WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 28 |

Замысел обусловливает выбор жанровой формы лишь отчасти. дело в том, что выбор жанровой формы также «определяется спецификой данной сферы речевого общения…, конкретной ситуацией речевого общения, персональным составом его участников и т. п.». в результате этого замысел детерминируется жанровой формой, то есть «складывается и развивается в определенной жанровой форме», которая как бы подчиняет себе замысел и в определенной степени трансформирует его [Бахтин, 1997, с. 180]. в результате этого взаимного влияния формируются стиль (прежде всего в нормативном понимании этого слова) и композиция. Экспрессивно-стилистический аспект, по мнению М.М. Бахтина, в этом процессе часто стоит особняком, поскольку он выражает «субъективное эмоционально оценивающее отношение говорящего к предметно-смысловому содержанию своего высказывания». но он тоже оказывает влияние на стиль и композицию высказывания [там же, с. 188].

исследователи, работавшие в рамках функциональной стилистики, также не отрицали важности фактора содержания при описании жанров. Функциональный стиль соотнесен с определенной сферой общения, в которой действует целый комплекс факторов. Эти факторы носят не случайный, а объективный и системный характер, что в целом объясняется устойчивостью функциональных стилей как особых разновидностей языка. По этой причине «в сфере данного стиля разрабатывается отвечающая ему собственная, относительно замкнутая система функций, соотносимых и взаимодействующих друг с другом» [васильева 1976, с. 47]. Эти факторы, как правило, и обусловливают использование особых речевых форм. в частности, как указывает в цитируемой работе а.н. васильева, в функциональном стиле и его жанровых разновидностях «вырабатывается свой набор актуальных видов информации, определяющий… содержательную специфику… Существенно и такое качество, как степень концентрации содержания, а также характер его организации” [там же, с. 43–44].

Последний признак однозначно указывает на то, что содержательный Глава 1. Речевой жанр и аспекты его изучения аспект речевого жанра тесно связан с его формальным (структурнокомпозиционным) аспектом.

Содержательный аспект речевого жанра существенным образом взаимодействует с когнитивным аспектом. в частности, владение моделью конкретного речевого жанра может стать основанием для суждений о том, какое содержание типично для текстов, реализующих данную модель (ср. приведенное в начале данного параграфа рассуждение о смысловой характеристике новости). и уже этот факт свидетельствует о том, что речевой жанр, будучи частью языковой реальности конкретного коллектива, неизбежно подвергается рефлексии, продукты которой концентрируются вокруг соответствующей номинации.

1.2.4. Когнитивный (метаконцептуальный) аспект речевого жанра наличие разработанного, достаточно систематичного метаописания в жанровой системе является важным признаком развитого языка. возможно, с этой точки зрения гораздо более существенным, чем существование или всеобщность метакомпонента, оказывается доступность соответствующих знаний и представлений, то есть сам факт их существования (причем независимо от того, используются ли они в реальной речевой практике подавляющим большинством носителей языка). именно доступность подобных сведений предоставляет рядовому носителю языка возможность повысить свою компетенцию в соответствующей сфере речевой практики, как только в этом возникнет необходимость.

С нашей точки зрения, когнитивный компонент речевого жанра включает две наиболее важных составляющих. во-первых, это номинация речевого жанра, сам смысл которой содержит самые существенные для выделения данного жанра признаки. во-вторых, это наборы правил и предписаний, которые явно формулируются для тех или иных жанров. такого рода предписания могут быть собраны воедино (например, в виде явных рекомендаций из письмовников или сборников образцов различных документов), но часто высказываются непосредственно в процессе коммуникативного взаимодействия.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении когнитивный аспект частично соответствует лексическому аспекту из классификации подходов к изучению речевого жанра, выделенных т.в. Шмелевой, поскольку лексический аспект предполагает «обращение к именам жанров, толкованию их семантики» [Шмелева, 1997, с. 91].

однако т.в. Шмелева полагает, что исследование «лексического» аспекта фактически является пройденным этапом лингвистики. оно не отличается особой эффективностью, поскольку «на основе такой лексики нельзя составить полное и адекватное представление о Рж, хотя бы потому, что одним именем могут обозначаться несколько жанров или их разновидностей и, напротив, один жанр может иметь ряд наименований» [Шмелева, 1997, с. 91]. С мнением т.в. Шмелевой вряд ли можно не согласиться, но при условии, что речь идет о рассмотрении лексического значения слова. При введении когнитивной перспективы ситуация существенно меняется, поскольку в в этом случае лексика языка оказывается прямым путем к языковой картине мира.

кстати, употребленные выше термины «метакомпонент» и «метаописание» в большей степени соответствуют именно лексическому подходу к номинациям речевого жанра. термин «когнитивный компонент» в большей степени соответствует рассматриваемому речевому жанру. тем не менее приставка «мета-» не утрачивает свой значимости, поскольку в данном случае сохраняется направленность языка на сам язык (ср. термин «метаязык», который используется для обозначения языка, применяемого для описания другого языка).

некоторые исследователи склонны оценивать лексический аспект как очень существенный: «…отнесенность конкретной речевой деятельности к тому или иному речевому жанру определяется способностью носителей языка идентифицировать и назвать его как таковой» [Шмелева, Шмелев, 2002, с. 194].

С последним мнением, высказанным е.Я. Шмелевой и а.д. Шмелевым, можно согласиться лишь отчасти. в самом деле, у исследователя нет никаких оснований считать, что естественная типология речевых жанров, представленная соответствующей совокупностью метаязыковой лексики, будет целостной, непротиворечивой и исчерпывающей. в наборе лексем, которые являются номинациями речевых жанров, непременно обнаружатся пробелы, многозначность, отГлава 1. Речевой жанр и аспекты его изучения сутствие четких границ и аналогичные явления, в целом характерные для лексической системы языка. и ожидать, что соответствующий фрагмент лексической системы языка способен предоставить исследователю исчерпывающую информацию о жанровой системе той или иной культуры, с точки зрения науки опрометчиво. впрочем, никто не ожидает от обыденного языка научной точности – для выражения научно точной информации существуют терминосистемы, которые специально вырабатывались с учетом требований цельности, непротиворечивости и исчерпывающего характера.

в то же время подобные метаязыковые номинации нельзя не принимать во внимание. По большому счету, именно лексическое значение подобных единиц позволяет сделать содержательные и ценные в научном отношении выводы относительно того, как «видятся» те или иные речевые жанры обычным носителям языка. в некоторых отношениях номинации речевых жанров могут быть основанием для весьма существенных выводов о наиболее значимых параметрах конкретной жанровой модели. любая номинация уже содержит в себе набор признаков, необходимых для отделения одной категории явлений от всех других категорий.

в силу сказанного гораздо более продуктивной представляется позиция М.е. Федосюка, который в исследовании номинаций жанров видел начальный этап жанроведческого исследования [Федосюк, 1997, с. 61]. При этом позиция М.е. Федосюка отличается особой выдержанностью. так, в другой работе он указывает, что «лексические значения существительных речевой деятельности ориентированы на отражение самых разных характеристик обозначаемых высказываний, а главное, на разные виды интерпретации и оценки этих высказываний наблюдателем. По этой причине список таких существительных ни в коей мере не может быть интерпретирован как перечень речевых жанров данного языка, хотя его с определенными оговорками, очевидно, и можно использовать при построении типологии речевых жанров» [Федосюк, 1997, с. 115]. в самом деле, существительное «вопрос» вполне может использоваться для обозначения речевого жанра, однако это еще и обозначение речевого акта, а также характеристика предложения по его коммуникативной цели (или интонационному контуру). точно так же «приказ» – это обозначение как речевого акта, так и речевого жанра; «обращение» – обозначеРечевой жанр в лингвокультурологическом освещении ние речевого акта и единицы речевого этикета, и имеются некоторые основания полагать, что обращение речевым жанром в полном смысле этого слова не является.

как уже указывалось, речевой жанр – это не конкретный текст, а модель построения текста. Следовательно, для теории речевых жанров закономерным оказывается вопрос о том, что представляет собой данная модель. Закономерно рассматривать эту модель как когнитивную схему. именно так поступает е.Ю. ильинова: «Под концептуальным стандартом жанра мы понимаем инвариантную речементальную систему, к которой восходит любой конкретный текст отдельного жанра. Соответствие этому стандарту рассматривается как необходимое условие для отнесения того или иного текста к определенному жанру и условие для поддержания жанровой традиции» [ильинова, 2006, с. 15].

Сразу же необходимо отметить, что когнитивный аспект речевого жанра в той или иной степени отражает три предыдущих аспекта, то есть представления о языковых и структурно-композиционных признаках, типичном содержании, а также коммуникативной «рамке», в которой данный жанр существует. однако это не сами указанные признаки, а именно их отражение в сознании носителей языка. также необходимо учитывать тот факт, что не любая информация о правилах и закономерностях построения текста, реализующего модель речевого жанра, занимает в метакомпоненте одинаково важное место.

Следует различать научные и обыденные представления о том или ином речевом жанре. научная картина в этом отношении гораздо более подробна и может содержать в себе описательные утверждения, которые не имеют принципиального значения с точки зрения реальной речевой практики. в подтверждение этой мысли можно привести тот факт, что С. гайда выделяет три аспекта, наиболее существенных с точки зрения существования жанра: это конкретные тексты, в которых жанр воплощается; кодифицированная норма, то есть совокупность запретов и предписаний, и, наконец, жанроведческие описания [гайда, 1999, с. 105]. тем самым жанровая норма и жанроведческие описания разводятся, противопоставляются друг другу в силу очевидных различий между ними. т.в. Шмелева в этой связи пишет: «лингвистическое жанровое мышление следует… отличать от жанрового мышления носителя как одной из Глава 1. Речевой жанр и аспекты его изучения составляющих его хорошей речи. если последнее составляют интуитивные представления о жанровых канонах речи, обеспечивающих нормативное продуцирование собственных речевых произведений и адекватное восприятие чужих, то первое можно охарактеризовать как отрефлектированную способность видеть речевую действительность сквозь призму речевого жанра, которая включает такие плоскости видения, как модель жанра во всех его составляющих, реальное речевое произведение – текст – на фоне модели и спектр теоретических интерпретаций и модели, и её реализации» [Шмелева, 2000, с. 123]. однозначное отождествление жанровой нормы с интуитивными представлениями, из которого исходит т.в. Шмелева, не представляется совсем правомерным. тем не менее, совершенно очевидным является тот факт, что жанровая норма в сознании представителя лингвокультуры может существовать (и нередко существует) исключительно в виде аморфных, словесно не оформленных, не подвергнутых рефлексии представлений, которые являются исключительно отражением его опыта восприятия и использования жанровой модели. но такая ситуация не является ни обязательной, ни единственно возможной.

Метакомпонент речевого жанра лишь отчасти формируется спонтанно. как пишет е.Ю. ильинова, «наличие концептуального стандарта жанра подтверждается доказанным фактом, что читатели владеют интуитивным знанием о нем на уровне когнитивного бессознательного. Знакомство с большим массивом однотипных текстов делает обычного читателя ‘наивным литературоведом’, способным достаточно точно определить жанровую доминанту» [ильинова, 2006, с. 15]. другими словами, правила, которые формируют модель речевого жанра, часто усваиваются представителями языкового сообщества автоматически, в процессе самого общения.

конкретные рекомендации и предписания могут лишь скорректировать этот спонтанный и неизбежный опыт, направить развитие языковой личности, но вряд ли играют центральную роль в формировании жанровой компетенции. непосредственный речевой опыт, по всей видимости, играет в освоении жанровой модели более существенную роль.

Между лингвистическим описанием речевых явлений и обыденными представлениями существует активный взаимообмен.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении С одной стороны, исследователь при создании своих описаний может и должен опираться на общепринятые, в том числе закрепленные представления о речевом жанре. С другой стороны, результаты лингвистического описания могут становиться основанием для практических рекомендаций, направленных на повышение речевой культуры широкого круга носителей языка. и наличие хорошо разработанного и достаточно подробного метакомпонента речевого жанра в значительной степени является заслугой наук языкового цикла. тем не менее, не стоит забывать, что наука не сводима к практике и решению прикладных задач, у науки имеются свои собственные цели и задачи, которые в определенных отношениях являются самоценными.

Метакомпонент речевого жанра, представленный в первую очередь его номинацией (или номинациями), а также более или менее четко сформулированными правилами построения соответствующего типа текста, представляет собой важный источник при выявлении специфики той или иной лингвокультуры.

1.3. РЕчЕВой жАНР В ЛИНГВоКуЛьтуРоЛоГИчЕсКом осВЕщЕНИИ лингвокультурологический анализ традиционно ориентирован на анализ лексической системы и грамматической структуры языков, а также специфических единиц, которые отражают опыт культуры (прецедентных феноменов, паремических единиц и этикетных клише). Полагаем, что совокупность объектов исследования может быть расширена за счет речевого жанра.

количество исследований, посвященных данному вопросу, в настоящий момент достаточно невелико. Здесь следует упомянуть работы [акулова, 2007; горбачева, 2006; горбачева, 2009; дубровская, 2001;

казачкова, 2006; колоян, 2003, 2006; коморова, 2005; косицкая, 2006;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.