WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 24 |

Необходимость сопротивления русской армии стала главной причиной попыток создания своей государственности закубанскими адыгами. Первая такая попытка была предпринята в 1830 г. «При виде долгожданного национального флага тысячи мечей взлетели в воздух, и один всеобщий продолжительный вопль радости вырвался из необъятной толпы. Никогда до сей поры не было большего энтузиазма, ни решимости защищать … Отечество», свидетельствует Эдмонд Спенсер, посетивший Черкессию в этот год (43). Союз оказался недолговечным, прежде всего, из-за причин внутреннего характера, однако попытки создания своей государственности в этой части региона не закончились. Большое значение в политической жизни абадзехов, шапсугов, натухайцев и убыхов сыграло Адагумское собрание (февраль1848 – февраль 1849 гг.) (44), на основании которого сформировалась нестойкая конфедерация. Мухаммед Амин пытался развить, в том числе и силой оружия, достижения адагумского собрания. К концу 1850 г. почти все западные адыги были включены в новую систему государственного устройства (45).

Абадзехи и шапсуги предпринимали попытки создания своего государства на Западном Кавказе даже в 1861 г., то есть уже после пленения Шамиля на Востоке (46).

Возвращаясь к истории имамата горцев Дагестана и Чечни, отметим, что длительный процесс его становления «… завершился только при Шамиле (1834-1859). К середине 50-х гг. третий имам стал «суверенным правителем, использовав сложный аппарат» (47).

В годы Крымской войны в полной мере и наиболее ярко проявилось стремление Шамиля к независимой политической линии. С одной стороны, это экстремальные условия войны, с другой — ощущение собственной силы.

Однако, вместе с тем, период наивысшего расцвета государства Шамиля наметил и первые черты его упадка. Во второй половине 1850-х гг. проявились центробежные тенденции, что, вероятно, могло быть преодолено, если бы не «северный сосед». Россия, выходя из кризисного состояния, набирала силу в рамках последнего дореволюционного цикла (собственно, революция и была его концом). Окончание Кавказской войны, представлявшейся бесконечной, казалось современникам неожиданно скорым, хотя после пленения Шамиля в августе 1859 г., прошло еще почти пять лет, прежде чем эта война завершилась. Официальной датой прекращения Кавказской войны считается 21 мая г., хотя отдельные очаги сопротивления горцев прослеживаются вплоть до 1884 г.

Таким образом, включение Северного Кавказа в состав Российской империи было длительным процессом, начало которого относится еще к середине ХVI в. Процесс этот в геополитическом смысле имел «пульсирующий» характер: продвижение и укрепление России в этом регионе в целом совпадает с фазами циклов, близких гармоничному состоянию российского государства.

Северный Кавказ как социокультурное пространство представляет собой «буферную зону» между европейской христианской цивилизацией — с одной стороны, и исламской цивилизацией — с другой. Северо-Кавказский регион в этом отношении не исключение. В попытках наиболее приблизиться, если не к объективности, то к целостности восприятия Северного Кавказа как социокультурного пространства, отечественная историческая наука, несомненно, обогатилась бы серьезным трудом, рассматривающим данный регион не как отдельную цивилизацию или «периферию российской цивилизации», а как часть исламского типа культуры. Если допустить, что этот вектор влияния на смыслополагающие основы самоидентификации горцев имел значение (осмелимся предположить, что оно было весьма велико), то такой взгляд имеет право на существование. Тем более, регионы подобные изучаемому, как уже упоминалось, в рамках именно арабо-исламского типа культуры не редкость. Наиболее яркими примерами могли бы послужить отдельные африканские исламские государства, расположенные к югу от Сахары, а также мусульманские этнические и этнокультурные группы Балканского полуострова.

Кавказская война являет собой прямое следствие политики российского государства в данном регионе в конце XVIII - начале XIX вв., когда гармоничное состояние второго малого цикла и связанные с эти успехи, толкнули Россию на интенсификацию интеграции Северного Кавказа. Ниспадающая фаза цикла, в рамки которой почти точно укладывается вся Кавказская война, предопределила её затяжной характер. В этой войне с российской стороны, включая военных и мирных жителей, погибло не менее 77 тысяч человек (48).

Погибшие горцы учёту не поддаются.

В строгом смысле слова, Кавказская война отличается от обычных войн отсутствием или не выраженностью ряда их непременных атрибутов. Сам термин «война», применительно к этапу интеграции народов Северного Кавказа в государственное пространство России с конца 1810-х до середины 1860-х гг., не вполне справедлив.

Несмотря на весь его трагический характер, этап этот был достаточно логичен, и, более того, предопределён закономерностью эволюции внутренних российских социальных циклов, что мы уже попытались показать на предшествующих страницах.

После окончания Кавказской войны начинается принципиально новый период в истории региона и народов его населяющих (или населявших). Этот этап связан с началом процесса включения горцев Северного Кавказа в российское историко-культурное пространство, что не тождественно только государственности.

Залогом успеха в присоединении Северного Кавказа стало освоение этого региона представителями российского суперэтноса, которое приобретает решающее значение начиная с последней трети ХIХ в. В одном ряду с этим явлением стоит модернизация края, начало которой хронологически совпадает с массовыми переселенческими процессами.

В то же время окончание Кавказской войны сопряжено с интенсивным оттоком значительной части горского населения в Турцию. Данный период представляется одним из существенных этапов в формировании специфической этнокультурной самоидентификации различных групп населения Северного Кавказа и заслуживает более детального и специального рассмотрения.

Примечания 1. Матвеев В.А. Исторические особенности утверждения геополитических позиций России на Кавказе/ Под ред. В.Б. Виноградова. – Армавир – Ростовн/Д., 2002. – С.8.

2. Ходарковский М. В королевстве кривых зеркал// Чечня и Россия: общества и государства. – М.: Полинформ-Талбури, 1999. – С. 20.

3. Джимов Б.М. Политика ведущих держав и её отражение в ходе кавказской войны (конец XVIII – первая половина XIX в.)// Кавказская война: уроки истории и современность. – Краснодар., 1994. – С.8.

4. Цит. по: Великая Н.Н Политические, социально-экономические, этнокультурные процессы в Восточном Предкавказье (XVIII-XIX вв.).

Автореф. дисс…д.и.н.. – Ставрополь, 2001. – С.26.

5. Серебряков Л.М. Мысли о делах наших на Кавказе (публикация Я.А.

Гордина)// Звезда, 1996, №12. – С.88.

6. Там же.

7. Гумилёв Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории. – СПб.: Юна, 1992. – С. 207-250.

8. Национальная политика России: история и современность. – М.: Русский мир,1997. С. 78.

9. Черноус В.В., Цихоцкий С.Э. Кавказский вопрос в истории Российской геополитики// Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки, 1998, №2. – С. 76-77.

10. Там же. – С.77.

11. Серебряков Л.М. Указ. соч. – С.89.

12. Там же.

13. Зинеева З.З. Восточная политика России и ногайцы Северо-Западного Прикаспия// Вопросы Северо-Кавказской истории. Под ред. В.Б.

Виноградова. Вып. 1. – Армавир, 1996. – С.23.

14. Серебряков Л.М. Указ. соч. – С.89.

15. Цит. по: Этнокультурные проблемы Северного Кавказа: социальноисторический аспект/ Под ред. А.И. Шаповалова. – Армавир: Издательство АГПИ, 2002. – С.41.

16. Национальная политика России… - С.79.

17. Там же.

18. Там же.

19. Дзамихов К.Ф. Северный Кавказ и Россия: исторические циклы и переходные периоды// Наука о Кавказе: проблемы и перспективы.

Материалы I съезда учёных-кавказоведов/ Под ред. В.Г. Игнатова. – Ростовн/Д.: СКАГС, 2000.- С.51.

20. Там же.

21. Серебряков Л.М. Указ. соч. – С.90.

22. Этнокультурные проблемы Северного Кавказа: социально-исторический аспект/ Под ред. А.И. Шаповалова. – Армавир: Издательство АГПИ, 2002. – С.23. Там же. – С.24. Там же. – С.43-44.

25. Национальная политика России… - С. 80.

26. Герман Р.Э. Состояние управленческих кадров на Кавказе в 30-е годы XIX века// Северный Кавказ в межцивилизационных контактах и диалогах: от древности к современности. Тезисы региональной научной конференции. – Армавир: ИЦ АГПИ, 2001. – С.38.

27. Этнокультурные проблемы Северного Кавказа… - С.43.

28. Там же. – С.29. Матвеев В.А. Указ. соч. – С.9.

30. Цит. по.: Джимов Б.М. Политика ведущих держав … - С.11.

31. Герман Р.Э. Указ. соч. – С.38.

32. Джимов Б.М. Указ. соч. – С.12.

33. История народов Северного Кавказа (конец XVIII века – 1917 г.). – М., 1988.

– С.23.

34. Майборода Э.Т. О сосуществовании цивилизаций различного типа // Научная мысль Кавказа, 2000, № 2; Черноус В.В. Кавказ – контактная зона цивилизаций и культур // Там же.

35. Серебряков Л.М. Указ. соч. – С.92.

36. История народов Северного Кавказа … - С.135.

37. Там же.

38. Алейников Д. Большая Кавказская война // Родина, 2000, № 1-2. - С.55.

39. Клычников Ю.Ю. Использование религиозного фактора в российской политике на Северном Кавказе в конце 20-х – 30-е гг. ХIХ века // Вопросы северокавказской истории. Вып. 6. Часть 1.; Национальная политика России:

история и современность. – М.: Русский мир,1997. С. 92-96; Россия и Чечня:

общества и государства. – М.: Политинформ-Талбури, 1999. С. 30, 34-35;

Раздольский С.А. Русская православная церковь и Кавказская война// Кавказская война: уроки истории и современность. – Краснодар, 1994. - С.

254-263.

40. Цит. по: Гордин Я. Что увлекло Россию на Кавказе // Звезда, 1997. № 10.

С.106.

41. Парова Л.М. К истории разработки планов покорения кавказских горцев российским царизмом // Известия вузов. Северо-Кавказский регион.

Общественные науки, 1993, № 3. - С.57.

42. Дзамихов К.Ф. Указ. соч. – С.51.

43. Чирг А.Ю. Политические реформы на Западном Кавказе в 1847-1850 гг.// Кавказская война: уроки истории и современность. – Краснодар., 1994. – С.169.

44. Чирг А.Ю. Указ. соч. – С. 169-170.

45. Там же. – С.176.

46. Джимов Б.М. Указ. соч. – С. 17.

47. Гемер М. Государство Шамиля// Восток, 1993, №2. – С.37.

48. Веденеев Д. 77 тысяч// Родина, 2000, -№1-2. – С.108.

ГЛАВА 3.

КОНФЛИКТ КАК ФАКТОР ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ПРОБЛЕМА КОЛОНИЗАЦИИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА Конфликт как способ взаимодействия российского государства и народов Северного Кавказа имеет давнюю историю. Характер его протекания (чередования латентных и актуализированных состояний) неравномерен и зависит, в целом, от фаз социальных циклов в России. «Конфликт ценностей возникает на основе существенных различий и даже несовместимых элементов в ценностных структурах различных народов.

Формирование ценностных систем протекает на этапе ранней социализации этноса, когда складываются такие важнейшие нормы и ценности, как отношение к человеку и личности, к соседним народам и взаимодействию с ними … другими словами, когда складываются основные принципы морали и нравственности» (1). Вот почему чрезвычайно важно проследить историю конфликта как части истории региона, как составляющую оценки и самооценки его сторон, а также выяснить какие стереотипы и клише формируются в его ходе.

Рассмотрение истории присоединения Северного Кавказа как, своего рода, «анатомии конфликта» тесно связано с вопросом о его колонизации: как понимать военные операции, миграционные процессы, административные и другие преобразования вплоть до пореформенного периода (Ему мы посвятим отдельные главы). Ответ на этот и другие поставленные выше вопросы мы попытаемся дать в этом разделе.

Значение конфликта как фактора этнокультурного взаимодействия на Северном Кавказе намного шире, чем противопоставление типа «Россия – Кавказ». Возьмёмся утверждать, что в системе этнокультурной самоидентификации Северо-Кавказских народов конфликт как социальный феномен занимает довольно заметное место.

В период, завершившийся Кавказской войной (конец второго малого цикла периода империи), вполне сложились образы оппонирующих на Северном Кавказе сторон в их взаимных представлениях друг о друге. Осмелимся предположить, что характеристики этих образов определили особенности последующего этапа интеграции Северного Кавказа в историко-культурное пространство России, что происходит уже в пореформенный период и что по своей значимости и качеству происходивших процессов представляет предмет исследования отличный, от того, который мы предполагаем затронуть в данной главе.

Мы не ставим перед собой цели непременно обосновать значение конфликта как базового явления в этнической самоидентификации различных групп населения Северного Кавказа. Трактовка такого рода, безусловно, обеднила бы наши подходы.

Мы пытались избежать резких оценок и конъюнктурности выводов, которые можно было бы сделать из нижеследующих рассуждений. В работе предпринята попытка рассмотреть феномен конфликта в самом общем виде, затрагивая его этнокультурные и геополитические характеристики применительно к Северному Кавказу дореволюционного периода. Нельзя при этом отрицать, что конфликт (в указанных выше параметрах понятия) стал одним из важнейших условий формирования этнической картины Северного Кавказа, с одной стороны, и занял заметное место в этнокультурной характеристике северокавказского населения, с другой.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.