WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 28 |

в силу этого данная классификация должна рассматриваться не столько как окончательная, сколько как рабочая. Более того, построение такой классификации представляется затруднительным в силу того, что указанные аспекты взаимодействуют друг с другом и даже находятся в отношениях взаимопроникновения. а следовательно, любые попытки выделить автономные аспекты изучения речевого жанра, в конечном счете, лишь разрушают целостность этого сложного и многоаспектного явления.

Рассмотрим перечисленные аспекты более подробно.

1.2.1. Формальный аспект речевого жанра как следует из приведенного выше определения, к формальному аспекту речевого жанра принадлежит любая информация о лексических, грамматических и стилистических особенностях его языкового воплощения, а также его структурно-композиционных признаках.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении Значительный вклад в изучение формального аспекта речевого жанра внесла функциональная стилистика. кроме того, здесь же следует упомянуть работы прикладного характера, которые описывают речевые жанры, функционирующие в различных сферах человеческого общения, в рекомендательном, обучающем ключе. Бесспорно, это многочисленные пособия по переписке, в том числе деловой (например, [документы и делопроизводство, 1991; ковтунова, 1999]), а также в условиях межкультурного общения (см., например, [Ступин, 1997]).

Речевой жанр может обладать жесткой схемой построения: «высокая степень конвенционализации или даже ритуализации языковых действий проявляется в существовании жанровых образцов с относительно схематической и жесткой структурой» [гайда, 1999, с. 108]. впрочем, не все речевые жанры обладают одинаково жесткой схемой. высокая степень жесткости стандарта – это скорее исключение, чем правило, и в любой модели речевого жанра заложены степени свободы, которые позволяют носителям языка строить однотипные тексты по-разному, а также открывают простор для эволюции жанровой модели. как указывает е.Ю. ильинова, «жанры речи присутствуют в когнитивных структурах сознания языковой личности в виде готовых образцов, стереотипов, направляющих процесс текстообразования и декодирования смысла текста. При этом, в зависимости от функциональной зоны и коммуникативной ситуации, различаются жанры регламентированные (форматные) и лингвокреативные (фикциональные), отличающиеся по содержанию и способу представления информации, по степени самовыражения создателя в тексте. в первом случае имеются в виду жестко-регламентированные инварианты речевых произведений институционального и бытового содержания, обслуживающие типовые ситуации социального взаимодействия со специальными прагматическими задачами общения… Смысловую основу институционального текста составляют факты (события) и их логическая интерпретация в рамках социальной системы. отсюда следует, что смысл, извлекаемый из форматного текста, должен быть однозначным и не допускает интерпретаций… Система литературных текстов строится по законам поэтики и эстетики. в отличие от системы институциональных текстов, организация которых стремится к стереотипности и клишированности, основу жанра литературного составляют такие классические компоненты, как комГлава 1. Речевой жанр и аспекты его изучения позиция художественного текста, образуемая сочетанием сюжетов и мотивов, стилевое и тематическое единство (М.М. Бахтин), которые получают творческое развитие при реализации в тексте. Ценностная интерпретация их содержания в рамках жанра (а следовательно, недосказанность и неоднозначность толкования смысла текста) только приветствуются» [ильинова, 2006, с. 14–15]. к этому рассуждению следует добавить, что в определенных культурных контекстах (вроде контекста художественного модернизма, возникшего в европейской культуре на рубеже XIX–XX вв.) намеренное разрушение жанровой модели становится даже желательным.

Представляется очевидным, что лексико-грамматический и композиционный анализ речевых жанров невозможен без учета коммуникативной ситуации, в рамках которой функционирует тот или иной речевой жанр. исследователи справедливо обнаруживают связь между жесткостью жанровой модели и сферой общения: «жанры, характеризующие официальное общение, имеют большую степень конвенциональности и стереотипичности, нежели жанры неофициальной коммуникации» [компанцева, 2007, с. 182]. Более того, все текстовые признаки «работают» на цели общения; они обусловлены особенностями целей, которые ставит перед собой адресат, и нормами речевой культуры, которые регламентируют взаимодействия между людьми.

таким образом, между текстовым и коммуникативно-прагматическим аспектами речевого жанра нет и не может быть непреодолимой границы, несмотря на то что они несводимы друг к другу.

1.2.2. Коммуникативно-прагматический аспект речевого жанра как уже указывалось (см. п. 1.2.2 данной работы), речевой жанр соотносится с речевой ситуацией. в силу этого при его описании могут быть выделены роли отправителя сообщения (адресанта) и получателя сообщения (адресата). в этом отношении представляется показательным тот факт, что в уже неоднократно цитировавшейся и нашедшей широкое признание работе т.в. Шмелевой «Модель речевого жанра» [Шмелева, 1997] «образ адресанта» и «образ адресата» рассматриваются как важнейшие признаки конкретного жанра речи.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении таким образом, за любым речевым жанром стоит определенная коммуникативная модель, которая является более частной по отношению к модели коммуникации в целом. Рассуждая об обращении как речевом поступке, в.е. гольдин пишет, что вступление в любой коммуникативный акт нельзя представить себе без распределения позиций: собственной роли и роли собеседника. в результате он приходит к выводу, что в качестве одного из средств распределения позиций используется обращение: «тем самым мы предлагаем адресату определенный тип общения» [гольдин, 1997, с. 24].

естественно, обращение – это лишь одно из многочисленных средств, способствующих правильному и взаимно понятному распределению ролей. коммуникативные роли, которые мы принимаем на себя в процессе речевого взаимодействия, в значительной степени зависят от самих жанровых форм, которые используются в общении, а также от сферы общения, которая предполагает использование соответствующих жанровых форм. читатель художественного произведения ведет себя в процессе коммуникации иначе, чем лицо, которое поздравляют с днем рождения; получатель делового письма иначе относится к сообщению, чем получатель частного письма; участник ссоры использует иные речевые тактики и языковые средства, чем участник делового совещания. Подобные различия находят отражение в самых разнообразных аспектах, которые должна систематизировать теория речевого жанра.

С другой стороны, адекватное владение обеими позициями, позицией отправителя и позицией получателя текста, реализующего конкретную жанровую модель, может служить основанием для оценки компетенции конкретного представителя той или иной речевой культуры. Распределение ролей происходит в условиях конкретной коммуникативной ситуации. Речевой жанр, рассматриваемый как модель, такого распределения не предполагает: модель лишь содержит в себе информацию о ролях, которые в реальной коммуникации могут распределиться тем или иным образом. обсуждая наиболее важные основания когнитивной теории речевого жанра, е.Ю. ильинова указывает, что схемы, по которым строятся тексты, принадлежащие к конкретному речевому жанру, «межсубъектны (интерсубъектны), т. к. усваиваются индивидом в процессе его социализации и аккультурации. интерсубъектность (межсубъектность) обеспечивает едиГлава 1. Речевой жанр и аспекты его изучения нение (по всей видимости, единство, однородность. – Е.П., Н.Д.) социального поведения, но в то же время сама является результатом этого процесса – процесса, обеспечивающего интеллектуальную и эмоциональную преемственность в границах отдельного социума.

С межсубъектностью когнитивных схем связано свойство синреференциальности, которое подразумевает, что референция, содержащаяся в когнитивных моделях поведения, инвариантна и имплицитно разделяется всеми членами общества» [ильинова, 2006, с. 13]. Модель речевого жанра всегда содержит в себе информацию о «контуре» соответствующей речевой ситуации, на который участник этой ситуации «нанизывает» необходимую информацию. в частности, эти рассуждения позволяют объяснить тот факт, что представитель лингвокультуры (при условии, что его речевая компетенция достаточно высока) может одинаково успешно выступать и в качестве отправителя текста, реализующего определенную жанровую модель, и в качестве его получателя. Последнее предполагает умение соответствующим образом декодировать текст, а также реагировать на него (ответной репликой или действием). в любом случае его поведение будет соответствовать неким общим признакам, которые заложены в жанровой модели.

в силу сказанного при анализе конкретного речевого жанра может быть целесообразным построение коммуникативной модели, специфичной для данного жанра. в частности, это может выражаться в выделении коммуникативных ролей, которые отражают роль участника коммуникативного взаимодействия, оформляемого при помощи данного речевого жанра. что касается, например, поздравления, то в данном случае можно выделить две роли: поздравитель и поздравляемый.

не следует думать, что в рамках речевого жанра как модели существенную роль играет только отправитель (адресант). Прежде всего, инициируя поздравление, его отправитель предлагает (или даже навязывает) своему собеседнику соответствующую роль – роль поздравляемого. Можно даже утверждать, что эта роль «навязывается» адресату не отправителем, а используемой им жанровой формой. в частности, имея в виду цель типологизации, здесь следует упомянуть такой фактор, как степень, в которой конкретный речевой жанр затрагивает личность и жизненные обстоятельства адреРечевой жанр в лингвокультурологическом освещении сата, получателя сообщения (как конкретной личности). Совершенно очевидно, что личность читателя художественного текста затрагивается лишь в той незначительной степени, в которой он может применить событийный план и ценностные выводы автора данного произведения к самому себе, к своей жизни, к ее обстоятельствам.

Речевой жанр поздравления, напротив, имеет к личности и жизненным обстоятельствам адресата самое непосредственное отношение.

точно так же по степени отнесенности к личности адресата стоит различать частные и деловые письма. Последние в этом отношении несут более обобщенную, общезначимую информацию, поскольку часто адресуются конкретному лицу как представителю некоторой организации, а не конкретной личности (см., например, [Покровская, лобанов, 2007]).

кроме того, внутри модели конкретного речевого жанра возможны модификации в представлении ролей, которые предлагаются адресату, получателю текста. в этом отношении весьма продуктивной и интересной представляется предпринятая т.П. Сухотериной попытка выделить типы адресатов поздравления. в частности, подытоживая результаты своей работы, она указывает: «Характеристики адресата рассматриваются по следующим параметрам: способ взаимодействия с автором, характер эксплицированности / неэксплицированности, тип отношений, статусный параметр, возрастной параметр, половость, социологический параметр, психологический параметр. <…> выделены образы адресата «любимый» («единственный»), «близкий» («дорогой»), «уважаемый»» [Сухотерина, 2007, с. 14]. в данном случае тип адресата речевого жанра – это своеобразная «маска», которую накладывает на своего собеседника и которую вправе выбрать лицо, выступающее в качестве отправителя (естественно, с учетом особенностей отношений между ними). Перечисленные возможности правомерно рассматривать как равнозначные в рамках модели речевого жанра поздравления. и в то же время они задают диапазон возможных модификаций данной модели, то есть степени свободы, которыми обладает адресант поздравления.

Примечательно, что при таком походе компоненты описания речевого жанра, принадлежащие к коммуникативно-прагматическому измерению, не могут быть выделены без опоры на языковые признаки, в отрыве от них. Совершенно очевидно, что образы адресата Глава 1. Речевой жанр и аспекты его изучения «любимый (единственный)» и «близкий (дорогой)» в значительной степени противопоставлены образу «уважаемый», поскольку они предполагают использование различных стилистических регистров, в первых двух случаях – неформального и личностно-окрашенного, в последнем случае – формального и официального. Свести это противопоставление исключительно к социальным и даже коммуникативным основаниям невозможно. нетрудно представить себе случай, когда адресант, даже находясь в условиях официального общения, имеет возможность осуществить выбор между различными типами адресата, например, между «близкий (дорогой)» и «уважаемый». Первый случай вероятен, если адресант поздравления желает подчеркнуть свое близкое знакомство с адресатом, поставить себя в один ряд с ним. в итоге в одной и той же ситуации мы будем иметь дело с двумя текстами, весьма существенно различающимися в стилистическом воплощении и, в гораздо меньшей степени, в отношении смысловом.

к коммуникативно-прагматическому аспекту речевого жанра можно также отнести и такое явление, как коммуникативная цель. в этом отношении теория речевых жанров максимально близко пересекается с теорией речевых актов. однако в силу специфики данных единиц лингвистического анализа между ними нет и не может быть абсолютного совпадения.

1.2.3. содержание как особый аспект речевого жанра жанровая форма не всегда определяет содержание жестко, а тем более однозначно. тем не менее она часто задает более или менее широкий спектр тематических возможностей, которые могут быть при ее помощи реализованы. достаточно трудно конкретно определить, что представляет собой, например, тема новости. но событие, не имеющее значения в широком социальном контексте, вряд ли может стать предметом подобного рода высказывания.

Хотя одно и то же содержание очень часто может быть выражено в рамках различных жанров (то есть содержание характеризуется автономией по отношению к жанровой форме), содержательный, тематический аспект речевого жанра нельзя недооценивать.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении для М.М. Бахтина исходной точкой при порождении любого высказывания является замысел, то есть предмет речи. Предмет речи, соответственно, задает предметно-смысловую исчерпанность высказывания, то есть ту «порцию» информации, которая должна быть «выдана», чтобы высказывание было завершенным в смысловом плане.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.