WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 54 |

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» В. И. Вернадский, Н. А. Гредескул, Д. И. Деларов, Н. И. Кареев, А. Ф. Кони, С. М. Лукьянов, С. Ф. Ольденбург, З. Г. Френкель, Л. Н. Яснопольский. Членом правления Союза писателей СССР стал И. В. Жилкин. Успешно работали в Государственном банке Н. Н. Кутлер, А. А. Мануилов, С. Д. Урусов (последний даже был награжден орденом Трудового Красного знамени), во Всесоюзном кооперативном банке – В. А. Кугушев. Однако примеров успешной карьеры бывших парламентариев в советское время не так много.

Для большинства принадлежность к дореволюционному парламенту была едва ли не меткой неблагонадежности, несмотря на то, что от политической деятельности они отошли и работали в различных советских учреждениях. Их прошлое депутатство новые власти не забывали. Показательна в этом отношении судьба Г. Х. Байтерякова. В 1928 г. комиссией по социальной чистке Башнаркопроса его сын и дочь были исключены из Уфземтехникума и Башмедтехникума как дети «чуждого элемента». Байтеряков в заявлении в Башнаркомат рабоче-крестьянской инспекции писал, что «такой взгляд, по моему, ошибочен, потому что я хотя был членом IV Гос. думы, но по выбору от крестьянского населения, как сам крестьянин потомственный, а не от помещиков или купцов. Я, будучи членом Думы, принадлежал к левому крылу ее и защищал интересы крестьянства, что может быть известно следившим за работой Думы, откуда вернулся домой в мае месяце 1917 г. и с тех пор живу в своей волости и работаю на общественных и кооперативных организациях, занимаюсь сельскохозяйством лично. Право голоса в выборах Советской власти имею, среднего состояния (имею 2-х лошадей и 1 корову) и, следовательно, нет места называть меня чуждым элементом». Рабоче-крестьянская инспекция вынесла резолюцию дать возможность детям Байтерякова доучиться, но лишить их стипендии. Однако, решением Башнаркомпроса дети «чуждого элемента» были исключены из учебных заведений.

Сам Байтериков, обвиненный по ложному доносу, 1929-1932 гг.

провел в ссылке под Архангельском1.

См.: Мусульманские депутаты Государственной думы России 19061917 гг. Уфа, 1998. С. 274-275, 369, 283.

ДУМЦЫ ПОСЛЕ ДУМЫ: ПОЛИТИКА И СУДЬБЫ, 1917 – Репрессии коснулись и унесли жизни многих бывших парламентариев. В годы «большого террора» погибли в тюрьмах или были расстреляны В. А. Анисимов, Г. М. Атласов, В. М. Баташев, А. Н. Букейханов, А. К. Виноградов, А. А. Гаврильчик, Ф. А. Головин, П. Ф. Грудинский, А. К. Долгов, И. М. Караваев, В. В. Климов, С. А. Котляревский, А. Д. Мешковский, М. В. Митроцкий, И. А. Наумов, Н. В. Некрасов, Д. Н. Немченко, Ф. М. Онипко, П. А. Садырин, митрополит Серафим (Л. М. Чичагов), М. А. Скобелев, Д. И. Шаховской. Скорее всего, этот скорбный список не является исчерпывающим.

«Рука Москвы» дотягивалась и до тех, кто проживал в других государствах. В сентябре 1939 г. на оккупированной советскими войсками польской территории в своем имении был убит сотрудниками НКВД Р. Скирмунт. Не по своей воле в декабре 1944 г. из сербского городка Сремски-Карловци в Москву вернулся шестидесятисемилетний В. В. Шульгин. Решением Особого совещания он был осужден на двадцать пять лет тюремного заключения. Однако, ему «повезло», в 1956 г. его амнистировали. Шульгину разрешили проживать вместе с женой во Владимире, предоставили квартиру, назначили персональную пенсию. Он писал мемуары, участвовал в съемках фильма «Перед судом истории», в 1961 г. с гостевым билетом № 002 посещал заседания XXII съезда КПСС. В. В. Шульгин последним из думцев скончался в 1976 г. на девяносто девятом году жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ «Светило российской бюрократии» М. М. Сперанский в «Общем обозрении всех преобразований и распределении их по временам», составленном в 1809 г., помимо прочего записал: «1-й день сентября (1810 г. - И. К.), в новый год по старому русскому стилю, открыть Государственную Думу со всеми приличными обрядами»1.

Однако потребовалось почти столетие, чтобы можно было начать листать страницы отечественной парламентской истории.

Практически все исследователи указывают на запоздалый характер развития парламентских, шире – демократических, институтов в России. Это запаздывание, вызванное комплексом объективных и субъективных причин, а также прерванность демократического транзита в 1918 г. обусловили особенности отечественного парламентаризма. По мнению О. В. Гаман-Голутвиной, предпринявшей попытку сравнительного анализа прошлого и настоящего парламентского опыта, «российской модели парламентаризма присущ ряд черт, которые с трудом вписываются в общеевропейскую традицию. Речь идет в первую очередь о доминирующей роли главы государства, конфронтационном стиле взаимодействия в треугольнике “парламент – глава государства – исполнительная власть” и нестабильности избирательного законодательства»2.

Набор выделенных исследовательницей черт вряд ли может вызвать принципиальные возражения, вместе с тем, утверждение о наличии «общеевропейской традиции», по крайней мере, для начала ХХ в., определенные сомнения порождает. Помимо России столетие назад в Европе были и другие страны, не вписывавшиеся в Сперанский М.М. Проекты и записки. М., 1961. С. 237.

Гаман-Голутвина О.В. Российский парламентаризм в исторической ретроспективе и сравнительной перспективе // ПОЛИС. 2006. № 2. С. 34.

эту традицию, в частности, Германия и Австро-Венгрия. Компаративистские исследования, проведенные в последнее время А.К.

Никитиным, а также Н. Б. Селунской и Р. Тоштендалем, продемонстрировали перспективность сопоставления России именно с этими имперскими образованиями.

Специалист по политической истории Германии А. К. Никитин отмечает общую для начала ХХ в. тенденцию в политическом развитии России, Германии и Австро-Венгрии (точнее было бы говорить о приобщении России к этой тенденции – И. К.) – парламентаризацию авторитарной монархии. Известно, что этот процесс в кайзеровской Германии подготовил возникновение демократической политической системы в период Веймарской Республики. Но незавершенность парламентаризации кайзеровского рейха, как полагал М. Рау, предопределила в значительной мере недостаточную зрелость самой веймарской демократии1. Проецируя подобный подход на Россию, можно утверждать, что на фоне еще большей незавершенности парламентаризации российской монархии перспективы развития демократии в России после 1917 г. выглядели еще менее успешными.

По мнению Н. Б. Селунской и Р. Тоштендаля, «реформы 19051906 гг. обусловили принадлежность Российской империи к “имперской группе” стран, которые отчасти адаптировались к потребностям общества в институтах демократического типа, а отчасти – стремились использовать аналогичные методы сохранения монархического правления». Германия, Австро-Венгрия и Россия отставали от государств Западной Европы в плане развития формальной демократии, но во всех трех империях наблюдалось «присутствие важных элементов демократии и тенденции развития у населения значимости демократических принципов»2. Разделяя данное положение, а также тезис Н. Б. Селунской и Р. Тоштендаля о том, что в 1906-1907 гг. в области развития формальной демократии «разлиСм.: Никитин А.К. Австро-Венгрия, Германия и Россия (конец XIX в. – 1918 г.): возможности и границы трансформации авторитарной монархии (к постановке проблемы // Европейские сравнительно-исторические исследования. Европейское измерение политической истории. М., 2002. С. 160.

Селунская Н.Б., Тоштендаль Р. Указ. соч. С. 297.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» чия между Россией и другими странами Западной Европы не были столь существенными и часто переоценивались»1, не вижу оснований считать справедливым утверждение авторов, что «3 июня г. закрылись возможности для широкого участия населения России в политической жизни. После июня 1907 г. вряд ли можно говорить о демократической культуре, хотя и старые культуры не победили.

Политизация общества оказала бесспорное влияние, следствием которого было восприятие обществом политики. Только в период между 1905 и 1907 г. возможно обнаружить попытки, связанные с распространением демократической культуры»2.

В отечественной историографии система, сложившаяся после революции 1905-1907 гг., получила наименование третьеиюньской монархии. Однако правовые и институциональные основы этой системы были заложены Основными государственными законами, принятыми 23 апреля 1906 г. Новый избирательный закон изменил лишь способ формирования одной из палат парламента, сократив, хотя и не принципиально, российский электорат. После 3 июня 1907 г. сохранились «новые институциональные формы, представленные Государственной думой, и выборы – хотя и непрямые, неравные и не всеобщие», сохранилось то, что, по мнению Н. Б. Селунской и Р. Тоштендаля, «дало России возможность приобрести опыт для развития демократической культуры в отношениях с государством»3. К сожалению, в своей новаторской и крайне важной для дальнейшего развития историографии работе авторы так и не смогли перешагнуть через «третьеиюньский порог».

На мой взгляд, политическую систему, сложившуюся в результате реформы 1905-1906 гг. и просуществовавшую вплоть до падения монархии, корректнее называть «двадцатьтретьеапрельской».

«Переименование» затрагивает не столько внешнюю сторону процесса, сколько его содержание. Одно дело назвать политическую систему по дате государственного переворота, подразумевая ее реакционное содержание, другое – по дате принятия конституционного акта. Во втором случае внимание акцентируется на таких Там же. С. 288.

Там же. С. 10.

Там же. С. 9.

характеристиках системы как разделение властей; законодательное народное представительство; новый тип принятия государственных решений и становление публичной политики; партии, превращающиеся в институты системы; рождение человека политического и начало диалога власти с политическим обществом.

Новое политическое пространство быстро осваивалось homo politicus. Наиболее полным воплощением этого субъекта является публичный политик, выполняющий посреднические функции в отношениях политического общества с государством. Однако расколотость российского общества, полярность социальных интересов различных групп населения, порождали конфронтационные модели взаимодействия основных акторов политического процесса. Используя терминологию Дж. Сартори, можно утверждать, что отечественные политики начала прошлого столетия в короткий предвоенный период просто не успели научиться воспринимать политику как торг, продолжая относиться к ней как к войне1. Идеи патриотизма и победы над внешним врагом начала мировой войны, подтолкнувшие различные политические силы к поискам приемлемых компромиссов, оказались скоро исчерпанными из-за затяжного и крайне неудачного для России хода военных действий и углублявшегося вследствие этого системного кризиса. Сложившаяся после 1914 г. ситуация благоприятствовала тем политикам и партийным организациям, которые стремились к решению проблем, специфических для определенных социальных групп, за счет интересов других слоев общества.

Sartori G. Theory of Democracy Revised. Chatham; NJ, 1987. Vol. I. P.

224.

ПРИЛОЖЕНИЕ Общий список членов Государственной Думы И Государственного Совета, 1906-Условные обозначения I, II, III, IV – созывы Государственной Думы.

1, 2, 3… - сессии Государственной Думы и Государственного Совета.

Государственная Дума первого созыва: 38 заседаний с 27.по 4.07.Государственная Дума второго созыва: 53 заседания с 20.по 2.06.Государственная Дума третьего созыва:

сессия 1: 98 заседаний с 1.11.1907 по 28.06.сессия 2: 126 заседаний с 15.10.1908 по 2.06.сессия 3: 131 заседание с 10.10.1909 по 17.сессия 4: 113 заседаний с 15.10.1910 по 13.05.сессия 5: 153 заседания с 15.10.1911 по 9.06.Государственная Дума четвертого созыва:

сессия 1: 81 заседание с 15.11.1912 по 25.05.сессия 2: 111 заседаний с 1.11.1913 по 14.06.чрезвычайная сессия: 1 заседание 26.07.сессия 3: 3 заседания с 27.01 по 29.01.сессия 4: 60 заседаний с 19.07 по 3.09.1915 и с 9.02 по 20.06.сессия 5: 24 заседания с 1.11 по 16.12.1916 и с 14.02 по 25.02.Государственный Совет:

сессия 1: 15 заседаний с 27.04 по 07.07.ОБЩИЙ СПИСОК ЧЛЕНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ И… сессия 2: 16 заседаний с 20.02 по 5.06.сессия 3: 44 заседания с 1.11.1907 по 5.07.сессия 4: 44 заседания с 15.10.1908 по 12.06.сессия 5: 64 заседания с 10.10.1909 по 17.06.сессия 6: 49 заседаний с 15.10.1910 по 28.05.сессия 7: 81 заседание с 15.10.1911 по 25.06.сессия 8: 51 заседание с 1.11.1912 по 4.07.сессия 9: 59 заседаний с 1.11.1913 по 30.06.чрезвычайная сессия: 1 заседание 26.07.сессия 10: 6 заседаний с 17.01 по 30.01.сессия 11: 10 заседаний с 19.07 по 3.11.сессия 12: 33 заседания с 9.02 по 22.06.сессия 13: 2 заседания с 1.11.1916 по 25.02.ГД – член Государственной Думы, если речь идет о депутатах третьего и четвертого созывов, то избранный:

от общ. сост. выб. – от общего состава выборщиков губернского избирательного собрания;

от с. землевл. – от уездного съезда землевладельцев;

от с. уполн. от вол. – от уездного съезда уполномоченных от волостей;

от с. уполн. от каз.ст. – от уездного съезда уполномоченных от казачьих станиц;

от 1-го с. гор. изб. – от первого съезда городских избирателей;

от 2-го с. гор. изб. – от второго съезда городских избирателей;

от с. гор. изб. или от 1 и 2-го с. гор. изб. – от съезда городских избирателей, в тех случаях, когда подразделения городских избирателей на съезды не производилось или от первого и второго съездов городских избирателей;

от 1-го разр. гор. изб. – от первого разряда городских избирателей в городском избирательном собрании в городах с прямым представительством;

от 2-го разр. гор. изб. – от второго разряда городских избирателей в городском избирательном собрании в городах с прямым представительством;

«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» от с. уполн. от раб. – от губернского съезда уполномоченных от промышленных предприятий;

от войск. нас. – от войскового (как правило, казачьего) населения;

от русск. нас. – от русского населения;

от инородч. нас. – от инородческого населения.

ГС(н) – член Государственного Совета по назначению:

к прис. – указом императора включен в состав присутствующих в общих собраниях;

искл. из прис. – указом императора исключен из состава присутствующих в общих собраниях.

ГС(в) – член Государственного Совета по выборами, избранный:

от двор. общ. – от дворянских обществ тех губерний, где проводились выборы в дворянские сословные организации;

от... г. з. с. – от губернских земских собраний;

от землевл.... губ. – от съездов землевладельцев неземских губерний;

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.