для передачи правительству России. Эта первая короткая встреча положила хорошее начало развитию российско-сиамских отношений.

В последующие десятилетия Бангкок неоднократно посещали корабли российского флота: в феврале-марте 1874 года – корвет «Аскольд» под командованием контр-адмирала Ф.Я. Брюмера, в апреле 1882 года – крейсера «Азия» и «Африка» под начальством контр-адмирала А.Б. Асланбегова, в марте 1891 года – фрегаты «Память Азова», «Владимир Мономах» и «Адмирал Нахимов», а в июле того же года – канонерская лодка «Сивуч», в мае 1900 года – другая канонерка «Гиляк», наконец, в октябре 1911 года – крейсер «Аврора».

В результате посещения Сиама русскими в России во второй половине XIX века были опубликованы описания Сиама, воспоминания о путешествии в эту страну, отчеты о переговорах с сиамскими руководителями. Адмиралы Ф.Я.

Брюмер и А.Б. Асланбегов, капитан А.П. Плаксин и другие представили рапорты в Морское министерство России. Участники визита 1874 года офицеры А.Я.

Максимов и Черкасс опубликовали подробные записки о Бангкоке.

Морские офицеры оказались, таким образом, первыми «посетителями» далекого и во многом загадочного Сиама. Опубликованные ими описания знакомили российскую общественность с Сиамом и сиамцами; впечатления русских моряков стали первыми слагаемыми в создававшемся образе Сиама у образованной части российского общества. В воспоминаниях русских моряков отразился их интерес к малоизвестной тогда стране Таи. Вот на сиамской паровой яхте русские офицеры едут от устья Менама в Бангкок: «… еще несколько поворотов по извилистой реке – и глазам нашим представилась величественная картина: перед нами расстилалась во всей своей прелести столица Сиамского королевства, азиатская Венеция; зубчатые стены, белые башни придавали ей какой-то фантастический вид; сотни пагод простирали к небу свои золоченые шпицы, свои дивные купола, облитые фаянсом и сияющие хрусталем и затейливыми глазурными украшениями…». «Берега реки были сплошь покрыты тысячами плавучих домов, расположенных в ряд, оригинальные крыши которых как нарочно были выведены в одну линию; туземное население в своих ярких одеждах сновало по реке, на маленьких челноках, и еще больше разнообразило дивную картину...». «Все Бангкокские храмы расположены в одном месте и обнесены высокой каменной стеной... Это священное место имеет вид какого-то фантастического города, с массой вздымающихся к небу разноцветных куполов, шпицев и башен; при солнечных лучах картина по истине ослепительная! Самая грандиозная из пагод лежит почти на самом берегу реки Менам; ее окружает небольшой, зеленеющий лесок; она состоит из множества причудливых башенок, которые венчаются роскошным центральным шпицем в 300 футов вышины, поддерживаемым хоботами трех громадных белых слонов. При солнечных лучах храм этот представлял ослепительную массу: разноцветная эмаль, фаянс, украшенный множеством роскошных розеток, придает этой пагоде фантастический, дивный вид; кажется, что она собрана из разноцветных камней, блестящих на солнце всеми цветами радуги…» (Максимов А.Я. Вокруг света. Плавание корвета «Аскольд». С. 464-465).

Мысль русского офицера для сравнения невольно обращалась к более известным в России ближневосточным сюжетам. А.Я. Максимов писал, что:

«Казалось, видишь перед собой какой-то сказочный город из тысячи и одной ночи». И далее: «Общая архитектура королевского помещения была так причудлива, что невольно приходило в голову, что видишь перед собою здание, перенесенное сюда из сказочного мира». Особое восхищение у русского офицера вызвали Храм и Изваяние Изумрудного Будды. В воспоминаниях Максимова упомянуты статуи Будды, вылитые из чистого золота, двери, инкрустированные перламутром и серебром, «залитые» драгоценными камнями алтари, одежды, пояса, ставни окон и тому подобное. Лейтенант Черкасс писал о сиамском театре, об одежде придворных, обычаях сиамцев, о местной экзотике. Вот, например, адмирал и офицеры направляются на аудиенцию к королю, и их приветствует необычный для европейца почетный караул – десять огромных слонов, некоторые из них в боевом вооружении.

Во время визита 1874 года король Чулалонгкорн в беседе с адмиралом Ф.Я. Брюмером подчеркивал свое желание иметь с Россией дружественные отношения. Русские офицеры были приняты при королевском дворе, встречались с высокими руководителями Сиама и в течение недели осматривали столицу.

В 1875 году дважды посетил Сиам Николай Николаевич Миклухо-Маклай.

В феврале этого года он провел 10 дней в Бангкоке и посвятил свое время изучению этнографических сюжетов, а также архитектуры и скульптуры; он высоко оценил художественные достижения тайцев. Ученый получил документ за подписью самого короля, в котором русскому исследователю разрешалось передвижение по всей территории Сиамского королевства. В сентябре 1875 года Маклай вновь появился на сиамской земле. Выйдя тремя месяцами раньше из Джохора на крайнем юге Малайи, он пересек весь Малакский полуостров, двигаясь через горы и джунгли внутри него, и добрался до города Сингора. Ученому удалось собрать антропологический, этнографический и лингвистический материал о племенах полуострова.

В апреле 1882 года в Сиаме торжественно отмечали столетие к приходу к власти династии Чакри. Как раз в это время, 4 апреля 1882 года крейсера «Азия» и «Африка» Тихоокеанской эскадры Российского Флота прибыли к устью Менама. 6 апреля король Чулалонгкорн принял командующего эскадрой контр-адмирала А.Б. Асланбегова. Адмиралы и офицеры были награждены памятными медалями, выбитыми по поводу столетия династии Чакри. А.Б. Асланбегов вновь услышал о желании Сиама заключить торговый договор с Россией.

Таким образом, в 60-80-е годы XIX века состоялись первые прямые контакты между русскими и сиамцами, в связи с этим нужно сказать о двух вещах.

Первое. Россия в те годы не имела ни экономических, ни политических интересов в Юго-Восточной Азии. Царское правительство не видело в то время необходимости в установлении отношений с Сиамом и не желало этим фактом вызвать недовольство Великобритании или Франции, главных европейских держав, претендовавших на контроль над Сиамом. Поэтому все сообщения А. Пещурова, Ф.Я. Брюмера и А.Б. Асланбегова были оставлены без внимания. Царское правительство даже ответило отказом на предложение Бангкока прислать сиамского представителя на коронацию Александра III.

Второе. Европейцы давно уже, начиная с XVI века, имели широкие контакты с Сиамом. В Европе уже сложился определенный образ Сиама и сиамской культуры. Этот образ во многом отражал реальность XVI-XVIII веков. Сиам того времени – это аграрная страна, феодальная по структуре социальных отношений и буддистская по своей религии и культуре. Европейские послы, путешественники, морские офицеры, купцы, христианские миссионеры, военные специалисты регулярно посещали столицу Сиама Аютию – важный центр международной торговли. Многие из них подолгу жили в Сиаме, занимались коммерцией, проповедовали христианство, служили в гвардии и в личной охране сиамских королей, были советниками короля, специалистами по артиллерии и корабельному делу, врачами, переводчиками и тому подобное. Это были португальцы, испанцы, голландцы, англичане, французы, а в последствии, в XIX веке – также немцы и американцы. Некоторые из них оставили описания Сиама, отчеты, записки о своей деятельности, вышли в свет публикации их писем и официальных документов. Подробные и глубокие по содержанию описания Сиама принадлежат перу голландца Иеремии ван Флита, французов Симона де Ла Лубера и Паллегуа, а позднее – немца Эрнста фон Хессе-Вартега, англичан – А. Вуда и Дж. Кросби.

Но не эти работы определили общий облик Сиама в европейской литературе. Подавляющее большинство авторов в духе своего времени подчеркивали несовместимость духовной основы культуры Европы и Сиама: христианства и буддизма.

Разумеется, существовали объективные трудности вживания европейцев в мир сиамской цивилизации, понимания жизненных ритмов тропического региона и феноменов иной, буддистской духовной культуры, которая резко отличалась от европейской культуры. Сиамцы практически в те столетия не знали культуру Европы. Европейцы, в глазах сиамцев того времени, – это люди, стремящиеся захватить Сиам и обратить буддистов в чуждую им религию. С конца XVII века сиамское правительство перешло к политике самоизоляции – к резкому сокращению контактов с Европой. Сиам «отторгал» христианство, а распространение европейской культуры сознательно и жестко ограничивалось, либо вообще пресекалось.

Все европейские авторы, писавшие о Сиаме в то время, были, разумеется, христианами, к тому же, по крайней мере, половину из них, если не большинство, составляли католические миссионеры – португальцы, французы и итальянцы. Именно миссионеры подолгу жили среди сиамцев, глубже других изучили Сиам, и в их работах, естественно, преобладал христианскомиссионерский взгляд на сиамскую цивилизацию. Этот взгляд определял отбор материала о Сиаме и его интерпретацию. Противопоставление европейской цивилизации и полностью иной, то есть «отсталой» цивилизации Сиама обычно служило лейтмотивом подачи всего материала европейскому читателю, являлось основной темой всех рассуждений и комментариев о Сиаме.

Русские увидели иной Сиам. Сиам во второй половине XVII века сильно отличался от того Сиама, который видели европейцы в XVI-XVIII веках. Сиамский король Монгкут (1851-1868) стал инициатором первых реформ в своей стране, а его сын король Чулалонгкорн (1868-1910) возглавил проведение широких преобразований по европейскому образцу. При Монгкуте Сиам перешел от политики самоизоляции к политике открытости внешнему миру, к политике вынужденных уступок и лавирования между великими европейскими державами.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.