WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |

Мерить перестройку привычными понятиями — дело непродуктивное. А ставить условие: мол, поймем и поверим, когда вы, Советский Союз, станете полностью похожими «на нас», на Запад, бессмысленно и опасно.

Обрисовать в точности, что получится в итоге перестройки, никто не может. Но ожидать, что это будет «копия» с чего-то, значило бы заранее себя обманывать….

Мы хотим быть органической частью современной цивилизации, жить в согласии с общечеловеческими ценностями, по нормам международного права, соблюдать «правили игры» в экономических связях с внешним миром, нести бремя ответственности со всеми народами за судьбу нашего общего дома.

Переходный период к новому качеству во всех сферах жизни общества сопровождается болезненными явлениями. Начиная перестройку, мы не смогли все должным образом оценить и предвидеть. Общество оказалось слишком тяжелым на подъем, не готовым к новым переменам, задевающим жизненные интересы, когда пришлось всерьез прощаться со всем тем, к чему привыкли на протяжении долгих лет. Неосторожно породив вначале огромные ожидания, мы не учли, что за ними не может столь же быстро последовать осознание, что всем надо жить и работать иначе, перестать привычно уповать на то, что новая жизнь будет дадена сверху.

Сейчас перестройка вступила в самую драматическую полосу. С трансформацией философии перестройки в реальную политику, начавшую буквально взрывать старые формы жизни, стали нарастать и сложности. Многие испугались, захотели вернуться в прошлое. И не только те, кто был у рычагов власти, в правительственных кругах, в армии, в ведомствах и кому пришлось потесниться. Но и множество людей, чьи интересы, уклад жизни тоже оказались под прессом испытаний. Ибо за десятилетия они разучились быть инициативными, независимыми, предприимчивыми, самостоятельными.

Отсюда недовольство, взрывы протеста, непомерные, хотя понятные требования, которые, однако, если их в одночасье удовлетворить, приведут к полному хаосу. Отсюда и накал политических страстей, не конструктивная оппозиция, нормальная в демократической системе, а сплошь и рядом деструктивная, иррациональная. Я уж не говорю об экстремистских силах, особенно жестоких и бесчеловечных в зонах межнациональных столкновений.

За шесть лет мы отбросили или разрушили многое из того, что стояло на пути обновления и преобразования общества. Но когда общество получило свободу, оно, длительное время жившее как в «Зазеркалье», не узнало себя.

Выплеснулись наружу противоречия и пороки, даже пролилась кровь. Хотя от большой крови страну удалось удержать. Логика реформ столкнулась и с логикой их отторжения, и с логикой нетерпения, которая оборачивается нетерпимостью.

И вот в этой ситуации, которая несет в себе и огромный шанс, и огромный риск, на самом пике перестроечного кризиса задача состоит в том, чтобы, сохраняя главный курс, одновременно так справляться с текущими, повседневными проблемами, — а они буквально рвут этот курс на части, — чтобы не допустить социального и политического взрыва….

Возникающие в ходе преобразований проблемы можно решать — таково мое кредо — только конституционным путем.

Это относится и к такой острой для нас проблеме, как самоопределение наций. Мы ищем механизм ее решения в рамках конституционного процесса, признаем законный выбор народов, при том понимании что, если действительно народ, через честный референдум, решит уйти из Советского Союза, это потребует определенного, согласованного переходного периода.

Непросто выдержать мирный путь в стране, где люди из поколения в поколение приучались к тому, что если ты «против» или не согласен, а у меня власть или другая сила, то тебя надо выбросить за борт политики, а то и упрятать в тюрьму. В стране на протяжении веков все решалось в конце концов насилием. И это наложило трудно смываемый отпечаток на всю «политическую культуру», если уместно в этом случае употребить такое понятие.

Демократия наша рождается в муках. Процесс создания политической культуры, которая предполагает дискуссии, плюрализм, новый правовой порядок, твердую власть, необходимую, чтобы демократия работала, власть, опирающуюся на закон, одинаковый для всех, набирает силу. Решительность в перестройке, о чем сейчас немало дискуссий, должна измеряться приверженностью переменам, курс на демократическое развитие.

Решительность — это не возврат к репрессиям, к нажиму, к подавлению прав и свобод. Я не соглашусь, что общество снова разделилось на «красных» и «белых», на тех, кто самозвано говорит и действует от «имени народа», и «врагов народа». Решительность сейчас — в том, чтобы в условиях плюрализма в политике и в общественной жизни, в рамках законности обеспечить условия для продолжения преобразований, предотвратить развал государства и экономический коллапс, не допустить, чтобы элементы хаоса приняли катастрофический характер.

…В обществе уже есть согласие о переходе к смешанной экономике, к рынку. Разногласия сохраняются в том, как это делать и в какие сроки. Есть сторонники побыстрее проскочить переходный период, невзирая ни на что.

Элемент авантюризма тут присутствует. Но нельзя закрывать глаза и на то, что такие взгляды пользуются поддержкой. Народ устал и подвержен воздействию популизма. Поэтому опасно и медлить, держать людей в состоянии неопределенности. Они сейчас живут нелегко, испытывают большую нужду.

В завершающий этап вступила работа над новым Союзным договором, принятие которого откроет новый этап в жизни нашего многонационального государства.

После разгула сепаратизма и эйфории суверенизации чуть ли не каждого поселка оживает центростремительное движение — на основе более здравого восприятия сложившихся реальностей и опасностей. И это сейчас самое существенное. Растет воля к согласию, понимание того, что есть государство, есть страна, есть общая жизнь. Это надо уберечь в первую очередь. А потом уже разбираться, кто в какую партию, в какой клуб будет входить, какие молитвы и какому богу будет возносить.

Опыт бурного, противоречивого перестроечного процесса, особенно в последние два года, остро поставил перед нами проблему критериев эффективности государственного руководства. В новых наших условиях — многопартийности, мировоззренческой свободы, национальной самобытности и суверенности республик — интересы общества должны быть безоговорочно поставлены выше партийных, групповых, местных, ведомственных, любых других частных интересов. Хотя они имеют право и на существование, и на представительство в политическом процессе, в общественной жизни, и, конечно, должны учитываться в большой, государственной политике.

Дамы и Господа! От правильной оценки того, что происходит в Советском Союзе на данном этапе, очень многое зависит и в мировой политике. Сейчас и на будущее.

Приблизился, может быть, самый решающий момент, когда мировое сообщество, прежде всего государства, обладающие наибольшими возможностями влиять на ход событий, должны определиться по отношению к Советскому Союзу, причем — в реальных действиях.

Чем больше я думаю над происходящим сейчас во всем мире, тем больше убеждаюсь, что перестройка ему нужна не меньше, чем самому Советскому Союзу. К счастью, нынешнее поколение политиков в своем большинстве все глубже осознает эту взаимосвязь, а также и то, что теперь, когда перестройка вступила в критическую фазу своего развития, Советский Союз вправе рассчитывать на масштабное содействие ее успеху.

Мы сами у себя в последнее время основательно переосмысливаем содержание и значительность своего экономического сотрудничества с другими странами, прежде всего с крупными странами Запада. Понимаем, конечно, что должны осуществить меры, которые позволят по-настоящему открыться мировой экономике, включиться в нее органично. Но и приходим к выводу о необходимости своего рода синхронизации действий в этом плане и с «семеркой», и с Европейскими сообществами, иначе говоря, — думаем о принципиально новой фазе своего международного сотрудничества.

В эти месяцы многое в нашей стране решается и будет решено для создания предпосылок выхода из системного кризиса к постепенному подъему и нормализации жизни.

Все многочисленные конкретные задачи, с этим связанные, обобщенно можно собрать на трех главных направлениях:

- стабилизация демократического процесса на основе широкого общественного согласия и нового государственного устройства нашего Союза как подлинной, свободной, добровольной федерации;

- интенсификация экономической реформы в сторону создания смешанной рыночной экономики на основе новой системы отношений собственности;

- решительные шаги к открытию страны в мировую экономику через конвертируемость рубля, признание цивилизованных «правил игры», принятых на мировом рынке, через вступление в члены мирового банка и Международного валютного фонда. Все три эти направления тесно взаимосвязаны. Поэтому нужен разговор на «семерке» и в ЕС. Нужна какая-то совместная программа действий на ряд лет.

Очевидно, что роль СССР, его участие в строительстве нового мира будет еще более конструктивной, еще более значительной по мере продвижения по пути перестройки. То, что мы сделали, руководствуясь новым мышлением, позволило повернуть международное сотрудничество в новое мирное русло.

Огромный путь пройден за эти годы в общеполитическом сотрудничестве СССР с Западом. Оно прошло трудные испытания — через крупные преобразования в Восточной Европе, проверено на оселке решения германского вопроса, выдержало труднейшее напряжение в связи с кризисом в Персидском заливе.

Безусловно, это необходимое всём сотрудничество будет более эффективным, потребность в нем будет ощущаться больше, если теснее будут связаны наши экономики, если они начнут работать в относительно согласованном ритме.

Мне представляется очевидным: будет успех перестройки в СССР — будет и реальная возможность строить новый мировой порядок. Сорвется перестройка — исчезнет и перспектива выхода к мирному периоду в истории, по крайней мере — в обозримом будущем….

Прекращена «холодная война». Фактически снята угроза мировой ядерной войны. Исчез «железный занавес». Объединилась Германия — событие поворотного значения в истории Европы. На континенте нет ни одной страны, которая не считала бы себя полностью суверенной и независимой….

Идеи хельсинского Заключительного акта начали приобретать реальное значение, трансформироваться в политику, получили более конкретное и актуальное выражение в Парижской хартии для новой Европы.

Вырисовываются уже формы институализации общеевропейской безопасности….

Сокращаются вооруженные силы, военные бюджеты. Иностранные войска выводятся с чужих территорий, снижается их численность, меняется состав — в оборонительном направлении. Сделала первые шаги конверсия военного производства, и происходит совсем уже, казалось, невероятное — налаживается сотрудничество в этой области между недавними противниками в «холодной войне». Представители из армий ездят друг к другу, показывают военные объекты, совсем недавно сверхсекретные, совместно размышляют о путях демилитаризации.

…Деидеологизация межгосударственных отношений, которую мы провозгласили в качестве одного из принципов нового мышления, сломала многие предрассудки, предубеждения, подозрения, очистила и оздоровила международную жизнь. Но должен заметить — с нашей стороны этот процесс идет интенсивнее и откровеннее, чем на Западе….

Движение к цивилизации XXI века не будет, конечно, ни простым, ни легким. От тяжелого наследства прошлого, от угроз, созданных в послевоенные годы, нельзя избавиться в один день. Мы переживаем момент поворота в международных делах и находимся лишь в начале нового, надеюсь, в основном мирного, длительного периода в истории цивилизации.

В условиях ослабления, а то и исчезновения конфронтации на линии Восток-Запад всплывают наружу казавшиеся второстепенными перед лицом ядерной угрозы старые противоречия, оттаивают и скованные льдами «холодной войны» былые конфликты и претензии, быстро накапливаются совсем новые проблемы.

На пути к прочному миру много уже видимых препятствий и опасностей:

—усиление национализма, сепаратизма, дезинтеграционных процессов в ряде стран и регионов;

—нарастающий разрыв в уровне и качестве социально-экономического развития «богатых» и «бедных» стран; сами грозные последствия этой бедности сотен миллионов людей в условиях, когда информационная прозрачность позволяет видеть, как живут в развитых странах. Отсюда и небывалый накал и жестокость, просто фанатизм массовых проявлений протеста. Здесь и почва для распространения терроризма, для возникновения и сохранения диктаторских режимов с непредсказуемым их поведением в межгосударственных отношениях;

—угрожающе быстрое накопление «издержек» прежних форм прогресса:

опасность экологической катастрофы, истощение источников энергии, сырья, неуправляемой перенаселенности, общемировых эпидемий, наркомании и т.д.;

—расхождение в принципе между миролюбивой политикой и эгоистической экономикой, тяготеющей к своего рода «технологической гегемонии». Если расхождение этих векторов не преодолеть, дело пойдет к распаду цивилизации на несовместимые сектора;

—дальнейшее совершенствование современного оружия, пусть под предлогом укрепления безопасности. Это чревато не только новым витком гонки вооружений, гибельной перевооруженностью многих государств, но и окончательным разрывом между процессом разоружения и развития, более того — подрывом основ и критериев нарождающейся новой мировой политики.

Как мировому сообществу справиться со всем этим Все это задачи неимоверно сложные. Откладывать их нельзя. Завтра может быть поздно.

Убежден: для их решения нет иного пути, как отыскать и освоить неординарно новые формы взаимодействия. Мы попросту обречены на такое взаимодействие. Иначе не укрепить позитивные тенденции, которые возникли, набирают энергию и жертвовать которыми мы просто не вправе.

Но для этого все члены мирового сообщества должны решительно избавиться от стереотипов и побудительных мотивов, вскормленных «холодной войной», от привычек выискивать друг у друга слабые места и использовать их в собственных интересах. Уважать особенность и различия, которые будут всегда, даже тогда, когда права человека и свобода народов будут соблюдаться повсеместно. Не перестаю повторять: преодоление конфронтации позволяет превратить различия в источник здорового соревнования, в важный фактор прогресса. Это — стимул к взаимному изучению друг друга, к обменам, предпосылкам роста взаимного доверия.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.