WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

У семантики временной формы перфекта (Perfekt) момент события предшествует моменту высказывания, а момент соотнесения с ним совпадает, т.е. перфект (Perfekt) описывает действие, событие, состояние в прошедшем, которое оценивается с точки зрения настоящего, или какой-либо другой точки отсчёта. Если же принять во внимание также и футуральный перфект, то можно сказать более точно, что категориальное значение перфекта (Perfekt) заключается в том, что выраженное в глаголе действие, событие, состояние обладает значением «предшествование» к дейктической точке отсчёта. Следовательно, семантика временной формы перфекта (Perfekt) имеет следующий вид:

E. R.S.

Момент события предшествует моменту высказывания, а момент соотнесения с ним совпадает. Подобная семантика объясняет сочетательные потенции данной временной формы с адвербиалиями времени: она способна функционировать в “историческом плане” и в “плане речи” адвербиалии времени “gestern, heute, jetzt, damals, bisher/bis jetzt/zeither”. С помощью адвербиалии времени “jetzt” получает выражение идея ближайшего будущего или прошедшего времени, а областью референции “bisher/bis jetzt/zeither” является область прошедшего, включающая момент речи. Тем не менее чаще всего событие происходит в более определённом временном интервале, для обозначения которого необходимы адвербиалии времени, конкретизирующие характер определённости действия, события, состояния, выраженного глаголом. Обратимся к языковому материалу:

(1) Auch bin ich auf acht Tage gestrkt und in mir selbst einig geworden (J.W. Goethe. Die Leiden des jungen Werthers).

(2) Nun, wenn ich dereinst sterbe in Messina, und auf dem Sterbelager kommt mir der Gedanke: Damals in Paris, an jenem Abend, hast du vor einem Wunder die Augen zugemacht... (P. Sskind. Das Parfm).

(3) Morgen um diese Zeit habe ich alles geschafft (Latzel 1977, с. 47).

Разница между (1), (2) и (3) заключается в характере определённости действия, события, состояния, который выражен адвербиалиями времени.

Так, если в предложении (1) момент события задан адвербиалией времени «auf acht Tage» и локализованность глагола имеет достаточно неопределённый характер, то в примере (2) глагол локализован с помощью «an jenem Abend» более точно, а в (3) действие, можно сказать, занимает на линии времени одну точку, которая к тому же располагается в будущем, т.е.

временная форма перфекта (Perfekt) здесь выступает в качестве относительной временной формы, и момент события соотнесён не с некоторой точкой в настоящем времени, а с некоторой точкой в будущем, которая в данном случае выражена с помощью адвербиалии времени «morgen um diese Zeit». Это доказывает наши выводы относительно категориального значения данной временной формы.

Для семантики формы плюсквамперфекта (Plusquamperfekt) характерно предшествование момента события моменту соотнесения, при этом момент соотнесения предшествует моменту высказывания, а значит, действие, событие, состояние имеет законченный характер, оно завершилось до момента соотнесения.

Семантику данной временной формы можно представить следующим образом:

E. R. S.

Это семантика допрошедшего [Jespersen 1956, с. 257] времени. Момент события предшествует моменту соотнесения, а момент соотнесения предшествует моменту высказывания. Действие имеет законченный характер (“Vollzugscharkter“) [Jung 1968, с. 230], оно завершилось до момента соотнесения, поэтому в “плане речи” зафиксировано функционирование плюсквамперфекта (Plusquamperfekt) лишь с “gestern, damals”, а в “историческом плане” – с “gestern, heute, jetzt, damals, bisher/bis jetzt/zeither”.

Адвербиалии времени выступают или в качестве момента соотнесения, или момента события. Они выражают характер определённости действия, события, состояния, выраженного глаголом в форме плюсквамперфекта (Plusquamperfekt). Наиболее часто с данной временной формой используются адвербиалии времени с ретроспективным значением “nie, noch nie” (11,3%).

Это свидетельствует о том, что семантика временной формы плюсквамперфекта (Plusquamperfekt) связана с областью прошедшего, или вернее сказать, с областью давнопрошедшего времени. Обратимся к примерам:

(1) Der Zwerg war sehr erschrocken; denn er hatte von dieser Pastetenknigin nie gehrt… (W. Hauff. Der Zwerg Nase).

(2) Schon vor ein paar Tagen hatte er es gekauft (P. Sskind. Das Parfm).

(3) "wie, Frulein" sagt' ich und verbarg meinen Schrecken; denn alles, was Adelin mir ehegestern gesagt hatte, lief mir wie siedend Wasser durch die Adern in diesem Augenblicke (J.W. Goethe. Die Leiden des jungen Werthers).

(4) Wir kamen gegen vier dahin. Lotte hatte ihre zweite Schwester mitgenommen (J.W. Goethe. Die Leiden des jungen Werthers).

(5) Sie nahm sich zusammen und setzte sich gelassen zu Werthern, der seinen gewhnlchen Platz auf dem Kanapee eingenommen hatte (J.W. Goethe. Die Leiden des jungen Werthers).

Эти примеры описывают действие в прошлом, в них используется временная форма плюсквамперфекта (Plusquamperfekt). Разница между ними заключается в характере определённости действия, события, состояния, которые выражены адвербиалиями времени. Так, если в предложении (1) время актуализировано «nie» и локализованность события имеет достаточно неопределённый характер, то в предложении (3) время вполне чётко ограничено адвербиалией времени «ehegestern» и занимает на линии времени точно определённую область. В отличие от предложения (1), в котором адвербиалия времени «nie» вступает в качестве момента события, в примере (4) «gegen vier» определяет момент события для первого предложения, выраженного временной формы претерита (Prteritum), которое в свою очередь выступает в качестве момента соотнесения для второго предложения, выраженного формой плюсквамперфекта (Plusquamperfekt). В предложении (5) в качестве момента соотнесения выступает главное предложение, а действие в придаточном предложении предшествует действию в главном. Соответственно действие, выраженное глаголом в форме плюсквамперфекта (Plusquamperfekt), произошло до действия, выраженного глаголом в форме претерита (Prteritum). Таким образом, момент соотнесения может быть выражен также другим действием в прошлом.

Основное значение футурума I (Futurum I) – описание действия, события, состояния в будущем. Причём для данной формы характерна разобщённость момента речи и момента события, а значит, для этой временной формы схема имеет следующий вид:

S. E.R.

Данный вывод подтверждается тем фактом, что в “плане речи” форма футурума I (Futurum I) сочетается с “morgen, heute, jetzt”. Причём отличительной особенностью этой формы, исходя из таблицы 3, является её способность функционировать в “плане речи” лишь с “morgen”. К этому же стоит добавить, что чаще всего, как это следует из таблицы 4, адвербиалия времени “morgen” сочетается с формой футурума I (Futurum I).

Адвербиалии времени обозначают момент соотнесения и момент события одновременно, как это имеет место в следующих случаях:

(1) In einer Stunde wird er ein kreischendes Bundel unertrglicher Schmerzen werden (E.M. Remarque. Im Westen nichts Neues).

(2) Der Gesandte ist unpass und wird sich also einige Tage einhalten (J.W. Goethe. Die Leiden des jungen Werthers).

В этих примерах событие локализуется и количественно определяется с помощью адвербиалий времени «in einer Stunde», «einige Tage», которые выражают характер определённости действия в (1) и (2) предложении соответственно. Если в (1) событие произойдёт через час, то в (2) действие будет продолжаться в течение нескольких дней.

В отличие от футурума I (Futurum I) семантика футурум II (Futurum II) имеет чёткие границы: с одной стороны, действие происходит позже момента высказывания, с другой стороны, раньше определённого действия в будущем. Графически семантику формы футурума II (Futurum II) можно представить следующим образом:

S. E. R.

Момент события предшествует моменту соотнесения, а акт высказывания предшествует моменту события. Адвербиалии времени выступают или в качестве момента соотнесения, или момента события:

Bis Sonnabend wird er sich das Buch gekauft haben. (Устн.) В этом предложении адвербиалия времени “bis Sonnabend” маркирует момент соотнесения, а это значит, что она определяет временные границы действия, т.е. локализует событие во времени.

Использование адвербиалий в высказывании с футурумом II (Futurum II) имеет в сравнении с другими формами наиболее частотный характер, они встречаются c данной формой в 74,88% случаях.

Итак, исходя из того, что, во-первых, основные временные формы выражают слишком широкие и неопределённые темпоральные понятия; вовторых, если в “плане речи” точкой отсчёта является момент речи, то в “историческом плане” данную точку необходимо указать с помощью адвербиалий времени. В-третьих, они необходимы для определения момента соотнесения в относительном времени. В-четвёртых, они актуальны для определения момента события как в “историческом плане”, так и в “плане речи”. В-пятых, они немаловажны для задания некоторого интервала, периода протекания действия. Из вышесказанного можно сделать вывод об облигаторном характере адвербиалий времени в структуре предложения.

В заключении подводятся итоги анализа и проводится теоретическое обобщение функционирования адвербиалий времени в языках номинативного типа, рассматривается их специфика, а также общие характерологические черты, обнаруженные в исследуемых языках.

Проведенный анализ приводит к выводу, что адвербиалии времени носят специфически-универсальный характер, что позволяет сделать теоретический вывод о том, что подобная картина может наблюдаться и в других языках номинативного типа, например, в английском или французском. В этой части исследования также формулируются основные выводы относительно семантики временных форм глагола, их адвербиальной валентности и намечаются направления дальнейших исследований.

Списки литературы, источников иллюстраций, словарей и интернет-источников помогают определить системное место теоретической и экспериментальной части данного диссертационного исследования в общей типологии работ данного направления.

Основное содержание работы

и результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Научные статьи, опубликованные в журналах, включённых в Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Мишланов, В.В. Актуализация понятия процесса в русском языке [Текст] / В.В. Мишланов // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». – М.:

Издательство МГОУ, 2009. – № 3. – С. 89-93. (0,4 п.л.) 2. Киров, Е.Ф., Мишланов, В.В. Актуализация понятия процесса в немецком языке [Текст] / Е.Ф. Киров, В.В. Мишланов // Вестник Южно-Уральского государственного университета 25(158). Серия «Лингвистика», выпуск 9. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2009. – С. 48-51. (0,6 п.л.) Статьи, опубликованные в сборниках научных трудов и периодических изданиях:

3. Мишланов, В.В. О референции глагола в немецком языке [Текст] / В.В. Мишланов // Актуальные направления современной лингвистики: Материалы международной научной конференции «Иностранные языки и литературы: актуальные проблемы образования и науки» – Пермь: Пермский государственный университет, 2008. – С. 66-67.

4. Мишланов, В.В. Способы актуализации действия в немецком языке [Текст] / В.В. Мишланов // Общетеоретические и практические проблемы языкознания и литературоведения: Материалы международной научно-практической конференции «Общетеоретические и практические проблемы языкознания и лингводидактики» – Екатеринбург: ГОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогической университет», 2008. – С. 168-170.

5. Мишланов, В.В. О пространственных и временных актуализаторах [Текст] / В.В. Мишланов // Система ценностей современного общества: Сборник материалов IV Всероссийской научнопрактической конференции 26 декабря 2008 г. / Под общ. ред. С.С.

Чернова. – Новосибирск: ЦРНС – Издательство СИБПРИНТ, 2009. – С. 133-136.

6. Мишланов, В.В. Семантика временных форм глагола [Текст] / В.В.

Мишланов // Функциональная семантика языка, семиотика знаковых систем и методы их изучения: Материалы II международной научной конференции Новиковские чтения 16-17 апреля 2009 г. – М.: Российский университет дружбы народов, 2009. – С. 346-349.

7. Мишланов, В.В. Средства временной локализации предложения [Текст] / В.В. Мишланов // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А.

Добролюбова. Вып. 6. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А.

Добролюбова, 2009. – С. 183-187.

8. Мишланов, В.В. Адвербиальная валентность временных форм глагола [Текст] / В.В. Мишланов // Текст и контекст в лингвистике:

Сборник научных статей по материалам Международной научной конференции XI Виноградовские чтения «Текст и контекст:

лингвистический, литературоведческий и методологический аспекты», посвященной 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя (1214 ноября 2009 г) / Отв. ред. Е.Ф. Киров. – М.: Московский городской педагогический университет; Ярославль: Ремдер, 2009. – С. 212-216.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.