WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 24 |

Фактор мухаджирства, ставший заметным и даже массовым явлением после окончания Кавказской войны, способствовал освобождению территорий для колонистов, прибывающих, главным образом, из Центральной России. Выезд местного населения Северного Кавказа в Османскую империю приобрёл настолько масштабный характер, что в отношении отдельных этнических групп (в основном Северо-Западного Кавказа) можно говорить о непоправимых последствиях для их этнокультурного развития.

Восходящая фаза последнего малого социального цикла периода империи закладывала основы для построения новой русской нации, развить которые и довести этот процесс до конца у царского правительства не хватило ни времени, ни возможностей.

Пореформенный период характеризовался закреплением Северного Кавказа в российском государственном пространстве, а также началом более сложного и длительного процесса утверждения в данном регионе российского историко-культурного типа.

Отдельные процессы и явления, рассмотренные нами в четвёртой главе, органично связаны с модернизацией региона в пореформенный период и являются их составной частью. Способы решения поземельных отношений, процесс переселения горцев на равнину, система образования и просвещения, усилия правительства, направленные на перевод кочевых народов к оседлости были направлены не только на то, чтобы поставить местное население Северного Кавказа в более прочную зависимость от российской власти, но и на то, чтобы внести существенные изменения в их быт, хозяйственный уклад, правовое сознание и т.п., иными словами, сделать их более адекватными и лояльными в своих поведенческих реакциях и мотивациях поступков по отношению к российским властям и более терпимыми к их новому статусу «подданного Российской империи».

Если Кавказская война стала решающим шагом в процессе включения Северного Кавказа в государственное пространство Российской империи, то последовавшие вслед за этим процессы модернизации региона стали важнейшим фактором его вовлечения в состав российского историко-культурного типа.

Динамика переселения на Северный Кавказ и её особенности, состав мигрантов и направления переселенческих потоков, место казачества и горцев в модернизирующемся сообществе стали предметом нашего исследования в рамках следующей главы.

Примечания 1. Алейников Д. Большая Кавказская война// Родина, 2000, - № 1-2. – С. 55.

2. Кудаева С.Г. О некоторых стереотипах в оценке роли Османской империи в судьбе адыгов (черкесов) в период Кавказской войны// Кавказская война:

уроки истории и современность. Материалы научной конференции. – Краснодар, 1994. – С. 218.

3. Бадаев С.-Э. С. Чеченское мухаджирство второй половины XIX века как следствие политики самодержавия на Северном Кавказе// Научная мысль Кавказа, 1999, - №4. – С. 48.

4. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале ХХ века. – М.: Наука, 1974. – С. 219.

5. Жиляев Д.В. К вопросу о хронологических рамках и периодизации мухаджирства// Северный Кавказа в межцивилизационных контактах и диалогах: от древности к современности. Армавир: ИЦ АГПИ, 2001. – С. 36.

6. Касумов Х.А. Окончание Кавказской войны и выселение адыгов в Турцию// Кавказская война: уроки истории и современность. Материалы научной конференции. – Краснодар, 1994. – С. 66-67.

7. Там же. – С. 67-68.

8. Там же.

9. Матвеев В.А. Переселение горцев в Турцию: неучтённые детали трагедии и подлинные интересы России на Кавказе// Научная мысль Кавказа, 1999, - №4. – С. 36.

10. Там же.

11. Гемер М. Государство Шамиля// Восток, 1993, №2. – С. 58.

12. С.-Э. С. Бадаев. Указ. соч. – С. 13. Волкова Н.Г. Указ. соч. – С. 222, 224.

14. Там же. – С. 221.

15. Касумов А.Х. Указ. соч. – С. 78.

16. Кудаева С.Г.. Указ. соч. – С. 217.

17. Гожба Р. От Кубани до Нила// Родина, 2000, № 1-2. – С. 138.

18. История народов Северного Кавказа (кон. XVIII в. – 1917 г.). Отв. ред. А.Л.

Нарочницкий. – М.: Наука, 1988. – С. 207.

19. Цит. по: История народов Северного Кавказа…- С.207.

20. С.-Э. С. Бадаев. Указ. соч. – С. 52.

21. Там же.

22. Матвеев В.А. «Смотря по желанию…». Неучтённые детали трагедии// Родина, 2000, № 1-2. – С. 144.

23. Там же. – С. 145.

24. Волкова Н.Г.. Указ. соч. – С. 219.

25. Население России в ХХ веке. В 3 т. – Т.2., - М., 2001. – С. 169.

26. Волкова Н.Г.. Указ. соч. – С. 245.

27. Прокламация чеченскому народу Главнокомандующего Кавказской армией, Наместника Кавказского, генерала-фельдмаршала, князя А.И. Барятинского.

Публикация Д. Исмаил-Заде// Родина, 2000, №1-2. – С. 135-136.

28. Там же. – С. 136.

29. Там же.

30. Мальцев В.Н. Влияние Кавказской войны на административно-судебные преобразования на Северном Кавказе второй половины XIX века// Кавказская война: уроки истории и современность. Материалы научной конференции. – Краснодар, 1994. – С. 267-271.

31. Цит. по: Мальцев В.Н. Влияние Кавказской войны …- С. 270.

32. Мальцев В.Н. Влияние Кавказской войны …- С. 270-271.

33. Калмыков Ж.А. Административно-судебные преобразования в Кабарде и горских (балкарских) обществах в годы русско-кавказской войны// Кавказская война: уроки истории и современность. Материалы научной конференции. – Краснодар, 1994. – С. 124.

34. Там же.

35. Волкова Н.Г. Указ. соч. – С. 231.

36. Там же. – С. 232.

37. Там же. – С. 236.

38. Ратушняк В.Н. Сельскохозяйственное производство Северного Кавказа в конце XIX – начале ХХ века. – Ростов-н/Д.: Издательство РГУ, 1989. – С. 23.

39. Там же. – С. 27.

40. Там же.

41. Там же. – С. 26.

42. Куценко И.Я. Кавказская война и проблема преемственности политики на Северном Кавказе// Кавказская война: уроки истории и современность.

Материалы научной конференции. – Краснодар, 1994. – С. 55.

43. Там же. – С. 56.

44. Трёхбратов Б.А., Шебзухова Т.А. Крестьянство Северного Кавказа в условиях рыночной модернизации России (60-е гг. ХIХ – начало ХХ в.)// Северный Кавказ: геополитика, история, культура. Материалы всероссийской научной конференции. Ч. 2. – М. – Ставрополь, 2001. - С. 47).

45. Нахаева И.В. Российское влияние на хозяйственную жизнь кочевников степного Предкавказья во второй половине ХIХ - начале ХХ в.// Северный Кавказ в межцивилизационных контактах и диалогах: от древности к современности. Материалы региональной научной конференции. Армавир:

ИЦ АГПИ, 2001. – С. 43.

46. Там же.

47. Там же. – С. 45.

48. Нахаева И.В. Политика русских властей по привлечению кочевников степного Предкавказья к оседлому образу жизни во второй половине ХIХ века// Вопросы Северо-Кавказской истории: Сборник научных статей. Вып.

5. Армавир, 2000. – С. 87.

49. Трёхбратова С.А. Народное образование горцев Северо-Западного Кавказа в период Кавказской войны// Кавказская война: уроки истории и современность. Материалы научной конференции. – Краснодар, 1994. – С.

275.

50. Цит. по: Трёхбратова С.А. Народное образование… - С. 276.

51. Цит. по: Малахова Г.Н. Государственная политика в области образования горских народов во II-ой половине XIX века.)// Северный Кавказ:

геополитика, история, культура. Материалы всероссийской научной конференции. Ч. 2. – М. – Ставрополь, 2001. - С. 264.

52. Там же.

53. Цит. по: Малахова Г.Н. Государственная политика … - С. 265-265.

54. Там же. – С.265.

55. Там же.

56. Любушкина Е.Ю. Деятельности национальных общественных организаций Северного Кавказа в развитии культуры и просвещения народа в период 1860-1917 гг.// Северный Кавказ в межцивилизационных контактах диалогах: от древности к современности. Материалы региональной научной конференции. Армавир: ИЦ АГПИ, 2001. – С. 59.

57. Там же. – С. 60.

ГЛАВА 5.

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД:МОДЕРНИЗАЦИЯ И ИНТЕГРАЦИЯ Окончание Кавказской войны практически совпало с началом преобразований в России, составивших суть пореформенного периода. Хорошо известно, что реформы на Северном Кавказе имели свою специфику, как по сути нововведений, так и по срокам их проведения. Отчасти мы уже затронули эти проблемы в предшествующей главе.

Важной составляющей истории пореформенного периода Северного Кавказа стала его модернизация, в значительной мере связываемая нами с процессами промышленного освоения региона, проникновением сюда российского и иностранного капитала. В свою очередь, развитие капиталистических отношений, как и развитие промышленности вообще, невозможно без свободного передвижения рабочей силы.

Поэтому мы позволим себе обратить внимание на такой значимый аспект модернизации Северного Кавказа, как освоение его слабозаселённых к началу 1860-х годов территорий мигрантами из центральных российских губерний, и частью – из левобережной Украины.

Пореформенный период стал началом следующего этапа освоения Россией Северного Кавказа. Его принято связывать с так называемой, «народной колонизацией», пришедшей на смену военно-казачей. На наш взгляд, процессы массовой миграции выходцев из центральных районов европейской России были важной составляющей закрепления Северного Кавказа в рамках не только российского государственного, но также и историко-культурного пространства. В данной главе, в ряду прочего, мы затронем проблемы динамики переселения на Северный Кавказ, специфику освоения мигрантами областей и губерний края, их взаимоотношения с местным населением.

Особое место в системе российского социокультурного освоения края занимает процесс развития городов и крупных населённых пунктов промышленного (торгового) типа, так как они в значительной мере определяют специфику региона, его особенности и значимость в социальной, политической и экономической структуре государства.

Важнейшей составляющей процессов модернизации региона была его индустриализация, распространение здесь капиталистических отношений. Миграция на Северный Кавказ русских крестьян, русского торгово-промышленного капитала, в ходе пореформенных преобразований в России, стали основой модернизационных процессов в регионе. В свою очередь, эти процессы вели к изменениям социально-экономической сферы Северного Кавказа, а это, зачастую, становилось основой трансформаций мотивационной сферы исторических субъектов, вело к разрушению привычных социальных связей и т.п. Какова же была роль в этих процессах не только этнических русских (в подавляющем большинстве случаев именно они и были, т.н., «иногородними»), но и казаков и горцев Об этих трёх наиболее многочисленных категориях населения Северного Кавказа пореформенного периода пойдёт речь в данной главе. Нашей главной задачей станет попытка проследить то, какое значение имеет для горцев и казаков, после окончания Кавказской войны, постепенно развивающаяся торгово-промышленная сфера, насколько они втягиваются в этот род деятельности. Какое место они занимают в городской среде. Мы попытаемся рассмотреть основные черты процессов опосредованного вовлечения автохтонного населения Северного Кавказа в систему общественных связей и способов деятельности, определяемых особенностями российского исторического типа культуры.

В 1860 г. по приказу главнокомандующего Кавказской Армией князя Барятинского упразднялась Кавказская линия, просуществовавшая более ста лет. Территорию к северу от главного Кавказского хребта, заключавшую в себе две области — Терскую и Кубанскую, а также Ставропольскую губернию именовать Северным Кавказом (1). Часть Дагестана была официально причислена Закавказью.

Начавшиеся в России с 1861 года реформы создавали благоприятные условия для внутренней миграции из центральных губерний страны в относительно малонаселённые периферийные регионы империи. В это число, безусловно, попадал и Северный Кавказ.

«При закреплении в составе России с учётом его (Северного Кавказа – В.Ш.) чрезмерной этнической пестроты именно русскому заселению придавалось приоритетное значение.

Предпочтение же при его организации, на первых порах, отдавалось казакам и отставным военным, принимавшим участие в покорении Кавказа» (2).

Казачеству отводилась особая роль в регионах, отличавшихся повышенной конфликтогенностью. Тенденция сохранения и упрочения позиций этой сословной группы как залога закрепления региона в рамках государственного пространства России сохраняется на протяжении всего пореформенного периода. Этот процесс имел и негативную сторону, с определённого момента фактически препятствуя обживанию на новом месте прибывающих русских крестьян.

Необходимо акцентировать внимание на двух наиболее важных особенностях миграции из районов центральной России на Северный Кавказ: во-первых, т.н.

«иногородние» в своих ментальных признаках не несли той значимости конфликта, которая могла бы расцениваться как смыслообразующая их социальной деятельности; вовторых, данная миграция стала началом реальной колонизации Северного Кавказа: она закладывала основы модернизационных процессов как способа интеграции местного населения региона в историко-культурное пространство России.

Авторы коллективной монографии «Этнокультурные проблемы Северного Кавказа:

социально-исторический аспект» приводят сведения о существовании специальной доктрины, обосновывающей территориальную дифференциацию населения империи по признаку «благонадёжности». Её разработала группа видных военных статистов конца ХIХ века. К «неблагонадёжным» относились евреи, немцы, поляки, народы Кавказа и некоторые другие. Районы, где русское население составляло более 50%, считались благонадёжными (3). Разумеется, мы не утверждаем, что эта доктрина есть идеологическое обоснование колонизации, хотя бы даже принимая во внимание время её появления. Вместе с тем, совершенно очевидно, что она учитывала богатейший опыт отношений России с присоединяемыми народами. Самое важное для нас то, что она давала рекомендации на случай войны, то есть на будущее. В числе таких рекомендаций были этнические чистки в пограничных районах, взятие заложников, конфискация или уничтожение имущества (4).

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.