WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 54 |

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...» Витте же еще в 1903 г. «произвел сенсацию» тем, что во время поездки по городам южной России «демонстративно отделывался от официальных визитов, чтобы посвящать свое время деловым разговорам с тузами промышленности»1. Хорошую школу публичного политика он прошел в Портсмуте во время переговоров с японской делегацией, своей открытостью завоевав на сторону России общественное мнение Америки. Витте настоял на том, чтобы одновременно с Манифестом 17 октября 1905 г. был опубликован текст его всеподданнейшего доклада, в котором обосновывалась и объяснялась необходимость намеченных преобразований. Когда он стал председателем реформированного Совета министров, то ежедневно для него подготавливалась объемистая папка вырезок из отечественных газет, дважды в неделю представлялся обзор европейской и американской прессы2.

Для пропаганды деятельности правительства по его инициативе стала издаваться газета «Русское государство», являвшаяся вечерним приложением к «Правительственному вестнику». В своих воспоминаниях Витте отметил: «Когда я сделался председателем Совета, то для того, чтобы давать обществу надлежащие объяснения и для опровержения всевозможных выдумок, которыми кишели все газеты, особенно ввиду того, что в то время вся пресса, не исключая таких услужливых органов, как “Новое время”, прямо революционизировалась, я основал правительственный орган под заглавием “Русское государство” (который издавался “Правительственным вестником”), но в более литературной и более свойственной ежедневным газетам форме». Эта идея была подсказана председателю правительства членом совета Главного управления по делам печати С. С. Татищевым3. Вскоре после Манифеста 17 октября Татищев представил Витте «Проект организации правительственной печати», в котором подчеркивалось, что в новых услоСвятополка-Мирского и толки о них в прессе. М., 1905.

См.: Маклаков В.А. Власть и общественность на закате Старой России:

Воспоминания. Париж, 1936. Ч. 2. С. 251.

См.: Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Сергей Юльевич Витте и его время.

СПб., 1999. С. 336.

См.: Витте С.Ю. Указ. соч. Т. 3. С. 316.

МОДЕЛИ ПАРЛАМЕНТСКОГО ПОВЕДЕНИЯ: ОТВЕТЫ НА ВЫЗОВЫ… _ виях от правительства требуется не просто доводить до сведения населения содержание тех или иных указов и циркуляров, а объяснять свои действия для того, чтобы «правительственная мысль проникала… в сознание образованного общества и всего русского народа». Для достижения этой цели в проекте предлагалось приступить к выпуску периодических изданий «под государственным гербом, с подлежащей государственному контролю отчетностью и с назначенным правительством редактором»1. В первом номере «Русского государства», который вышел 1 февраля 1906 г., отмечалось, что «в стране с прогрессирующим общественным самосознанием для правительства возникает возможность, а следовательно – и обязанность – не ограничиваться одними лишь категорическими формулами, но аргументировать свою деятельность доводами логики», что, в свою очередь, могло бы помочь «изменить взаимоотношения общества и правительства». Однако история этого печатного органа была недолгой. Вслед за отставкой Витте газета была преобразована в строго официальное издание. О малой популярности правительственного издания свидетельствовало то, что на мая подписчиками газеты стали всего 1259 человек2.

На общем фоне российского высшего сановничества начала ХХ в. заметно выделялся П. А. Столыпин. Он стал первым понастоящему публичным политиком, вышедшим из этой среды. Уже эпизод с тем, как была публично оглашена программа нового состава правительства, свидетельствовал о его стремлении заручиться общественной поддержкой. Столыпин стал председателем Совета министров в день роспуска Государственной Думы первого созыва. Срок второго созыва Думы был назначен на 20 февраля 1907 г. Ждать выступления перед парламентариями с правительственной декларацией пришлось бы более семи месяцев. Столыпин нашел неожиданный выход: программа была опубликована в «Правительственном вестнике» 24 августа 1906 г. В Думе и второго, и третьего созывов, выступая с правительственными декларациями, он обязательно подчеркивал важность открытого диалога прави См.: РГИА. Ф. 1326, оп. 7, д. 10, л. 2-6.

Подробнее см.: Лихоманов А.В. Указ. соч. С. 44-51.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...» тельства с депутатами для успешной совместной работы1. Столыпин напрямую увязывал будущие мероприятия правительства с деятельностью законодательного народного представительства.

Далеко не случайно политические противники Столыпина обвиняли его в «думофильстве»2.

По мнению В. И. Гурко, Столыпин был рожден для роли лидера крупной политической партии3. Он первым из высших сановников попытался опереться на массовые политические организации - партии. После недолгого взаимодействия с черносотенным Союзом русского народа он обратил свои взоры на респектабельный Союз 17 октября. Для октябристов, обосновавшихся на стыке консервативного и либерального секторов российского политического спектра, столыпинская программа реформ была практически адекватна их партийной программе. После корректировки правительственного курса в 1909 г. Столыпин изменил и точку опоры, избрав для этого думскую фракцию националистов и Всероссийский национальный союз.

Столыпин был доступен для общения по разным вопросам с депутатами вне стен Таврического дворца, «всегда находил возможность принять в короткий срок желавших с ним встретиться»4.

Много времени председатель правительства уделял неформальному общению с думцами. Едва ли не в обычай вошли его приглашения членов законодательной палаты «на чашку чая». В ходе подобных мероприятий «представители различных лагерей объединялись Ср.: Государственная Дума. Стенографические отчеты. Созыв второй.

1907. Сессия вторая. СПб., 1907. Ч. 1. Стб. 106; Государственная Дума. Стенографические отчеты. Созыв третий. Сессия I. СПб., 1908. Ч. 1. Стб. 307.

Это обвинение было запущено накануне роспуска Государственной Думы второго созыва государственным контролером П.Х. Шванебахом. См.:

Русское слово. 1909. 1 мая.

См.: Гурко В.И. Указ. соч. С. 543.

См.: Тимашев С.И. Кабинет Столыпина: Из «Записок» министра торговли и промышленности // Русское прошлое: Историко-документальный альманах. СПб., 1996. Кн. 6. С. 118. Так, О.Я. Пергамент 1 марта 1907 г. в 1100 отправил телеграмму П.А. Столыпину с просьбой принять его. К своему удивлению он уже в 1400 получил ответ от председателя правительства, что тот готов принять депутата в 1600. См.: Речь. 1907. 2 марта.

МОДЕЛИ ПАРЛАМЕНТСКОГО ПОВЕДЕНИЯ: ОТВЕТЫ НА ВЫЗОВЫ… _ у столов, заставленных обильным угощением, знакомились друг с другом и вели деловую беседу, которая содействовала выяснению многих вопросов». Эти встречи позволяли членам правительства «ближе сойтись со многими членами Думы, что потом очень помогало в деловой работе»1.

П. А. Столыпиным была предпринята попытка создать систему правительственной пропаганды. При нем общие расходы на пропаганду правительственной политики достигли 3 млн. рублей в год2.

Начало было положено соглашением Столыпина с издателями газеты «Россия», которая с 8 июня 1906 г. была превращена в «солидный министерский официоз»3. Затем была приобретена часть паев газеты «Новое время», стала оказываться регулярная финансовая поддержка издателям провинциальных газет монархического направления, развернулась работа по подготовке и изданию брошюрной литературы «на злободневные темы»4.

См.: Тимашев С.И. Указ. соч. С. 118. Между тем, по воспоминаниям сына Столыпина, во время семейных обедов стол был более чем скромен, из напитков – только минеральная вода. Жена председателя правительства часто говаривала: «Наш дом как у старообрядцев: ни папирос, ни вина, ни карт».

См.: Столыпин А. О романе В. Пикуля «У последней черты» // Россия в эпоху реформ. Франкфурт, 1981. С. 338.

См.: Дякин В.С. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг.

Л., 1978. С. 81. Самый грандиозный проект правительственной пропаганды был предложен А.Н. Хвостовым в начале 1916 г. Будучи министром внутренних дел, он добился согласия императора на выделение 8 млн. рублей для подготовки к выборам в Государственную Думу пятого созыва. Хвостов предполагал создать своеобразный информационный концерн с широкой сетью распространения пропагандистской продукции, для чего уже начали приобретаться киоски, кинотеатры и т.п. Для творческой работы в концерне планировалось «купить» ряд известных оппозиционно настроенных журналистов. См.: Падение царского режима... Ч. 6. С. 96-101.

См.: Лихоманов А.В. Указ. соч. С. 65-70, 92-112.

Правда, даже сторонники правительства признавали низкий пропагандистский эффект от подобного издания. Так, уполномоченный от рязанского дворянства Л.И. Кисловский на IX съезде объединенного дворянства в марте 1913 г., говоря о влиянии правительства на общество через печать, отметил, что в России, в отличие от Германии, «это влияние очень незначительно и почти отсутствует, нельзя считать такой орган, как “Россия”, в котором, к сожалению, приходится с интересом читать только одни объявления о Шустов_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...» Если П. А. Столыпин и другие министры протоптали узкую тропинку в публичную политику из своих кабинетов, то большинство публичных политиков первой волны вышло из среды общественных деятелей, ставших членами парламента. В первую очередь практика публичного политического поведения была характерна для думцев и выборных членов верхней палаты. Барьеры предвыборной борьбы в дореволюционной России преодолели 1929 членов Думы и Государственного Совета. Многие из них самые первые азы публичности приобрели, избираясь в органы местного самоуправления1. Так, из 234 членов Государственного Совета по выборам гласными земских собраний и городских дум избирались 111 человек, в то время как из 198 членов Совета по назначению, определенных указами императора к присутствию – только 19. В Государственную Думу первого созыва было избрано 115 депутатов, обладавшим опытом работы в органах местного самоуправления, второго созыва – 60, третьего созыва – 170, четвертого созыва – 213.

Кадет А. И. Шингарев, кстати, гласный Воронежского губернского уездного собрания, трижды избиравшийся депутатом Государственной Думы, в свой первый парламентский день начал вести дневник. 20 февраля 1907 г. он записал: «Но народ их (депутатов Государственной Думы – И. К.) пославший, должен знать все, быть осведомленным обо всем, посвящен во все тайники думской работы… Мне хотелось бы, чтобы он (дневник – И. К.) был доступен ском коньяке». См.: Объединенное дворянство… Т. 3. С. 149.

Первые дискуссии о публичности в деятельности представительных органов относятся к начальной истории земских учреждений. Так, Елисаветградское уездное собрание Херсонской губернии в 1865 г., обсуждая вопрос о ведении подробных журналов своих заседаний, отметило: «Гласность земских собраний должна считаться не правом публики, а нашею обязанностью; все, что происходит в наших заседаниях, должно быть открыто для всенародного контроля в честь или осуждение». Иной взгляд представлен, например, в выступлении гласного Екатеринославского губернского земского собрания Байкова в 1868 г., который на предложение вести подробные отчеты о заседаниях, заявил: «Мы собрались сюда не для публики и литературы, а для дела… не слова нам нужны, а дело… Мы здесь не для того, чтобы парадировать перед публикой, распалять страсти и тешить ее». Цит. по: Веселовский Б. История земства. СПб., 1911. Т. 3. С. 65.

МОДЕЛИ ПАРЛАМЕНТСКОГО ПОВЕДЕНИЯ: ОТВЕТЫ НА ВЫЗОВЫ… _ всем, чтобы всякий мог знать, что делает, что думает, что защищает и с чем борется один из избранников народа, хотя бы и наименее значительный»1. В марте 1908 г. Главная палата Русского народного союза имени Михаила Архангела, руководимая В. М. Пуришкевичем, извещая о начале своей деятельности, в перечне задач новой организации на первом месте указала – «ставить в известность население о тех шагах, которые предпринимаются в Думе правыми ее членами»2.

Между тем, для противников публичной политики, а ими, как правило, были внепартийные представители российской правой, пример Государственной Думы явился еще одним аргументом в пользу закрытости своей общественной активности. В этой связи можно указать на то, как решался вопрос о публичности заседаний съездов уполномоченных губернских дворянских обществ. На I съезде объединенного дворянства в мае 1906 г. было принято решение, что его заседания должны быть «непубличными»3. При обсуждении устава организации на III съезде в марте – апреле 1907 г.

А. Н. Брянчанинов вновь затронул эту проблему: «Надеюсь, что наши заседания будут совершенно публичными, потому что люди, которые хотят играть политическую роль, должны защищать свою идею публично»4. Однако большинство участников съезда опять высказались против публичности их заседаний. Работа IV съезда в марте 1908 г. началась с обсуждения вопроса о допущении журналистов в зал заседания. Постоянный совет объединенного дворянства предложил не допускать, а создать бюро, которое и будет сообщать в газеты5. На V съезде в феврале 1909 г. очередное обсуждение по данному поводу инициировал С. Ф. Шарапов, который заявил в своем выступлении: «Этот вопрос поднимается в пятый раз на Съезде, и неудобство прежнего порядка, при котором предЦит. по: Хрущов А. Андрей Иванович Шингарев: Его жизнь и деятельность. М., 1918. С. 40.

Правые партии. Документы и материалы. Т. 1. 1905-1910. М., 1998. С.

370.

См. Объединенное дворянство... Т. 1. С. 45.

См. Объединенное дворянство... Т. 1. С. 396.

См. Объединенное дворянство... Т. 1. С. 533.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.