WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 54 |

Мануильский заявил, что «может придти время, когда сам Шингарев на себе узнает, что такое смертная казнь, которую он хочет применить к другим». При этом с мест, на которых располагалась большевистская фракция, несколько раз было произнесено:

«Смерть Шингареву»1. Как знать, может быть, это и был приговор, приведенный в исполнение с отсрочкой.

Восьмидесятилетний перводумец от Пермской губернии и бывший председатель Чердынской уездной управы Н. С. Селиванов по постановлению местной ЧК был арестован 12 июля 1918 г. и первоначально препровожден в городскую тюрьму. Затем его отправили в Кизеловские угольные копи на принудительные работы, но по дороге в ночь на 20 июля Селиванова расстреляли2.

После покушения на В. И. Ленина ВЦИК по предложению Я. М. Свердлова принял 2 сентября 1918 г. резолюцию о «красном терроре», а Совнарком 5 сентября по докладу Ф.Э. Дзержинского - аналогичное постановление. В сентябре - октябре в качестве заложников красного террора были казнены бывшие члены Государственного Совета Н. С. Крашенинников, А. Б. Нейдгард, С. В. Рухлов, Н. П. Урусов, А. Н. Хвостов, И. Г. Щегловитов и депутат Думы третьего и четвертого созывов Н. И. Шетохин3.

К. А. Тарасов, вятский крестьянин и член Думы четвертого созыва, в сентябре 1918 г. был расстрелян вместе со своим сыном за «контрреволюционную пропаганду». В то время второй его сын воевал в Красной армии4.

ход нашел свое отражение в энциклопедическом издании о политических партиях, где в статье о Кокошкине указывается, что убийцами были красноармейцы, а в статье о Шингареве - анархисты. См.: Политические партии России. Конец XIX – первая треть XX века: Энциклопедия. М., 1996. С. 258 и 699.

Оболенский В.А. Указ. соч. С. 547.

Пермская земская неделя. 1919. 9 апр.

См.: Красный террор в годы гражданской войны. По материалам Особой следственной комиссии // Вопросы истории. 2001. № 7. С. 19, 30; № 9. С.

18.

См.: Энциклопедия земли Вятской. Киров, 1996. Т. 6. С. 435.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» В ноябре 1918 г. во время чекистской облавы в книжной лавке на Невском проспекте был арестован К. К. Черносвитов, член ЦК кадетской партии и депутат всех думских созывов. В тюрьме состояние его здоровья резко ухудшилось. Врач, осматривавший Черносвитова, отметил: «В тюрьме пребывать не может. Сильный отек, вода в животе». В конце декабря 1919 г. его расстреляли1.

В мае 1919 г. в Астрахани был арестован архиепископ Митрофан, бывший депутат Думы третьего созыва. 23 июня его расстреляли во дворе тюрьмы. Перед расстрелом Митрофан благословил солдат, которым приказали его казнить. Командовавший расстрелом чекист ударил архиепископа револьвером по руке, схватил за бороду и выстрелил ему в висок2.

Бывшего министра внутренних дел и члена Государственного Совета А. Г. Булыгина расстреляли 5 сентября 1919 г. по приказу рязанской губчека «за реакционную политику в 1905 г.»3. Приведенный перечень жертв красного террора из числа депутатского корпуса дореволюционной России далеко не полон.

В годы гражданской войны предпринимались попытки возобновить в том или ином виде активную политическую деятельность распущенных законодательных палат. Так, в мае 1918 г. М. В. Родзянко задумал возобновить заседания Государственной Думы четвертого созыва под своим председательством. К участию в этом мероприятии приглашались и думцы предыдущих созывов. Но по распоряжению генерала П. Н. Краснова Родзянко был выслан с Дона как «гражданин Демократической советской республики». В ноябре он выступил с идеей создать «Национальный совет» в составе членов Государственной Думы всех четырех созывов, Поместного церковного собора и Временного Совета Российской РесСм.: Не предать забвению: Книга памяти жертв политических репрессий, связанных судьбами с Ярославской областью. Ярославль, 1994. Т.2. С.

385-387.

См.: ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. Франкфурт/М.-М., 1999. С. 329.

См.: Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений, 1802-1917: Биобиблиографический справочник. СПб., 2001. С. 98.

ДУМЦЫ ПОСЛЕ ДУМЫ: ПОЛИТИКА И СУДЬБЫ, 1917 – публики как «носящих символ законно избранных государственных учреждений»1.

Летом 1918 г. «Совещание членов Государственной Думы и Государственного Совета» все же начало действовать в Киеве, но без организационного участия М. В. Родзянко. Совещание избрало постоянно действующий совет, в котором активную роль играл П. Н. Милюков. Но новые участники Совещания из числа беженцев из Советской России занимали более правые позиции, и 3 октября в состав совета были введены их представители – Ф. Н. Безак, В. И. Гурко, С. Е. Крыжановский. Тогда же по предложению Милюкова было одобрено «Обращение к русскому обществу», в котором подчеркивалась необходимость «скорейшего создания авторитетного общероссийского представительства, которое могло бы встать на место советской власти». Большинство участников Совещания признавало, что после победы над большевизмом в России должен быть установлен режим конституционной монархии.

Совет попытался подчинить своему влиянию руководство Добровольческой армии. В наказе «уполномоченным Совещанием, отправлявшимся в Добровольческую армию» указывалось, что ближайшая задача Совещания - «создание объединенного органа сильных общественных групп, состоящего как из представителей учреждений, отражающих зрелую политическую мысль страны, каковыми являются бывшие законодательные палаты, земские и городские самоуправления дореволюционного издания, так и представителей важнейших отраслей народного труда, как-то: землевладения и земледелия, промышленности, торговли, финансов»2.

На основе Совещания в конце октябре сформировался Совет Государственного Объединения России (СГОР), перебравшийся позднее в Одессу. В Совет вошли по пять человек от членов Государственной Думы, членов Государственного Совета, земских деятелей, представителей городского самоуправления, торговопромышленных кругов, финансистов, земельных собственников, См.: Деникин А.И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. 1993. № 6. С 111; 1994. № 3. С. 106.

Деникин А.И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. 1993. № 6.

С. 114; 1994. № 3. С. 112-113.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» академических кругов и церковных деятелей. Председателем организации был выбран член Государственного Совета В. В. Меллер-Закомельский, его заместителями – А. В. Кривошеин (от земельных собственников), П. Н. Милюков (от Государственной Думы), С. Н. Маслов (от земцев), С. Н. Третьяков (от торговопромышленной группы)1.

Представители СГОР составили основу русской делегации на Ясском совещании в ноябре 1918 г., созванном по инициативе французского дипломата графа Сент-Олера. Совещание должно было образовать в Яссах постоянно действующий «Русский национальный совет», благодаря которому страны Антанты могли бы узнавать «все нужды, чаяния и запросы организованной и государственно настроенной русской общественности», а также выработать совместную стратегию борьбы против Советской России2. В составе делегации СГОР в Яссах находились бывшие члены законодательных палат В. И. Гурко, А. В. Кривошеин, В. В. МеллерЗакомельский, П. Н. Милюков. Персональные приглашения от организаторов получили Н. В. Савич, Н. А. Хомяков и В. В. Шульгин, но последний заболел и участия в совещании не принимал. По собственной инициативе в Яссы приехали также В. Я. Демченко, Н. Ф. Дитмар, И. А. Шебеко, присутствовавшие на заседаниях русской делегации с правом совещательного голоса. Секретарем русской делегации был назначен Б. Ю. Милютин, бывший делопроизводитель Государственной Думы. Большинство участников совещания от СГОР заявили себя сторонниками военного вмешательства союзников в борьбу с большевиками и военной диктатуры, поддерживая кандидатуру А. И. Деникина. Кривошеин и Савич высказались за наделение диктаторскими полномочиями великого князя Николая Николаевича3. Однако глубокого следа в истории антибольшевистского движения СГОР не оставил и распался в апреле 1919 г. после эвакуации французских войск из Одессы.

См.: Гуковский А.И. Указ. соч. С. 54.

См.: Деникин А.И. Очерки русской смуты // Вопросы истории. 1994. № 5. С. 88.

См.: Ясское совещание 1918 г.: Протоколы заседаний русской делегации // Русское прошлое. СПб., 1992. Кн. 3. С. 225-349.

ДУМЦЫ ПОСЛЕ ДУМЫ: ПОЛИТИКА И СУДЬБЫ, 1917 – Вновь бывшие российские парламентарии смогли собраться на свой форум уже в эмиграции. 30 ноября – 2 декабря 1920 г. в Париже в помещении русского посольства состоялось совещание депутатов Государственной Думы четырех созывов и членов Государственного Совета по выборам. Председательствовавший на совещании А. И. Гучков видел его цель в «объединении партий и национальностей в интересах государственного строительства России». По словам В. А. Маклакова, «эсэры подняли гвалт и сказали, что если туда пойдут кадеты, то всякие разговоры с ними будут прекращены; кадеты имели мужество туда все-таки же пойти, хотя бы затем, чтобы предложить этим членам бывших законодательных палат оставить всякую надежду на то, чтобы можно было что-либо сделать из них»1. Позицию кадетов озвучил А. И. Коновалов, высказавшийся против создания организации из бывших членов законодательных палат в виду неоднородности и случайности их состава. По его мнению, все это могло только запутать ситуацию и повредить делу реального объединения антибольшевистских сил2.

На этом совещании П. Н. Милюков впервые публично заявил о крахе «белой» идеи, призвал отказаться от прежних методов борьбы с большевизмом и озвучил основные принципы «новой тактики», связанной с поддержкой демократических сил внутри Советской России. П. Б. Струве, в то время член правительства генерала П. Н. Врангеля, в знак протеста покинул зал заседания3. Парижское совещание стало последней попыткой объединить бывших членов законодательных палат независимо от их партийной принадлежности для борьбы против большевиков.

Сторонники правоцентристской ориентации направили свои усилия на создание «Русского парламентского комитета за границей». В проекте положения о Комитете, разработанном инициативной группой во главе с А. И. Гучковым (В. Д. Кузьмин«Совершенно лично и доверительно!» Б.А. Бахметев – В.А. Маклаков.

Переписка. 1919-1951. В 3-х т. М.; Стэнфорд, 2001. Т. 1. С. 304.

См.: Последние новости. 1920. 1 декабря.

См.: Последние новости. 1920. 2 декабря. С этого момента началась вражда двух политиков, продолжавшаяся до их смерти. См.: Пайпс Р. Струве:

правый либерал, 1905-1944. М., 2001. С. 415-416.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» Караваев, Г. А. Алексинский, М. А. Искрицкий, Е. И. Кедрин), указывалось, что его целью является осведомление «иностранных парламентов, фракций их и отдельных парламентских деятелей о положении в России», а также «укрепление связи и развитие сотрудничества между русскими и иностранными парламентскими деятелями для защиты интересов России». В состав Русского парламентского комитета могли входить все бывшие выборные члены законодательных учреждений: Государственной Думы, Государственного Совета и Учредительного собрания1. Исполнительный орган Комитета, располагавшийся в Париже, начал свою деятельность 12 декабря 1920 г. В ряде европейских столиц (Берлин, Белград, Константинополь, Лондон) в январе 1921 г. были созданы местные парламентские комитеты.

8-21 января 1921 г. в Париже состоялось совещание членов Учредительного собрания, которых в основном представляли эсеры и кадеты. Всего на совещании присутствовало 33 члена Учредительного собрания из 56 находившихся на тот момент за пределами России. В этих встречах приняли участие М. М. Винавер, А. И. Коновалов, В. А. Маклаков, П. Н. Милюков, в конце предыдущего года сорвавшие попытку превратить в главный политический штаб эмиграции совещание членов Думы и Государственного Совета. Бывшие члены Учредительного собрания, достигнув соглашения по основным вопросам, включая республиканскую форму правления для постбольшевистской России, надеялись ограничить влияние правоцентристских и правых организаций на политическую стратегию и тактику российской эмиграции. Совещание избрало Исполнительную комиссию из девяти человек, поручив ей «защиту интересов России за границей» и подготовку «постоянного органа в расширенном составе»2. Однако в скором времени комиссия прекратила свое членов Учредительного собрания не устраивала Активизациясуществование.

П. Н. Врангеля, видевшего себя лидером России после падения См.: Протоколы заграничных групп конституционно-демократической партии, 1920-1921. М., 1996. Т. 4. С. 487 (прим.).

См.: Мухачев Ю.В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. М., 1982. С. 57.

ДУМЦЫ ПОСЛЕ ДУМЫ: ПОЛИТИКА И СУДЬБЫ, 1917 – большевистского режима. 3 января 1921 г. он созвал в Константинополе собрание членов Государственной Думы и Государственного Совета и заручился их поддержкой на создание Русского Совета, который рассматривался как будущее правительство России. В первоначальный состав Русского Совета были приглашены и бывшие российские парламентарии: Г. А. Алексинский, И. П. Алексинский, А. А. Бубликов, П. Д. Долгорукий, В. Д. Кузьмин-Караваев, Н. Н. Львов, В. В. Мусин-Пушкин, В. В. Шульгин, П. П. Юренев. В мае 1921 г. состав Русского Совета расширился, в него вошли 20 членов по избранию и 10 назначенных Врангелем.

Константинопольский Парламентский комитет получил квоту на мест по выборам, а Шульгин попал в число назначенцев1. Осенью 1922 г., уже находясь в Сербии, Русский Совет в результате внутренних противоречий распался.

На врангелевском Русском Совете по существу заканчивается история попыток возродить Государственную Думу и Государственный Совет в качестве политически значимых институтов. После него бывшие российские парламентарии участвовали в политической жизни уже не как представители законодательных палат, а как активисты и члены тех или иных эмигрантских организаций.

Справедливости ради надо отметить, что не они были первыми эмигрантами из состава российского депутатского корпуса.

История «думской» эмиграции началась в 1907 г. Л. Ф. Герусу и И. П. Озолу удалось избежать ареста по делу социалдемократической фракции Государственной Думы второго созыва.

Скрываясь от преследований полиции, они оказались в Европе, а оттуда добрались до Америки. Весной 1912 г. сюда же приехал бежавший с поселения в Иркутской губернии вместе с женой Г. Е. Белоусов. По-разному сложилась их эмигрантская судьба.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.