WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 54 |

«На местах успели сообразить, к каким практическим выгодам приводит звание члена Думы. Жалованье играет тут сравнительно вторую роль. Ищут влияния, которое дает деньги, куда более значительные, чем всякое жалованье. Провинция полна легенд о местах в банках, о концессиях, о готовности правительства делать по просьбе членов Думы места, награды, даже перерешать судебные дела. Указывают примеры и, несмотря на все уверения, что это – басни, доказывают, что, конечно, петербургские чиновники будут скрывать действия своего начальства, но что “факты всем известны”. Как на пример указывают на харьковского члена Думы Матюнина, который, торгуя своим влиянием, будто бы зарабатывает более 30 тысяч в год. Указывают на г. Аджемова, за деньги проводящего дела. Уверяют, что г. Шубинский влияет на назначения по судебному ведомству. Приводят в пример Крупенского, который “все может сделать” и т.д. Эти вести разожгли аппетиты. Никто не считает себя хуже других»1. Значимость для депутатов быть влиятельными персонами отметил 27 января 1916 г. в своем донесении для правительства заведующий министерским павильоном в Думе Л. К. Куманин: «Есть нечто общее во внутренней психологии политических людей нынешнего состава Гос. думы. Это общее, вульгарно выражаясь, заключается в тоске не по власти,… а в тоске по влиянию. Внезапно разразившаяся война столь же внезапно устранила членов Думы, не имеющих в своей массе никаких прочных связей в правящем классе, от всякого влияния на текущую жизнь страны; вместе с тем она отняла у них и ту долю влияния, которую в нормальное время члены Думы имели, если не по своим личным, так по так называемым “депутатским делам”, заключающимся в удовлетворении просьб их избирателей. Между тем, война затягивается, и психологическое настроение людей, жаждущих активного влияния, но силою вещей остающихся не у дел, все обостряется»2.

РГИА. Ф. 1276, оп. 1, д. 35, л. 25 (об)-26.

Донесения Л.К. Куманина из Министерского павильона Государственной думы, декабрь 1911 – февраль 1917 года // Вопросы истории. 2000. № 3.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...» Депутаты довольно успешно освоили практику лоббирования интересов тех губерний, от которых они были избраны. Так, благодаря настойчивости депутата от Пермской губернии З. М. Благонравова, в 1913 г. на знаменитом Мотовилихинском заводе был размещен заказ морского ведомства на изготовление 600 пушек для крейсеров и броненосцев сроком на 5 лет, другой пермский депутат А. А. Бубликов добился в январе 1917 г. принятия решения об открытии в Екатеринбурге института инженеров путей сообщения.

Весьма показательна лоббистская деятельность депутатского корпуса Государственной Думы четвертого созыва, в которой было создано параллельно со сложившей фракционной структурой несколько парламентских групп, призванных защищать специфические социальные интересы. Депутат двух последних созывов С. И. Шидловский в этой связи отмечал в своих воспоминаниях: «В Думе были очень сильны тенденции иной группировки, кроме политических партий. Претендовали постоянно на особое для них представительство как крестьяне, так и священники… Вообще, более рьяных адептов сословности, чем крестьяне, в Думе не было, но являлись они таковыми не по убеждению…, а скорее по привычке и уверенности, что таким путем легче добиться чего-нибудь реального для себя»1. К числу лоббистских образований в Думе последнего созыва можно отнести казачью группу, созданную для «защиты казачьих интересов»; городскую группу, видевшую своей задачей «теоретическое обоснование и достижение межпартийных соглашений по вопросам городского самоуправления»; земскую группу, в состав которой могли входить только те депутаты, которые были связаны с земской деятельностью и которые могли профессиональС. 4-5. Огромное количество документов, связанных с указанными «депутатскими делами», отложилось в личном фонде А.И. Звягинцова, в том числе многочисленные письма с просьбами об улучшении материального положения, устройстве на те или иные должности, оказании содействия в продвижении тех или иных изобретений, например, «секретного судна-истребителя броненосцев и подводных лодок» или «универсальной летательной машины».

См.: ГА РФ. Ф 932, оп. 1, 1899-1913 гг., д. 85-408.

Шидловский С.И. Указ. соч. С. 213-214.

ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _ но «разрабатывать земские, экономические и хозяйственные вопросы», исключая при этом «всякие политические тенденции», предпринявшую попытку объединиться с земцами из состава членов Государственного Совета; крестьянскую группу, стремившуюся «отстаивать и выдвинуть на первый план крестьянские интересы, в пределах которых нет серьезных разногласий между правыми и прогрессивными крестьянами» и внесшую в феврале 1914 г. законодательные предположения о понижении продажной стоимости сахара и керосина и о призрении лишившихся трудоспособности крестьян и крестьянских сирот; сибирскую группу, заявившую о наличии «специальных сибирских интересов»; духовную группу, призванную проводить «специальные интересы духовенства»1.

Однако далеко не всегда «депутатская помощь» была бескорыстной, и, прежде всего, в тех случаях, когда речь шла о лоббировании интересов тогдашних российских бизнес-структур. Например, член Государственного Совета И. Х. Озеров занимался лоббированием «за плату и другие блага». В своих воспоминаниях Озеров отмечал, что «считал это неудобным для себя». Несмотря на «неудобство», он состоял членом правлений и советов директоров многих акционерных обществ, слывя «влиятельным лицом в верхней палате»2. С. И. Шидловский отмечал, что «за членами Государственной Думы не мелкого калибра была большая погоня на должности всяких директоров, членов правления в финансовых мероприятиях, очень охотно их принимали в состав сотрудников редакций газет»3. Между тем, примеров «совестливого поведения» депутатов в связи с их вхождением в советы различных акционерных обществ - крайне мало. Первым решился сложить с себя депутат Донесения Л.К. Куманина… // Вопросы истории. 1999. № 1. С. 21; № 3.

С. 26; № 4-5. С. 18; № 7. С. 16; № 8. С. 25, 26; № 10. С. 6; № 11-12. С. 15, 27;

2000. № 6. С. 12. Обращает на себя внимание частое использование Л.К. Куманиным термина «специальные интересы» при характеристике задач указанных объединений.

См.: Беляев С.Г. Петербургские банкиры в начале ХХ в. // Из глубины времен. СПб., 1996. № 6. С. 10.

Шидловский С.И. Указ. соч. С. 129.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...» ские полномочия по этой причине в октябре 1910 г. бывший председатель Государственной Думы второго созыва Ф. А. Головин.

Использовали депутаты свое положение и на благо собственного бизнеса. Так, Л. К. Шешминцев, монопольно владевший цементным производством на Дальнем Востоке, добился решения Думы о дополнительном обложении ввоза цемента в этот регион из других частей империи1. Едва ли не нарицательной стала фамилия депутата Думы третьего созыва октябриста Я. Г. Гололобова, по «заказу» сверху расколовшего «родную» фракцию. Парламентский хроникер газеты «Речь» С. Литовцев следующим образом определил феномен «Гололобовых»: «… это скороходы политики, всегда первыми достигающие призового столба. На флагах меняются надписи и девизы, а ноги, проворные, талантливые ноги неизменно делают свое одно и то же платежеспособное дело»2. Сам Гололобов за свои «заслуги» в мае 1912 г. получил назначение полтавским вице-губернатором, а в октябре 1915 г. - енисейским губернатором.

Материальная и политическая привлекательность депутатского места подчас провоцировала и готовность нарушить или обойти жесткие нормы избирательного законодательства. В преддверии выборов в Государственную Думу четвертого созыва широкое распространение получила практика приобретения фиктивных цензов.

Еще в 1910 г. полиция перехватила письмо бывшего члена Государственной Думы второго созыва А. А. Стаховича, направленное екатеринбургскому кадету А. М. Спасскому, в котором Стахович писал соратнику по партии: «Ужасно томясь от вынужденного безделия, я был бы счастлив выступить вновь на политическую деятельность. Будучи лишен возможности выставить свою кандидатуру в своей Орл. губернии – крепостническо-дворянской-помещичьей, где меня считают ужасным анархистом-революционером, я был бы счастлив, если бы представилась возможность выставить свою кандидатуру в вашей Пермской губ. Степанов говорил, что вы выразили готовность сами или через ваших друзей устроить мне фиктивный ценз по 1 разряду гор. Екатеринбурга. Фиктивность ценза меня Третья Государственная Дума. Материалы для оценки ее деятельности.

СПб., 1912. С. 214.

Речь. 1911. 11 февраля.

ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _ бы очень устроила, так как я избежал бы крупных и может быть непроизводительных расходов»1.

В ходе выборов в четвертую Думу пермский губернатор ИМ. Ф. Кошко информировал петербургское начальство, что от кадетской партии в Екатеринбурге выставляет свою кандидатуру московский адвокат М. Л. Мандельштам, который приобрел здесь в 1910 г. «ветхий домишко». Мандельштам в Екатеринбурге «никогда не жил и никаких жизненных связей с Пермской губернией не имеет». Однако, несмотря на очевидность фиктивности ценза, законных оснований для устранения кандидата от выборов не оказалось.

Тогда же местная администрация пыталась аннулировать ценз В. А. Степанова. Последний выставлял свою кандидатуру от города Верхотурья на основании владения там домом, который был приобретен им в 1910 г. у местного жителя М. М. Плешко. Полицейское дознание установило, что Степанов приобрел дом для получения фиктивного ценза. Тогда же левыми в Перми предполагалось выставить кандидатуру горного инженера Л. И. Литугина, который приобрел в 1911 г. недвижимость, «состоящую в небольшом клочке пустопорожней усадьбы, но оказалось, что земля не облагалась никакими налогами и поэтому его в списки избирателей не включили»2.

Подобные депутатские практики наносили серьезный урон имиджу думцев в общественном мнении. Многие думцы первых двух созывов широкими кругами населения и, прежде всего, крестьянами рассматривались в качестве народных заступников, которые в нелегкой борьбе с ненавистными чиновниками стремились добиться блага для народа, тем более что многие из них пострадали в этой борьбе. По-иному складывалось отношение к депутатам Государственной Думы третьего и четвертого созывов, большинство которых по социальному положению принципиально отличались от основной массы избирателей, по крайней мере, своими они не воспринимались и на роль радетелей за народные нужды не подходили. Между тем, как показало исследование Р. А. Циунчука, депутатский корпус достаточно полно, хотя и крайне непропорциональ РГИА. Ф. 1327, оп. 1, 1907 г., д. 114, л. 226.

РГИА. Ф. 1327, оп. 2, 1912 г., д. 219, л. 85 (об)-87.

_ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...» но, представлял различные социальные интересы тогдашнего российского общества1.

В системе дуалистической монархии традиционная для России гильдейская модель рекрутирования политической элиты оказалась дополненной антрепренерской моделью, что является характерным для обществ, находящихся в начале демократического транзита. Если при отборе в рамках системы гильдий приоритетную роль играют политическая или иная институциональная принадлежность и формальные требования (образование, возраст, национальность, партийность и т.п.), то при отборе в рамках антрепренерской системы – индивидуальные качества кандидата, в том числе и умение нравиться избирателям2. По мнению О. В. ГаманГолутвиной, совершившийся в начале ХХ в. выход элиты за рамки бюрократии — «результат не столько изменения ее качественных характеристик, …сколько следствие принципиальной невозможности выразить ставшие плюралистическими интересы силами гомогенного образования, каковым, по сути, является бюрократия»3.

Всего в 1906-1917 гг. членами Государственного Совета и Государственной Думы становились 2124 человека, в том числе членами Совета были назначены к присутствию или избраны 432 человека, депутатами Думы избирались 1724 человека, при этом 32 человека побывали членами обеих палат.

См.: Циунчук Р.А. Думская модель парламентаризма в Российской империи… Подробнее о предложенной американским политологом Б. Рокмэном типологии моделей рекрутирования элиты см.: Орачева О.И., Подвинцев О.Б.

Политическая мысль в терминах и лицах. Пермь, 1998. С. 277-278; Ашин Г.К., Лозаннский Э.Д., Кравченко С.А. Социология политики: Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. М., 2001. С. 474-475.

Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита России. Вехи исторической эволюции. М., 1998. С. 224.

ГЛАВА 4.

МОДЕЛИ ПАРЛАМЕНТСКОГО ПОВЕДЕНИЯ:

ОТВЕТЫ НА ВЫЗОВЫ ПУБЛИЧНОЙ ПОЛИТИКИ Публичность политического действия, рожденная в России деятельностью Государственной Думы и реформированного Государственного Совета, потребовала появления нового типа политика, отличного от традиционного бюрократа и политика-нелегала.

Им стал публичный политик, формулировавший социально значимую программу и ориентировавшийся в ее выполнении на общественную поддержку. Так, А. И. Гучков, выступая 5 ноября 1906 г. на заседании петербургского ЦК Союза 17 октября, посвященного предстоявшей избирательной кампании в Государственную Думу второго созыва, обратил внимание присутствовавших на данное обстоятельство: «Слова, принципы, лозунги облеклись плотью. Политические деятели из прекрасных незнакомцев стали всем знакомыми, популярными, живыми фигурами. Страна может сознательнее приступить к великому акту избрания своих представителей»1.

Действующие лица публичной политики в России начала ХХ в.

рекрутировались в основном из двух источников: высшей бюрократии (министры, члены Государственного Совета по назначению) – с одной стороны, партийных активистов, думцев, членов Государственного Совета по выборам – с другой, и эти источники соотносились между собой как небольшой ручеек и полноводная река.

Среди высших сановников элементы публичного политического поведения начали демонстрировать Д. П. Святополк-Мирский и С. Ю. Витте. И тот, и другой проявляли открытость по отношению к прессе, пытались заручиться поддержкой умеренно настроенных оппозиционных сил. Мирский был первым министром в России, озаботившимся пропагандой своего курса «доверия», он охотно раздавал интервью отечественным и зарубежным журналистам.

Подобных материалов набралось на отдельное издание2.

Партия «Союз 17 октября»: Протоколы съездов и заседаний ЦК. Т. 1.

1905-1907 гг. М., 1996. С. 239, 241.

См.: «Повеяло весной»: Речи г. министра внутренних дел князя П.Д.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.