WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В главе рассматриваются процесс становления «нового порядка» и соответствующая структура власти. Основными опорами режима Сухарто были многочисленные спецслужбы, армия и китайские предпринимательские круги. За вопросы макроэкономической политики и связи западными донорами отвечали технократы из Управления планирования национального развития (БАППЕНАС). Поддержку режима на периодическим проходивших парламентских выборах и контроль над парламентом должна была обеспечивать партия власти – Голкар, состоявшая из государственных служащих всех рангов. Оппозиционные партии сохранялись, но их число сократили до двух (Партия единства и развития и Демократическая партия Индонезии), и серьезно противостоять Голкару, за которым стояла вся мощь военно-бюрократической системы, они не могли. Что касается идеологического обеспечения, то в его основе остались принципы «панча сила», выдвинутые еще на заре независимости первым индонезийским президентом Сукарно. Весьма общая формулировка этих принципов («демократия», «социальная справедливость», «гуманизм» и др.) позволила «новому порядку» толковать их в приемлемом для себя ключе.

Несмотря на весьма жесткий контроль над обществом со стороны властей, «новый порядок» неоднократно испытывался на прочность со стороны различных оппозиционных сил, порой патронируемых соперниками президента внутри правящей элиты. Так было в ходе политического кризиса 1973-1974 гг., когда уличные вспыхнули не без пострекательства со стороны спецслужб. В 1976 г. яванский неформальный общественный лидер и религиозный мистик Савито Картовибово предпринял попытку морального давления на Сухарто с привлечением традиционных авторитетов. В 1980 г. имел место антипрезидентский демарш, получивший название «Петиции пятидесяти».

Недовольство зрело в рядах оппозиции, армии и среднего класса. Однако все эти угрозы Сухарто сумел отразить, чему способствовала значительная политическая гибкость, умение не только «подкручивать гайки», но и «выпускать пар из котла». Кроме того, в активе сухартовского режима были в те годы немалые экономические успехи.

Упор на экономическое развитие с самого начала стал важной составляющей политики «нового порядка». Однако быстро растущая индонезийская экономика имела свои уязвимые стороны, которые впоследствии сыграли свою роль в падении режима. В то время как экономическую команду Сухарто составляли молодые технократы, реальный производственный сектор находился в руках бюрократических капиталистов, высших чиновников в погонах и без погон – друзей, знакомых или родственников президента, а также крупных китайских бизнесменов. Их бесконтрольная экономическая и финансовая деятельность не однажды оборачивалась для страны пагубными последствиями, причем в моменты вполне благоприятной макроэкономической конъюнктуры.

Сложной проблемой было реформирование аграрной сферы.

Земельной реформы, подобной тем, что прошли в НИСах первого поколения, в Индонезии не было. Проблему нехватки земли «новый порядок» пытался решать за счет переселения крестьян на «внешние острова» и путем «зеленой революции». Это позволило достичь в 80-х гг.

самообеспечения рисом и даже начать его экспорт. Однако аграрная проблема как таковая не только не решалась, но обретала новую остроту.

По мере индустриализации крестьянские наделы на Яве неуклонно сокращались, отходя под промышленные зоны и районы растущих городов, тогда как на «внешних островах» подспудно зрели конфликты между коренным населением и мигрантами-яванцами.

Автор, подводя итоги правления Сухарто, отмечает, что в целом страна под его руководством продвигалась по пути модернизации.

Макроэкономические показатели свидетельствовали о высоких темпах роста индонезийской экономики (в 90-х гг. 5-7% и даже до 8% в 1996-гг.). В 1983 г. Всемирный банк отнес Индонезию в разряд стран со средним уровнем доходов25. Стране удалось наконец-то решить продовольственную проблему, создать ряд предприятий тяжелой, автомобильной, авиационной и химической промышленности, приступить к освоению современных наукоемких технологий. Доходы от продажи нефти позволили построить тысячи школ и сделать начальное образование доступным практически для всех индонезийских детей. В стране начал складываться современный средний класс.

Все эти показатели являлись одновременно и предпосылками демократизации системы. Однако авторитарный режим Сухарто не спешил эволюционировать в этом направлении по ряду причин. Во-первых, деятельность тесно связанных с Сухарто китайско-индонезийских бизнесгрупп, являвшихся фактическими хозяевами экономики страны, напрямую зависела от его бессменного нахождения у власти. Во-вторых, режим зарождался в разгар кровавого катаклизма 1965-1966 гг. Сухарто же играл в тех событиях одну из центральных ролей и не мог не нести свою долю ответственности за тогдашние кровопролития. Иными словами, Сухарто не мог пойти на политическую либерализацию из чувства элементарного самосохранения.

Благодаря усилиям спецслужб и экономическим успехам ему удалось продержаться у власти удивительно долго. Но, как уже отмечалось, его режим страдал существенными пороками.

Злоупотребления властью со стороны высших должностных лиц, неподконтрольность привилегированного бизнеса государству как таковому, финансовые махинации власть имущих ослабляли страну и ее экономику на всем протяжении правления Сухарто. До тех пор, пока корыстные интересы власти и ее ближайшего окружения уравновешивались экономическими успехами, система функционировала.

Однако Азиатский кризис обрушил национальную валюту, дал толчок хозяйственному спаду, какого в Индонезии не было с середины 60-х годов и спровоцировал с столице крупные беспорядки, вынудившие Сухарто уйти в отставку.

В третьей главе «Пак Чжон Хи и форсированная модернизация в Южной Корее 1961-1979 гг.» диссертант анализирует ситуацию, складывавшуюся в Южной Корее во второй половине ХХ в., особенно в годы, когда страну возглавлял Пак Чжон Хи.

Рассматривая предысторию режима, диссертант дает краткий обзор корейской истории периода японского владычества. В то время Корея была превращена в японскую военно-промышленную базу на континенте.

С 1930-х гг. на севере страны создавалась металлургическая и химическая промышленность, а в социально-политической сфере происходила Цыганов В.А. История Индонезии., с. 208.

насильственная японизация под прикрытием идей паназиатизма и корейско-японского «братства».

Поражение Японии во Второй мировой войне позволило корейцам, не дожидаясь прихода союзников, приступить к созданию народных комитетов и других национальных органов самоуправления, делегаты которых объявили на съезде 6 сентября 1945 г. в Сеуле о создании Народной республики. Предусмотренный мировыми державами план опеки над Кореей был принят в штыки националистической оппозицией как на севере, так и на юге страны. Кроме того, начавшееся противостояние США и СССР завело решение корейского вопроса в тупик, что в итоге вылилось в раздел Кореи и обострение отношений между двумя ее частями.

Корейская война 1950-53 гг. обратила страну в руины, не принеся решающего успеха ни одной из сторон. В главе приводится мнение американского исследователя Брюса Каммингса о том, нападение КНДР ожидались Пентагоном, отводившему Южной Корее роль пешки, жертва которой давала бы повод для широкомасштабного применения силы, ликвидации северокорейского режима и приостановления дальнейшего распространения коммунистического влияния в Азии. Однако вступление в войну китайских «добровольцев» спутало все карты.

Благодаря войне южнокорейскому президенту Ли Сын Ману на в сравнительно короткий срок удалось укрепить свой авторитет в армии, бюрократии и полиции, осуществить немаловажные мероприятия в области экономики (в частности, создать ряд промышленных предприятий, вокруг которых в дальнейшем сложились первые финансовопромышленные группы – чеболи). Была проведена аграрная реформа, что имело большое значение для всего последующего хода модернизации.

Вместе с тем, отмечается, что страна в тот период жила за счет иностранной, главным образом американской помощи, а политическое верховенство Ли Сын Мана и его партии в немалой степени зависело от поддержки сельского населения, традиционно принимавшего сторону власти, как и от лояльности полицейских сил. Сокращение американской помощи в 1958-1959 гг. привело к падению производства, росту инфляции и безработицы, а последовавшая за этим фальсификация выборов 1960 г.

вызвала массовые беспорядки и отставку Ли Сын Мана.

Приход к власти в 1960 г. либерально-демократической оппозиции во главе с Чан Меном сопровождался значительным ростом политического Подробнее о начале Корейской войны см.: Торкунов А.В. Загадочная война:

корейский конфликт 1950-1953 годов., с. 75.

Bruce C. The Origins of the Korean War. Vol.2., р. 614-615.

Загорский А.В. Проблемы демократии в первых республиках 1948-1961// Республика Корея: становление современного общества. М., 1996, с. 43.

плюрализма, обернувшегося, однако, неспособностью элиты выработать некое подобие консенсуса. Подобные ситуации (в частности, феномен периодически обостряющейся фракционности в верхах) характерны для корейской политической культуры, что специально разъясняется диссертантом. В случае с правительством Чан Мена непреодоленная фракционность верхов обернулась политическим кризисом, экономической дестабилизацию, ростом прокоммунистических настроений. Тем самым готовилась почва для прихода к власти военных во главе с Пак Чжон Хи.

Также в главе анализируются структура и особенности созданной Пак Чжон Хи авторитарной системы. Исследуются экономические успехи Южной Кореи, а также причины ужесточения режима после 1972 г.

Основными опорами авторитарного режима Пак Чжон Хи явились Корейское центральное разведывательное управление (КЦРУ) и Управление экономического планирования. Эти учреждения обеспечивали ведущую роль государства в политической и хозяйственной жизни.

Придя к власти, Пак сразу же изменил «правила игры», призвав ведущих представителей буржуазии отказаться от поиска легкой наживы и заняться наращиванием реального производства. Основой модернизирующейся экономики стали чеболи. Возникшие в конце 50-х гг., они были организованны по типу японских монополий дзайбацу, отличаясь сильной отраслевой диверсификацией, а также семейноклановым принципом управления.

Экономика Южной Кореи базировалась на так называемом «двойном индустриальном росте», при котором становление экспортных трудоемких служило прологом к развитию капиталоемких отраслей промышленности, а те, в свою очередь, по мере совершенствования и роста начинали работать на экспорт, закладывая фундамент для наукоемких производств29. Ключевую роль в создании такой экономики должно было играть государство. Оно удерживало «командные высоты», ограничивая действия рыночного механизма, регламентируя распределение кредитов и экспортных субсидий, контролируя внешнеторговые операции и регулируя цены. Законодательно запретив крупному бизнесу иметь свои банки и сосредоточив в своих руках контроль над денежными потоками, Пак Чжон Хи лишил южнокорейских предпринимателей финансовой независимости и, по сути дела, встал над ними в качестве верховного государственного контролера.

См. подробнее: Симония Н.А. Уроки китайских и южнокорейских реформ для России// На скрещении мировых и локальных закономерностей: Россия, КНР и Республика Корея. М., 1996, с. 17.

При всем том форсированная модернизация оборачивалась в южнокрейском случае (как, впрочем, и не только в нем30) ростом социальной напряженности и всякого рода диспропорциями развития. Их частным, но тревожным проявленим было отставание сельских районов от городов и промышленных центров. Для преодоления этой негативной тенденции Пак Чжон Хи приступил в 1971 г. к реформированию аграрного сектора. При этом ставка делалась как на механизацию и химизацию сельского хозяйства, так и на поощрение традиционного трудолюбия, коллективизма и взаимовыручки корейских крестьян. Эти моменты в сочетании с конфуцианскими ценностями, национализмом и антикоммунизмом использовались Паком в качестве основы националистической южнокорейской идеологии, которая в дальнейшем была доработана и активно насаждалась не только на селе, но в городах и на промышленных предприятиях.

Однако подобных мер для эффективного контроля над пребывавшим в состоянии брожения и далеко не всем довольным южнокорейским обществом было недостаточно. В результате в октябре 1972 г., стремясь обезопасить не только свою личную власть, но и тот курс, который уже принес серьезные результаты, Пак пошел на ужесточение системы государственного управления. Подобному сдвигу благоприятствовал и ряд других обстоятельств, в том числе определенные перемены в отношениях с США. К 1971 г. их экономическая помощь прекратилась, а военная помощь составляла лишь 10% бюджетных расходов на оборону, что не позволяло Америке больше оказывать экономическое давление на Пака, как раньше, удерживая от нежелательных с точки зрения Вашингтона шагов. Характерно, наконец, что в тот период правоавторитарные режимы, ориентированные на ускоренный экономический рост, оформились во многих странах Восточной и Юго-Восточной Азии (Индонезия, Тайвань, Таиланд и др.) В этом плане Пак Чжон Хи не отступал от общерегиональной тенденции и действовал даже с оглядкой на нее.

В октябре 1972 г. Пак Чжон Хи ввел военное положение и присвоил себе новые, по существу диктаторские полномочия. Данная политическая система, известная как «Юсин», сосредотачивала в руках Пак Чжон Хи колоссальную власть и позволяла узаконить его пожизненное президентство. Безусловно, при режиме «Юсин» Южная Корея продолжала успешно двигаться по пути экономической модернизации и по ряду показателей стала приближаться к уровню развитых стран. Однако ни Положение о том, что процесс ускоренной модернизации несет в себе угрозу политической дестабилизации, а с нею и срыва модернизационных мероприятий, обосновано у С. Хантингтона. См.: Huntington S.P.. Political Order in Changing Societies.

New Haven–L., 1968, p. 41.

значительные успехи в экономике, ни «закручивание гаек» и репрессивные меры по отношению к политической оппозиции не стали панацеей от новых проявлений нестабильности. Лишенная последних надежд на победу в электоральном состязании, оппозиция развернула уличные протесты, что привело к крупному политическому кризису летом 1979 г. А 26 октября 1979 г. режиму был нанесен смертельный удар: в результате покушения, совершенного начальником КЦРУ, Пак Чжон Хи был убит.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.