WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 54 |

Вопрос о допущении журналистов на заседания Государственной Думы весьма эмоционально обсуждался на Петергофском совещании в июле 1905 г. Граф А. П. Игнатьев, противник публичности в деятельности Думы, четко обозначил свою позицию: «Если их допустить, то все, что будет происходить в заседаниях, тотчас же будет оглашаться в печати». Ему возражал Н. С. Таганцев, говоривший о невозможности сделать заседания совершенно негласными, если в них участвуют сотни лиц. Князь А. А. ШиринскийШихматов в качестве компромиссной меры предлагал предоставить председателю Думы право разрешать присутствие в ее заседаниях «представителям лишь известных органов печати, а не всех». Но никто из участвовавших в совещании не смог что-либо убедительное противопоставить доводам дворцового коменданта Д. Ф. Трепова: «С точки зрения надзора гораздо лучше разрешить присутствие в заседаниях Думы представителям печати, нежели их туда не пускать. Если печати не разрешить иметь своих корреспон Там же. С. 418.

РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ дентов в Думе, то, несомненно, редакции газет найдут средство иметь своих сотрудников среди членов Думы, которые будут, однако, оставаться неизвестными. Предпочтительнее допустить представителей печати в заседания Думы, ибо тогда они станут известными, и будет известно, с кого в случае надобности взыскивать».

Подобный полицейский подход полностью удовлетворил Николая II1.

Политика мощно вторгалась и в культурную жизнь страны.

1905-1908 годы – период расцвета отечественной политической сатиры. За это время на территории Российской империи увидели свет сатирические журналы не менее 429 наименований2. Политические события в координатах человека политического суть элементы повседневности и наряду с другими обыденными явлениями достойны и серьезного отношения, и ироничного: «Теща и октябристы, телефон и Государственная Дума, трамвай и зубная боль, граммофон и усиленная охрана, праздничные визиты и смертная казнь – таковы, наряду со многими другими явлениями нашей жизни, темы современной юмористики»3.

См.: Петергофские совещания… С.58-59. В последующем проверкой политической благонадежности журналистов, аккредитованных при Государственной Думе и Государственном Совете, занималось петербургское охранное отделение. В декабре 1910 г. начальник отделения полковник фон-Котен добился от товарища министра внутренних дел П.Г. Курлова распоряжения, согласно которому уведомлять руководство Думы и Совета о нежелательности аккредитации того или иного журналиста должен был департамент полиции.

Необходимость изменения существовавшего порядка фон-Котен обосновывал тем, что ему приходилось самостоятельно высказывать мнение о нежелательности допуска того или иного журналиста в представительные учреждения.

Между тем, в связи с недостатком информации и неосведомленностью фонКотена об особых «соображениях», стали возникать недоразумения. «Благоприятные ответы» по-прежнему должно было готовить столичное охранное отделение. См.: ГАРФ. Ф. 102, 4-е делопроизводство, оп. 119, 1910 г., л. 77(об).

См.: Боцяновский В., Голлербах Э. Русская сатира первой революции 1905-1906 гг. Л., 1925. С. 210-222.

Кранихфельд Вл. Литературные отклики // Современный мир. 1910. № 11. С. 83.

_«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» Жанра политической сатиры не чурались известные деятели культуры. Активно сотрудничали с подобными изданиями художники А. Бенуа, И. Грабарь, Б. Кустодиев. Большинство шаржей знаменитой портретной галереи высших сановников журнала «Адская почта» в 1906 г. было написано Б. Кустодиевым. Талантливые авторы, выделив одну деталь в портрете того или иного деятеля, превращали ее в символ этого человека, и уже не требовалось изображать его лицо полностью. Наиболее ярким примером подобного подхода является знаменитый «комикс» П. Трояновского «Бой усов», в котором «усы кольцом» символизировали П. А. Столыпина, а «усы торчком» - председателя Государственной Думы второго созыва Ф. А. Головина. На серии картинок были запечатлены разные моменты этого боя, намекающие на столкновение правительства с Думой. «Бой усов» заканчивался победой «усов торчком», а «усы кольцом» приобретали жалкое подобие мочала.

Политические деятели становились героями и литературных произведений. Отечественные авторы смело, правда, не столь же талантливо, пошли по пути известного английского политического романиста А. Троллопа, который в свои произведения, наряду с вымышленными героями, вводил и живых политиков, использовал в тексте цитаты из их выступлений. К числу таких произведений в России можно отнести неоконченную пьесу М. Горького «Конституция», «романическую оперу» А. Амфитеатрова «Влюбленная Дума, или Аскольдова могила на новый лад», роман В. П. Мещерского «У власти», поэму в стихах В. М. Пуришкевича «Законодатели», «современный роман-хроника» Н. Ерлыкова «Министр», фантазию В. Дорошевича «Премьер: Завтрашняя быль» и др. Фантазия В. Дорошевича, опубликованная в 1907 г., начиналась со слов:

«А. И. Гучков стал министром-президентом», а под словами героя Дорошевича о его программе: «Акт 17 октября. Я выучил его наизусть. Как “Верую”. Это вся моя программа. Все, с чем я пускаюсь в плаванье. Мой компас. Мой метр. Мне предлагают сделать то-то, - я примеряю: подходит к акту 17 октября. Да - отлично; нет - отвергаю»1, – мог подписаться и сам лидер октябристов. В театре «КриДорошевич В.М. Премьер: Завтрашняя быль. (Фантазия). М., 1907. С.

47.

РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ вое зеркало» Л. Андреев представлял сатирическую миниатюру «Прекрасные сабинянки», направленную своим острием против непоследовательности кадетов, а также водевиль «Конь в Сенате», в котором с горькой иронией высмеивалась деятельность Государственного Совета и Государственной Думы четвертого созыва.

Политика не только предлагала сюжеты для театральных постановок, она сама все более становилась похожей на театральное представление, обращенное к публике, более того, представление, в которое зрители вовлекаются и становятся его участниками1. Едва ли не нотки, характерные для театрального критика, прослеживаются в воспоминаниях А. В. Тырковой-Вильямс о митингах революционной поры 1905-1906 гг.: «Митинговая игра увлекала новизной, кипеньем слов и мыслей, небывалой еще формой общения со знакомыми, полузнакомыми, совсем незнакомыми людьми. Русские люди говорить любят и умеют. Но одно дело разговаривать в гостиной, в студенческом кружке, на палубе волжского парохода, другое дело произносить речи с эстрады, где разговорщики, приподнятые даже физически над толпой, чувствуют, как она следит за их жестами, улыбками, за выражением их лиц, а не только за их словами и мыслями. Слово, произнесенное с эстрады, иначе раздается, отражается, толкуется. От ораторов, как от актеров, льются волны, исходит эмоциональная заразительность, между ними и слушателями устанавливается связь, создающая сходность мыслей и чувств, которая может дорасти до политического созвучия. Толпа следит за человеком на трибуне, но и он, с трибуны, следит за ней, ловит оттенки и переходы ее настроений… Владеть толпой, дерНекоторые детали политических событий начала ХХ в. только усиливают данное впечатление. Так, заседания второго съезда Союза 17 октября открылись 6 мая 1907 г. в помещении Малого театра. Места в партере и амфитеатре занимали делегаты съезда, а в ложах бенуара и бельэтажа разместилась традиционная театральная публика, среди которой было «видно много элегантных молодых и пожилых дам и немного военного элемента». См.: Голос Москвы. 1907. 8 мая.

_«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» жать в руках ее настроение, чувствовать как ваше Я накладывает печать на этих людей, - это тонкое наслаждение»1.

Об особенной важности слова в тогдашней политической жизни России говорили не только оппоненты власти, но и ее сторонники: «В стране, привыкшей тысячу лет молчать; в стране людей убежденно косноязычных, словно боящихся звона и блеска, изящества и красоты; в стране выработавшей себе какой-то аскетический идеал неумения и чревоползания в речах, охотно отождествляемый с солидностью и добродетельностью, - вдруг наступили новые, неведомые дотоле условия государственной жизни. Для спасения затравленной власти оказалось недостаточным обычное скрипение перьев. Потребовалась речь»2.

Для многих современников был очевиден ораторский талант Столыпина. После его первого выступления в Думе 9 июня 1906 г.

«в оппозиционной прессе между строк чувствовалось удивление, что министр – и вдруг обладает даром слова и умением держать себя на кафедре»3. Журналист А. А. Башмаков в статье, написанной в день похорон председателя Совета министров, особо подчеркивал, что тот был первым из министров, который удачно совершал «государево дело» посредством слова4.

Весьма часто парламентарии, обладавшие даром слова, удостаивались от своих соратников и оппонентов соответствующих определений, лестных и не вполне: Ф. А. Родичев – «оратор Божьей милостью», «народный трибун», «праздный болтун»; Н. Е. Марков – «курский соловей»; В. М. Пуришкевич – «корифей слова». А. С. Сти Тыркова-Вильямс А. Указ. соч. С. 390-391. Аналогичное впечатление сложилось у французского посланника в Петербурге М. Палеолога, отметившего в своем дневнике 31 января 1916 г., что «русские несравненно больше поддаются действию живого слова, чем печати. Это потому, что, прежде всего, русский народ отличается впечатлительностью и легко увлекается образами: русским непременно нужно слышать и видеть тех, кто к ним обращается». См.: Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М., 1991. С. 3132.

Вещий Олег. Последний витязь. СПб., 1912. С. 11.

Красильников Н. П.А. Столыпин и его деятельность в первой, второй и третьей Государственной Думе. СПб., 1912. С. 9.

Вещий Олег. Указ. соч. С. 11.

РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ шинский, один из лучших ораторов в Государственном Совете, произносил свои речи «вдумчиво, обстоятельно, логично и местами с заметным подъемом, за что заслужил от злоязычного Говорухи (М. Я. Говорухи-Отрока – И. К.) наименования “эротичного” оратора»1. Думские крестьяне переделали фамилию депутата первого созыва Я. Я. Тыниссона в «Тянивсон». Его речи были «содержательны, но необыкновенно длинны, а трескучий монотонный голос нагонял сон». Когда он поднимался на думскую трибуну, в зале общих собраний «подымался шум от выходивших в кулуары депутатов»2. Даже в полицейских отчетах, содержавших данные об избранных членах Государственной Думы, весьма часто содержались характеристики ораторских способностей. Так, по сообщению начальника московского охранного отделения, речь Ф. А. Головина не отличалась «особой глубиной и убедительностью», в связи с чем предсказывалось, что он «вряд ли может играть в Думе особо выдающуюся роль»3. Действительно, своими речами Головин во второй Думе не прославился, впрочем, от председателя Думы и не требовалось выступать с трибуны.

В мемуарах политических деятелей начала ХХ в. при характеристике думцев почти обязательно присутствуют рассуждения об их манере говорить. Депутат второй Думы Н. М. Иорданский, вспоминая Ф. И. Родичева, отметил, что тот был «оратор-трибун, демагог, но его demos должен был остро чувствовать только политическую, а не социальную правду. Он чувствовал острую ненависть к деспотическому правительству и мог говорить очень сильные речи, полные гнева. Он каждое слово бросал, как молот. Во время речи он мог сам вдохновляться и заряжаться своим красноречием. Иногда он делал паузы, когда он выковывал свои жгучие фразы. Он краснел и дрожал. На свежего человека, никогда его не слышавшего, он производил впечатление человека, как бы в каком-то ненормальном состоянии, даже пьяного, недаром правые хулиганы иногда ему кричали с мест: “Должно быть, из буфета пришел!”». Другой бле См.: Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. 1868-1917. Нью-Йорк, 1955. Кн. 2. С. 166.

См.: Оболенский В.А. Указ. соч. С. 367-368.

ГАРФ. Ф. 102, 4-е делопроизводство, оп. 116, 1907 г., д. 110, л. 5.

_«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…» стящий кадетский оратор В. А. Маклаков, по словам Иорданского, «умел действовать на чувства своей задушевностью и искренностью. Часто у него это было искусственным приемом. Он мог говорить очень убедительно и трогательно даже о том, в чем вовсе не был убежден. Он говорил совершенно свободно, видимо, многое экспромтом, тут же творя на трибуне. Успех его речей был громадным. Он мог действовать и держать под обаянием своей речи не только центр, но и весь правый сектор Думы». Особый успех имела речь Маклакова против военно-полевых судов, выдвинувшая его «в ранг первых ораторов... Гр. Бобринский, несколько опомнившийся, возмущенно говорил, что таким ораторам, привыкшим гипнотически воздействовать на присяжных заседателей в судах, нельзя говорить с политической трибуны и гипнотически влиять на “законодателей”». Выделял в депутатском корпусе Иорданский и В. В. Шульгина, который «говорил умно своим тихим голосом, но его речи представляли такие кружева, в которых было тонкое остроумие, не бьющее, но больно жалящее. По существу его речи были возмутительны, хотелось плюнуть ему в лицо, но у него нельзя отнять сильного ораторского таланта, если бы не слабость голоса»1.

Член Государственного Совета А. Н. Наумов, характеризуя М. А. Стаховича, особо подчеркивал, что он «обладал даром красноречия, а главное, пылким темпераментом, который действовал на аудиторию, пожалуй, даже сильнее, чем сущность его речей.

Мне лично не нравились его выступления по самой манере его говорить каким-то слегка гнусавым и опять-таки чрезмерно самоуверенным тоном. На многих он производил восторженное впечатление, особливо на дамскую среду, носившую его на руках и, надо думать, создавшую ему в свое время репутацию “неотразимого оратора”»2.

Особое внимание уделял в своих воспоминаниях ораторскому таланту коллег-парламентариев депутат первой Думы В. А. Оболенский. По его словам, речи М. М. Винавера были «блестящи по форме и насыщены содержанием. Все в них было четко, выпукло и См.: Иорданский Н.М. Кое-что из пережитого: В Государственной Думе. 1907 г. // Отечественная история. 1998. № 1. С. 143-144.

Наумов А.Н. Указ. соч. Кн. 2. С. 6.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.