WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Анафорические ряды в анализируемых текстах образуют повторяющиеся префиксы, предлоги, сочинительные союзы и личные местоимения; реже встречаются неточные повторения начальных звукосочетаний, восприятие которых требует более чуткого вслушивания (дорогие друзья, отбросив все объяснения).

Наличие эпифоры обусловлено самим грамматическим строем русского языка:

речь организуется согласованием падежных и временных форм. Отдельные случаи тождественных концовок разных частей речи (немочь/толочь; могу/ установку; продолжать этот Путь, един/аминь; сошлю тебя в преисподнюю землю) указывают на преднамеренный выбор автором того или иного средства ритмизации речи. Более изящными видами повтора представляются зевгма (вечно новую; просто отдыхайте) и рондо (каждая ваша улыбка; меняюсь потому, что любовь, наполнившая меня…), придающие своеобразие ритмическому рисунку за счет синкопы, перебивов ритма. Полная ритмико-фигурная симметрия сделала бы фразу однообразно-монотонной, что противоречит эстетике восприятия речи, поэтому в пределах фразы, благодаря неточным повторам и перебивам, обычно встречаются несимметричные по ритмомелодике синтагмы. Отметим также наличие послоговой ритмической организации внутри лексем. Целая группа звуковых чередований, касающихся не формального начала или конца слова, а проходящих «сквозь» лексемы, и обусловленная непрерывностью речевого потока, не укладывается в приведенную классификацию. Например, группа легко-сп[]койно–а[п]солютно-сп[]койно (Сытин) выстраивается по ударным -ко-, которые трудно назвать эпифорой, а анафорический ряд сп[]- включает обратный комплекс а[п]с, создающий схему рондо; сочетание первозданно здоровая (Сытин) содержит обратный повтор-зевгму внутри лексем:

рв зд / зд р в; в словосочетании восстанавливае[цъ] микроциркуляция (Коновалов) происходит внутреннее чередование аллитераций л ц кр / ц / рк л ц, напоминающее зеркальную композицию рондо. Наличие системы ритмических чередований на уровне звукобуквенного состава рядом стоящих лексем без учета формальных признаков цельности слова предполагает существование специальных приемов ритмизации фразы и построения скрытых систем повторов. Неточные и обратные повторы не всегда четко прослушиваются в потоке речи и создают скрытую ритмическую структуру чередований, особенно важных в процессе аудио-внушения, которое имеет наибольший эффект при неосознанном воздействии на слуховой анализатор.

Наряду с различными видами повторов существует особая система приемов, которая в эвфонии называется «разложением аллитераций». К разложению аллитераций относятся такие приемы, как пролепс, когда один звук из сложной (комплексной) аллитерации встречается раньше (суммирующее разложение);

силлепс, когда такой звук встречается позже (детализирующее разложение);

интеркаляция, редкий случай, когда такой звук стоит между двумя повторяющимися комплексами звуков. Наибольшее звуковое впечатление производит тоталитет, когда одно слово объединяет в себе звуки, в других словах или в другом слове стоящие разрозненно. В то же время все эти приемы комбинируются в различных сочетаниях с основными формами построения систем повторов.

В качестве приемов ритмической организации речи в анализируемых текстах отмечены пролепс, силлепс и тоталитет, с помощью которых также создается имплицитная ритмическая структура звуковых повторов. Важным является тот факт, что ключевая аллитерация, которая подвергается «разложению», в большинстве случаев входит в семантически значимое для данной фразы слово, отражающее цель и главную идею внушения определенного фрагмента речи. Слово, содержащее главное звукосочетание фразы, окружено единицами языка, которые включают те же звуки.

Можно утверждать, что аллитерация в определенной мере руководит выбором тех или иных лексических средств. Данное положение выходит в сферу вопроса об автоматическом выборе нужной лексической единицы. На подсознательном уровне из всех способов выражения определенного смысла отбирается та лексема, которая созвучна ключевой и ритмически органична для своего окружения в рамках отдельной фразы.

В совокупности приведенные выше виды приемов и повторов образуют в речи характерные для каждого автора системы. Как правило, в отдельном фрагменте текста – сложном синтаксическом целом, имеющем смысловую законченность – развивается один из приемов, который поддерживается различными повторами. Фразы, имеющие особую значимость, ключевые для данного текста, могут содержать несколько приемов, причем разложение лексем на звуки происходит параллельно. Основная в одном приеме лексема может содержать звуки, принадлежащие основной лексеме другого рядом стоящего приема, т. е. процесс разложения аллитераций происходит в нескольких направлениях, обогащая смысловую структуру текста. Например, в заговоре: «как сотворил Господь, твердо утвердил и крепко укрепил, и как на той сыроматерной земли нет ни которой болезни, ни кровной раны» – сочетаются параллельные силлепс для «сотворил» и тоталитет для «крепко». В настрое Г. Н. Сытина: «Сам Господь Бог постоянным потоком (анафора и эпифора) вливает в меня вечно новую (зевгма и анафора) Божественную (эпифора) радость жизни» – параллельные тоталитеты с основами «постоянным» и «Божественную» поддерживаются звуковым составом окружающих лексем; кроме того, аллитерации б/ж и п/с/т образуют перекрестную систему повторов, а сочетания c согласными с и т имеют обхватную композицию по отношению к сочетаниям с в и п. Кроме того, насыщенность текста специальными приемами повторов обеспечивает смысловую связь текстовых фрагментов и направляет движение речи, делая ее более выразительной и богатой ассоциациями.

Анализ текстов внушающего характера с точки зрения фонетического состава ключевых слов выявляет особую ритмичность всей фонетической структуры. Содержание внушения направляется лексико-семантически (значением ключевых слов) и воплощается в речи системами звуковых повторов. Эффект внушения обеспечивается на фонетическом уровне посредством создания собственной фоноритмической схемы, базирующейся на фонетике ключевых слов. Последнее обстоятельство очень важно в плане эффективности воздействия:

фонетический уровень речи не контролируется сознанием, и внушаемая идея проникает в сферу бессознательного, оказывая наибольшее влияние на психику пациента. Анализ фонетической структуры суггестивных текстов доказывает наличие плотной взаимосвязи с лексической структурой, а также иерархичность в отношениях этих структур. Доминирующим в содержательном отношении является лексико-семантический уровень, координирующий выбор фонетических средств в соответствии с общей семантикой текста.

Сравнительный анализ ритмической организации звуковой структуры несуггестивных текстов позволяет сделать следующие выводы: для информационного текста не характерна особая ритмизация фонетической структуры; в информационном тексте преобладает дистантный вид повторов; при наличии повторов чередование элементов носит равномерный характер; незначительная ритмизация отмечается в начальной и конечной частях информационного текста; в центральной части используются приемы разложения аллитераций, которые подчеркивают значимость ключевых информем; при наличии эмоционально-оценочного содержания информационный текст приобретает черты ритмически упорядоченной речи, в которой возрастает количество повторов и усложняется система приемов сочетаемости ключевых звуков текста; средняя частотность (ранг) звукобукв обобщенно близка к общестатистическим показателям частотности в русском языке.

Контрольный фоноритмический анализ информационных текстов выявил тенденцию к упорядоченности звуковых чередований, характерной для размеренной неритмизованной речи. Данное обстоятельство подтверждает отсутствие в текстах сообщений специальной ритмической организации, характерной для текстов внушающего характера.

В Заключении обобщаются основные результаты исследования:

Проведенное исследование показало наличие согласованности между фонетическим составом ключевых лексем и звукорядом целого текста. Ключевая лексема текста – это не только семантически, но и фонетически значимая единица, определяющая выбор других лексических и фонетических средств в процессе создания суггестивного текста. Их гармоническая (ритмическая) согласованность формирует глубинный пласт речевого воздействия, не контролируемый сознанием. Анализ ритмов лексической и фонетической структуры выявил приоритет лексического уровня, обусловленный семантической эксплицитностью его единиц. Семантика звуковой структуры не воспринимается непосредственно, а выявляется только при специальном лингвистическом анализе, что не снижает ее значимости, в особенности для подсознания суггеренда. Адресат вербального внушения подвергается воздействию лексических ритмов, которое усиливается ритмизацией звуковой структуры текста: таким образом, воздействие суггестивного текста носит удвоенный характер.

Методика выявления ритмов текста на звуковом и лексическом уровне путем сплошного лингвоматематического обследования актуализирует его скрытые смыслы, не поддающиеся традиционному лингвистическому анализу, способствует углублению интерпретации и определению дополнительных личностных смыслов, порождаемых текстом. Ритмико-статистический анализ, опирающийся на основные положения лингвистики текста, помогает выявить ключевые понятия в концептуальной системе автора и «вычерпать» из текста максимальный объем смыслов, заложенных автором при его порождении и реализованных путем ритмизации звуковой и лексической структур суггестивного текста.

Основное содержание диссертации отражено в следующих работах:

1. Лексические ритмы как основа воздействия на подсознание адресата речи // Актуальные проблемы культурно-речевого воспитания. Тезисы докладов научнопрактической конференции 27-28 марта 1996г. Екатеринбург, 1996. С. 8-9.

2. Лексические ритмы в тексте внушения (в соавторстве с Т. В. Матвеевой) // Русское слово в языке, тексте и культурной среде. Екатеринбург, 1997. С. 175-185.

3. Психотерапевтический текст в аспекте фонетической ритмики // Актуальные проблемы лингвистики в вузе и в школе. Материалы Всероссийской школы молодых лингвистов. Пенза, 24-28 марта 1998г. Москва – Пенза, 1998. С. 96-97.

4. Звуковая организация внушающей речи // Известия Уральского государственного университета. Серия: Проблемы образования, науки и культуры. Вып. 14.

№ 27. Екатеринбург, 2003. С. 161-167.

5. Имплицитные ритмы суггестивного текста // Программные материалы международной научной конференции 15-18 мая 2003г. Екатеринбург, 2003.

С. 10.

Подписано в печать …07.03г. Формат 60х84/Бумага офсетная. Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100. Зак. №… Отпечатано в ИПЦ «Издательство УрГУ» 620083, г. Екатеринбург, ул. Тургенева,

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.