WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 54 |

Именно такой пример продемонстрировала в начале ХХ в. Россия, в которой начавшийся переход от авторитаризма к демократии завершился установлением тоталитарного режима. Если говорить в целом о первом опыте демократического транзита в России, то событиями, его обрамляющими, являются назначение 26 августа 1904 г. министром внутренних дел Д. П. Святополка-Мирского с одной стороны и разгон большевиками Учредительного собрания января 1918 г. - с другой. Можно предложить следующую периодизацию демократического транзита в России начала XX в.: фаза либерализации – август 1904 г. – сентябрь 1905 г.; фаза прерванной демократизации – октябрь 1905 г. – январь 1918 г. Обращает Democratizing Brasil: Problems of Transition and Consolidation/ Ed. by A.

Stepan. New York-Oxford, 1989. P. ix.

на себя внимание то, что и сами акторы тогдашней политики применяли понятие демократизация. Так, один из лидеров российской правой В. М. Пуришкевич в марте 1913 г. на IX съезде объединенного дворянства заявил, что левые в Государственной Думе «стремятся не только к демократизации: их законоположения стремятся к государственному перевороту»1.

Анализируя реалии начала XX в. в категориях демократического транзита, следует помнить, что сегодняшние нормативные представления о демократии и демократические практики того времени не вполне идентичны. Как справедливо заметил А. М. Салмин, демократия, превратившаяся к началу ХХ в. в политическую реальность, только к концу века стала «универсальной… парадигмой политического устроения, вольно или невольно подразумеваемой точкой отсчета политических систем»2. Так, равные с мужчинами политические права женщины, впервые на европейской территории, получили в Великом княжестве Финляндском, по указу российского императора 1905 г., а демократические выборы в масштабах всей страны в России состоялись раньше, чем в Англии и Франции. Между тем, принадлежность последних к европейским демократиям начала века никем не оспаривается.

Целью настоящей работы является анализ становления нового для России начала ХХ в. типа публичного политика на примере корпуса членов Государственной Думы и реформированного Государственного Совета.

Эта цель предопределила следующую логику изложения материала и композицию книги в целом. В первой главе рассматриваются институциональные изменения в политической системе, происшедшие в результате реформы 1905-1906 гг. и приведшие к становлению нового механизма принятия политических решений. В трансформированном политическом пространстве наметилось превращение подданных российского императора из объектов политического процесса в его субъекты. Характеристике человека по См.: Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. М., 2002. Т. 3. С. 123.

Салмин А. Современная демократия: очерки становления. М., 1997. С.

10.

«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» литического посвящена вторая глава. Рождение homo politicus с неизбежностью придало политической практике публичный характер. Представлять плюралистические интересы тогдашнего общества был призван депутатский корпус молодого российского парламента. В третьей главе представлен анализ правового и общественного положения членов Государственной Думы и Государственного Совета. Публичность политического действия предъявляла вполне определенные требования к парламентскому поведению.

Особенности этого поведения, а также ролевые функции парламентариев в стенах Таврического и Мариинского дворцов, ставших главными площадками российского политического театра, рассматриваются в четвертой главе. Противоположные амплуа акторов публичной политики представлены в пятой главе политическими портретами председателя бюджетной комиссии Государственной Думы третьего и четвертого созывов М. М. Алексеенко и одного из лидеров думской правой В. М. Пуришкевича. В шестой главе анализируется роль членов законодательных палат в политическом процессе 1917 г., а также предпринята попытка проследить дальнейшие судьбы экс-парламентариев. В приложении помещен полный список российских парламентариев начала ХХ в. содержащий краткие характеристики их депутатской и политической активности.

Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность своим коллегам, оказавшим помощь при подготовке настоящей работы:

С. И. Корниенко и Д. Г. Решетникову, в сотрудничестве с которыми создавалась информационная система «Российские парламентарии начала ХХ века»; Л. А. Обухову и А. В. Шилову, предоставивших дополнительные сведения по ряду депутатов из личных архивов; М. Н. Лукьянову, ознакомившемуся с книгой в рукописи и высказавшему ряд ценных замечаний.

ГЛАВА 1.

«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА:

ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕННОГО МАРШРУТА Исследования конкретных случаев демократического транзита всегда порождают дискуссии относительно причин, приведших к началу либерализации. А. Пшеворский по этому поводу отмечает, что «даже в тех случаях, когда раскол авторитарного режима становился очевидным еще до всякого массового движения, остается неясным, почему режим дал трещину именно в данный момент...

И, наоборот, в тех случаях, когда массовое движение предшествовало расколу режима, остается неясным, почему режим решил не подавлять его силовыми методами»1.

Причины, которые привели, в конечном счете, к началу либерализации режима в 1904 г., могут быть ранжированы следующим образом. Во-первых, усложнение России как объекта управления (чему в немалой степени способствовала политика «насаждения промышленности», проводившаяся со второй половины 1890-х гг.) требовало реформирования самой системы управления. Начиная с М. М. Сперанского, идея привлечения в той или иной форме выборных представителей от населения к законотворческой деятельности неоднократно обсуждалась в среде высшей бюрократии.

Довольно подробно об осознании этого «высшим правительством» рассуждал на допросах Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства и в своих «Воспоминаниях» С. Е. Крыжановский. В студенчестве – «левый», подвергавшийся административным репрессиям, долгие годы - друг одного из лидеров либе Пшеворский А. Демократия и рынок: Политические и экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке. М., 1999. С. 96.

«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» рального движения князя Д. И. Шаховского, «прирожденный политик» по характеристике И. И. Тхоржевского1, достигший вершин бюрократической карьеры (товарищ министра внутренних дел при П. А. Столыпине, государственный секретарь с 1911 г., член Государственного Совета по назначению с 1917 г.), С. Е. Крыжановский превратился в одну из ключевых фигур политического процесса в России, став автором практически всех проектов, касавшихся реформирования государственного строя в 1905-1907 гг. Получая инструкции от В. К. Плеве, Д. П. Святополка-Мирского, С. Ю. Витте, П. А. Столыпина, он имел достаточно возможностей, чтобы составить представление о мотивах, которые двигали этими деятелями. По мнению С. Е. Крыжановского, идея разделить «бремя ответственности за заведывание делами государственными с представителями населения... носилась в воздухе издревле, с 60-х годов не угасала» и к началу XX в. стала «расхожей» среди столичной бюрократии2.

Этот взгляд разделял и такой убежденный защитник ancien rgime, как министр внутренних дел В. К. Плеве. Любитель образных выражений, он неоднократно повторял, что «Россия представляется ему в виде огромного воза, влекомого по скверной дороге тощими клячами - чиновничеством. На возу сидят обыватели - общественные деятели - и на чем свет ругают лошадей, ставя им в вину и плохую езду, и дурную дорогу. Вот этих-то господ... следует снять с воза и поставить в упряжку, пусть попробуют сами везти, а чиновника посадить с кнутом на козлы - пусть подстегивает»3. Но, действуя по принципу: «Сначала успокоение, потом реформы», он намеревался сперва «привести в порядок Россию», заявляя, что «раньше, чем пустить жильцов, он хочет убрать комнату, расставить Тхоржевский И.И. Последний Петербург: Воспоминания камергера.

СПб., 1999. С. 91.

См.: Падение царского режима: Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. Чрезвычайной Следственной комиссии Временного правительства. М.-Л., 1926. Т.5. С. 378, 380.

Цит. по: Крыжановский С.Е. Заметки русского консерватора // Вопросы истории. 1997. № 2. С. 118.

«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ … мебель, устроить окна, навесить двери, и тогда жильцы могут поместиться свободно и удобно»1.

Во-вторых, неудачный ход русско-японской войны усилил пессимизм не только общественности, но и самой бюрократии в отношении возможности режима отвечать на вызовы времени, именно тогда «надломилась вера в старое петербургское “как прикажете”»2. Хозяйка влиятельного светского салона А. В. Богданович в своем дневнике 11 мая 1905 г. записала: «Интересное настроение теперь господствует в бюрократии. [Н. Н.] Жеденев, чиновник переселенческого отдела пришел к [А. Д.] Арбузову, который исправляет должность директора Департамента общих дел, просить другого назначения. Арбузов спросил его, какое у него направление Жеденев отвечал, что находит, что необходима крепкая власть для водворения порядка. Арбузов на это сказал: «23 года проявлялась эта крепкая власть, и вот что из нее вышло – беспорядок, который теперь мы переживаем. Нет, таких, как вы, нам не надо»3.

О том, что «так жить более нельзя», как о главном выводе после «несчастной войны» с Японией, напомнил на IV съезде объединенного дворянства в марте 1908 г. уездный предводитель из Псковской губернии А. Н. Брянчанинов4. По мнению В. И. Гурко именно эта война стала «началом всех бед»: «Несчастная во всех отношениях, она раскрыла многие наши внутренние язвы, дала обильную пищу критике существовавшего государственного строя, перебросила в революционный лагерь множество лиц, искренно болеющих о судьбах родины, и тем не только дала мощный толчок революционному течению, но придала ему национальный, благо Цит. по: Богданович А.В. Три последних самодержца: Дневник. М., 1990. С. 300.

Тхоржевский И.И. Указ. соч. С. 118.

Богданович А.В. Указ. соч. С. 347.

См.: Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. М., 2001. Т. 1. С. 586.

«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» родный характер»1. Тогдашний директор Департамента полиции А. А. Лопухин впоследствии отметил, что «признание негодности данного политического строя проникло в бюрократическую среду и быстро претворилось там в сознание близости его конца, чем последний и был ускорен»2.

Следует особо подчеркнуть, что впервые в истории отечественной легальной прессы «выпад по адресу царя» позволила себе суворинская «Русь» в связи с падением Порт-Артура. Газета была оштрафована, но приобрела еще большую популярность3.

В-третьих, подъем и возросшая организованность оппозиционного движения, как либерального, так и революционного. Следует отметить, что многие представители высшего сановничества вслед за императором не видели принципиальной разницы между либералами и революционерами. Далеко неслучайно, на Петергофском совещании, когда речь зашла о том, надо ли императору утверждать избранного Думой председателя, учитывая то, что вряд ли ее состав будет лояльным по отношению к власти и поэтому будет избран «неугодный кандидат», Николаю II вспомнились не В. И. Ленин или В. М. Чернов, о существовании которых в тот момент император скорее всего и не подозревал, а один из лидеров либеральной оппозиции И. И. Петрункевич4.

Но для определенной части высшей бюрократии, разочаровавшейся в традиционной силовой политике и пришедшей к пониманию необходимости перемен в управлении страной, возросшая организованность именно либерального движения указала на те общественные круги, с которыми можно было «сговориться» на почве проведения умеренных преобразований и тем самым рас Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000.

С. 303.

Лопухин А.А. Отрывки из воспоминаний (по поводу «Воспоминаний» гр. С.Ю. Витте). М.-Пг., 1923. С. 45.

См.: Кугель А.Р. Листья с дерева: (Воспоминания). Л., 1926. С. 151;

Лихоманов А.В. Борьба самодержавия за общественное мнение в 1905-годах. СПб., 1997. С. 23.

См.: Петергофские совещания о проекте Государственной Думы. Пг., 1917. С. 32.

«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ … ширить социальную базу поддержки режима. О возможности в тот период формулы «сначала сговор с либеральной оппозицией, а потом соответствующие этому сговору реформы» писал в своих воспоминаниях В. И. Гурко1. Пристальное внимание сторонников подобного подхода было обращено на Д. Н. Шипова и его соратников на земских съездах. О том, что такой влиятельный государственный деятель, как Д. М. Сольский интересовался земскими съездами и относился к ним «далеко не отрицательно» рассказывал Ф. А. Головину в 1905 г. С. А. Муромцев2.

Земцы уже не вызывали в среде высшей бюрократии тотального отторжения. В числе прочего и потому, что все больше сановников сами имели за плечами опыт работы в губернских и уездных органах местного самоуправления. В этой связи можно указать на Д. П. Святополка-Мирского, состоявшего на момент своего назначения министром внутренних дел земским гласным и честно заявившему императору, что он «земский человек». Вряд ли выглядит случайным то, что общение с земскими деятелями накануне их ноябрьского съезда 1904 г. побудило Мирского подготовить всеподданнейший доклад о необходимости проведения реформ в России и то, что основные идеи резолюции умеренного меньшинства на земском съезде и доклада совпали. Подъем революционного движения в свою очередь усиливал стремление сговориться с «благоразумной» частью общества, а участившиеся террористические акты эсеров порождали едва ли не животный страх. Тот же Мирский за завтраком, после получения в январе 1905 г. отставки, «пил за то, что благополучно, живым уходит из министров»3. По мнению А. А. Лопухина, 18 февраля 1905 г. Николай II согласился на создание законосовещательного народного представительства не из-за страха перед революцией, а в связи с убийством великого князя Сергея Александровича4.

Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000. С.

370.

См.: РГИА. Ф. 1625, оп. 1, д. 3, л. 14.

Богданович А.В. Указ. соч. С. 339-340.

Лопухин А.А. Указ. Соч. С. 60.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.