WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

ставится задача выяснить, каким образом определенная идея или понятие реализуется в тексте на фонетическом уровне, как фонетически поддерживается главная авторская мысль (содержание внушения).

К исследованию взаимообусловленности фонетической организации речи и общей семантики текста можно подойти с разных позиций: во-первых, с точки зрения фоносемантики, исходящей из положения, что фонемы сами по себе являются носителями семантических признаков (Д. Д. Благой, С. В. Воронин, И. Н.

Горелов, А. П. Журавлев, В. В. Левицкий, М. В. Ломоносов, К. Ф. Седов, И. А.

Стернин, А. С. Штерн и др.), и, во-вторых, с учетом семантики ключевых слов текста, определяющих все его звучание: наряду со звукосимволизмом существует такой вид связи между звуком и значением, который соотносится с целым текстом как законченным, целостным речевым произведением, где все языковые средства подчинены общему замыслу автора (Ш. Балли, В. Я. Брюсов, Ю. М. Лотман, Н. Ф. Пелевина, Р. Якобсон). В тексте возникают окказиональные связи, образующие систему «вторичной знаковости» (Пелевина). Для установления связей такого рода нужно обратить внимание на общий линейный звукоряд текста в поисках организующей идеи, семантически эта идея может быть задана с помощью ключевых слов, в числе которых могут быть как единицы звукоподражательные и звукосимволические, так и не имеющие к ним отношения. Звук приобретает смысл, собственное текстовое значение, если он включается в оригинальную фоносемантическую систему данного текста. В то же время фонетическая сторона текста служит для усиления главной семантической идеи, соответствующей его прагматической задаче, которая воплощается в ключевых словах данного текста.

Анализ фонетической структуры фокусируется на ритмической организации звукового материала с учетом семантической наполненности ключевых лексических единиц целого текста. Кроме того, представляется целесообразным выявить ритмы более мелких текстовых сегментов – отдельных фраз как сложных семантических образований – и на этом уровне определить механизмы насыщения текста скрытыми суггестивными смыслами. Вслед за А. М. Антиповой мы полагаем, что «любой речевой сегмент может стать ритмической единицей, если он оформлен как сходная и соизмеримая единица» и считаем единицей звукового ритма отдельные звукокомплексы, входящие в состав семантически значимых лексем текста. Предполагая взаимосвязь фонетического и лексического состава внушающей речи, мы анализируем ритмы фонетической структуры с точки зрения насыщенности текста скрытыми суггестивными смыслами (в противоположность фоносемантическому анализу суггестивных текстов, предложенному И. Ю. Черепановой, который «заключается в оценке звучания безотносительно к содержанию»).

Алгоритм обследования фонетического состава текстов внушающего характера с позиций теории разложения аллитераций включает пять этапов.

На первом этапе анализа выделяются ключевые слова текста. Под ключевым словом понимается лексема, полностью или частично передающая главную идею текста, воплощающая его основное содержание, в нашем случае – содержание внушения. Текст является многоуровневой структурой, понятийное содержание которой включает целую систему смыслов, соответственно в тексте выделяется не одна, а несколько лексических единиц, наиболее важных в смысловом отношении. Ключевые слова выбираются по двум основаниям. Первое – соответствие лексемы содержанию внушения данного текста и ее прагматическая сила.

Данные, полученные в результате анализа лексико-ритмической структуры суггестивных текстов (глава II настоящей работы), становятся базой для анализа фоноритмической структуры в указанных текстах. Вторым основанием является фонетический состав данных слов. Для каждого текста с помощью ЭВМ подсчитывается частотность фонем (см. третий этап) и выделяются наиболее употребительные единицы. Мы ограничили основной предмет исследования согласными звуками как обладающими большей смысловой наполненностью (А. Моль);

данные по гласным используются как вспомогательный материал. Список наиболее употребительных согласных обусловил выбор ключевых слов из числа составляющих ту или иную ФТГ. Подчеркнем, однако, что частотность как слов, так и фонем является важным критерием, но не первостепенным: основополагающим считается все же соответствие данной формальной единицы содержанию и цели внушающего воздействия. В качестве ключевых в текстах выделяются единицы информационно-тематических и прагматических групп (входящих в списки тематических и прагматических лексем, сформированных при анализе текстов в главе II). Предлагаемый анализ суггестивных текстов строится на учете статистических данных, отражающих полный звуковой состав избранных текстов внушения.

Второй этап – собственно фонетическое обследование текста – подразумевает транскрипционную правку текстов с учетом основных фонетических изменений согласных – оглушения согласного в конце слова, законов ассимиляции и диссимиляции; правка касается также графемы е, которая обозначает гласный [’о], например, в словах лёгкий, всё; гласные буквы а, о, и, е фонетической транскрипции не подвергались: в текстах учитывался лишь общий звуковой фон, создаваемый широкими и узкими гласными. В Приложение включены тексты, обработанные фонетически для последующих расчетов частотности звукобукв. В настоящей работе представляется целесообразным использовать термин звукобуква как обозначение минимальной единицы фонетической структуры текста в ее графическом изображении. По мнению А. П. Журавлева, «носителем фонетического значения является звукобуквенный психический образ, который формируется под воздействием звуков речи, но осознается четко и закрепляется лишь под влиянием буквы». Возможность автоматического анализа фоносемантического аспекта суггестивных текстов позволяет найти общие закономерности в их построении и в какой-то мере прогнозировать эффект воздействия этих текстов на психику адресата.

На третьем этапе обследования тексты обсчитываются в программе Microsoft Word на предмет повторяемости звукобукв (без учета регистра – иначе придется обсчитывать прописные и строчные графемы отдельно); используемый алгоритм:

«Правка – Заменить». При замене графемы а на ту же графему а программа выдает количество замен (например, число 118 означает общее содержание в тексте 118 графем а: как прописных, так и строчных). Полученные количественные данные сравниваются с общим статистическим показателем (с помощью алгоритма «Правка – Заменить» высчитываются все незвуковые обозначения – скобки, знаки препинания и т. п.; затем используется алгоритм «Сервис – Статистика», где представлено общее количество символов без пробелов). Процентное отношение каждой звукобуквы вычисляется только по отношению к количеству звукобуквенных обозначений целого текста (т. е. без учета знаков препинания и т.п.). Результаты расчетов помещены в таблицу «Фонографическая статистика в текстах внушения». Данные цифры позволяют увидеть процентное соотношение звукобукв в тексте каждого автора внушения, отметить предпочтение той или иной звукобуквы и сопоставить ее употребление в данном тексте и текстах других авторов, что уже само по себе дает материал для выявления идиостиля каждого суггестора по преобладанию в его речи тех или иных фоностилистических средств. Однако полученные процентные результаты не удовлетворили нас по причине принадлежности текстов одному типу речи – суггестивному по целеустановке.

Для выявления особенностей суггестивного текста как такового необходимо сравнение его звукобуквенного состава с показателями речи нейтральной или со статистическими расчетами, сделанными на основе текстов разных стилей. Такие данные были обнаружены в книге А. П. Журавлева «Фонетическое значение»: в таблице «Оценка звуков, объективная и субъективная частота соответствующих букв» (Журавлев) дан ранговый ряд (Fоб) по объективным оценкам частот русских звукобукв, где на первом месте оказывается графема о как самая частотная, далее – е, а, и так далее. Если у отдельных звукобукв частоты совпадают, им присваивается один номер с долями: например, й и г употребляются с одинаковой частотой и занимают 20-е место в ряду, тогда им присваивается ранг 20,5, а следующая звукобуква (х) имеет ранг 22 (номера 21, таким образом, не существует). Данный ранговый ряд был помещен в нашу таблицу как объективная точка отсчета, нейтральный показатель частоты.

На четвертом этапе работа с частотой звукобукв проводится на материалах таблицы «Фонографическая статистика в текстах внушения». Возникает необходимость перевести полученные процентные данные в шкалу рангов, предложенную А. П. Журавлевым. Так появляется второй столбик в каждой графе таблицы – «Ранг», отражающий место звукобуквы в тексте определенного автора по количеству употреблений. Принцип расположения тот же: от высокочастотной – № 1 – до низкочастотной – № 30; при совпадении параметров частотности единице присваивается номер с десятыми долями, а дальнейшая нумерация идет по порядку.

Пятый этап работы с полученными данными по частотности звукобукв предполагает непосредственный анализ речи каждого автора, в задачи которого входит выявление ритмических чередований значимых в смысловом отношении звукобукв с учетом соответствий между звуковыми характеристиками текста и его содержанием: ключевыми лексемами тематических и прагматических групп.

Последовательно учитывается также степень насыщенности текста тем или иным звучанием, не типичным для обыденной, среднестатистической речи информативного содержания, не осложненной внушением как целеустановкой.

В анализе некоторых текстов используется принцип «золотого сечения» для нахождения гармонического центра фонетической структуры, который рассчитывается по коэффициенту 0,618. «Золотая» или «божественная» пропорция – известное еще во времена Эвклида, активно применявшееся в творчестве Леонардо да Винчи геометрическое понятие «о гармоническом делении отрезка в среднем и крайнем отношении: принцип деления приблизительно 62% : 38%» (Э. С. Юсупов), которое успешно внедряется в лингвистические расчеты композиции (И. А. Герман, В. А. Пищальникова, Н. В. Черемисина, И. Ю. Черепанова) и представляется наиболее соответствующим анализу текстового звукоряда, так как подразумевает подход к произведению как динамической саморазвивающейся системе, какой и является текст в множестве его интерпретаций.

В качестве сопоставительного материала в работе привлекаются данные по фоносемантическим характеристикам звуков, предложенные А. П. Журавлевым, а также осуществляется контрольный анализ фонетической структуры информационных (несуггестивных) текстов, лексический состав которых был обследован в главе II данной работы.

Логика развития чередований в фонетической структуре текста, выраженная комплексами повторяющихся ключевых звукобукв, свидетельствует о наличии упорядоченной ритмической структуры в каждом из анализируемых суггестивных текстов. Ключевые звукобуквы, входящие в состав главных прагматически маркированных лексем текста, отмечены повышением ранга частотности, по сравнению с показателями нейтральной речи. Звуки, входящие в состав ключевого слова, характеризуются определенным значением, благодаря которому их коннотативный смысл распространяется и на все включающие их лексемы. Если ключевые фонемы входят в состав отрицательных понятий, весь эмоциональный настрой внушающего текста заставляет соотнести их с ключевыми положительными понятиями и тем самым нейтрализовать отрицательный смысл лексем негативного содержания.

Фонетические чередования создают латентную ритмическую схему, актуализируя в подсознании семантику соответствующих ключевых лексем, содержащих данные звуки. Таким образом, имплицитно, с точки зрения лексики, во время прослушивания (или проговаривания) текста происходит непрерывное нагнетание и внушение определенной идеи.

Композиционное строение звуковой ритмической структуры подтверждает принцип нагнетания элементов в тексте внушения. Особо важными в ритмическом отношении являются начальный и конечный фрагменты: первый включает основные звуковые элементы и задает характер периодичности ритмических чередований во всей последующей речи; последний подводит итог внушению, представляя ритмически организованные осложненные комплексы чередований.

Кульминационным фрагментом фонетической структуры выступает центр «золотого сечения» текста. Звуковая структура, заданная в ритмически значимых фрагментах, получает наибольшее развитие в отрезках композиционно второстепенных. Основные же части композиции максимально упрощены, представляя образец для более сложных чередований, которые повторяют основные элементы ритмической структуры. Особой сложностью ритмического рисунка отличается заключительный фрагмент, суммирующий смыслы текста в оригинальном ритме их фонетических маркеров.

Смена ритмических схем способствует эффекту перебивания ритма в отдельном фрагменте речи. Данное обстоятельство важно в плане психологического восприятия семантики текста: по свидетельствам специалистов, «разрыв шаблонного действия», т. е. действия, которое человек воспринимает как непрерывное, разрушает трансовое состояние, созданное повторяющимися стимулами. В результате неожиданного перебива достигается максимальный эффект воздействия: адресат «впадает в замешательство» и воспринимает содержание речи наиболее полно (А. Котлячков, С. Горин). Данные по частотности фонетических единиц, характерных для звуковой структуры того или иного текста, дают основание говорить об идиостиле каждого автора и стилистических особенностях определенного жанра суггестивного текста.

Отдельный параграф посвящается анализу характера звуковых чередований, создающих ритм отрезка речевого потока. Ритмичность речи основана на звуковом повторе как повышенной концентрации одинаковых или похожих звуков. Предметом фонетического анализа представленных в работе текстов внушения являются преимущественно аллитерации как единицы, обладающие большей информативностью, которые образуют четыре основные формы повторов – анафору, эпифору, зевгму (стык) и рондо (кольцо); ассонансы учитываются лишь в некоторых случаях, когда гласный входит в сочетание фонем прагматически значимой лексемы. Рассматриваются разновидности повторов:

контактные и дистантные; простые и сложные; точные, неточные, обратные.

Повторы соединяются между собой в определенные системы; различается несколько форм таких систем: последовательная, перекрестная и обхватная.

Ритмика фразы обследуется в тех же текстах внушающего характера, несколько расширен лишь состав заговоров. Единицей анализа является фрагмент речи с повторяющимися звуковыми комплексами, составляющий, как правило, часть фразы.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.