WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 28 |

Со структурной точки зрения меню делится на разделы, каждый из которых представляет определенную разновидность блюд (закуски, первые блюда, десерты, напитки и т. д.) в некоторых случаях рестораны и кафе предлагают несколько меню, каждое из которых содержит блюда определенного типа; в этом случае, например. все десерты представлены в одном меню, все вина – в другом, мясные и рыбные блюда – в третьем, комплексные обеды – в четвертом и т. д.

тем не менее есть смысл в том, чтобы рассматривать такие меню как части реализации одного речевого жанра. и у этого есть основания. Практически во всех случаях отдельные меню конкретного ресторана оформлены одинаково в языковом, стилистическом и графическом планах. конечно, это обусловлено тем, что меню представляет собой элемент индивидуального стиля ресторана. однако выделение отдельных меню может быть обусловлено исключительно удобством работы и желанием угодить гостю, который не желает листать объемные «фолианты» в поисках того, что ему необходимо. именно поэтому в некоторых ресторанах используются различные меню в зависимости от времени дня: они предлагают посетителю непосредственно то, что в данное время суток может быть приготовлено на кухне.

Структура текста меню позволяет посетителю кафе или ресторана достаточно быстро сориентироваться и разобраться в многообразии блюд (в том числе и абсолютно незнакомых и экзотических), чтобы выбрать то, что придется по вкусу. в некоторых случаях от этой структуры возможны отклонения, затрагивающие, например, порядок подразделов, их количество и дробность, а также наличие или отсутствие. тем не менее набор подразделов все равно остается узнаваемым. другими словами, меню – это карта, и функцию разметки в ней выполняет именно структура разделов и подразделов. в силу этого именно структура меню способствует тому, что оно выполняет информативную функцию.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении Элементарный компонент меню – это описание блюда. как правило, оно включает название, состав, описание способа приготовления и цену. впрочем, в конкретных меню и в конкретных лингвокультурах этот набор варьируется, однако подробнее мы скажем об этом ниже, в связи с обсуждением речевого жанра меню в конкретных лингвокультурах. в приводимых ниже примерах цены не указываются.

еще одна важная для описания речевого жанра меню оппозиция – это противопоставление информативного и экспрессивно-образного начал.

информативная составляющая для меню является центральной, основной. Это обусловлено сферой бытования данного речевого жанра.

Экспрессивно-образная составляющая вводится в текст меню для того, чтобы «оттенить» или «украсить» собственно информативную составляющую. Меню вообще можно рассматривать как текст, взятый сам по себе, безотносительно к набору блюд, который в нем перечисляется. и с этой точки зрения меню может быть как неинтересным, так и интересным, привлекающим к себе внимание, удивляющим, смешным или даже шокирующим.

если рассматривать меню с такой точки зрения, то реальный набор блюд и напитков уже не имеет особого значения – важно, каким образом они подаются, представляются посетителю. в каком-то смысле меню создает видимость, предлагает определенную точку зрения на предлагаемые блюда. в самом деле, в настоящий момент мы вполне можем представить себе два ресторана, в которых подаются одни и те же блюда, но называются одни по-разному. например, в одном ресторане это строгие, описательные названия, а в другом – названия, которые сейчас принято называть «креативными». другими словами, меню, рассматриваемое как текст, оказывается инструментом, при помощи которого создается имидж заведения, поддерживается определенная атмосфера.

как будет показано далее в этой главе, на современном этапе можно говорить об усилении восприятия меню именно под этим углом.

данный процесс можно осмыслить как усиление воздействующей функции. и ее наличие не является универсальным для всех без исключения культур.

Глава 4. Речевой жанр меню 4.2. РуссКоЕ мЕНЮ как будет видно из дальнейшего изложения, русское меню дает исследователю широчайший простор для анализа. и представляется целесообразным затронуть вопрос о различиях между советским и современным русским меню. в контексте данного исследования такое сопоставление не является случайным: оно позволяет объяснить «экспрессивный взрыв», который произошел в русском меню в результате трансформации политико-экономической жизни.

но этот вопрос представляет интерес для теории речевых жанров и с другой точки зрения. Меню советского периода в настоящее время практически недоступны, а потому в процессе исследования использовался метод реконструкции, который включает такие частные процедуры, как обобщение немногочисленных примеров, свидетельств информантов и историко-культурных данных. и такой подход открывает широкие перспективы для лингвокультурологического анализа. как пишет в. Похлебкин, «меню – это серьезный кулинарный документ, он фиксирует не только программу питания человека на ближайшее будущее, но и сохраняет данные о питании человека в прошлом, дает редкую возможность сравнить, что ели наши предки, и что едим ныне мы, и кто из нас более успешно решает вечные задачи правильного питания» [Похлебкин, 2004, с. 37].

4.2.1. меню советского периода Советское меню в историко-культурном контексте в. Сорокин в небольшом мемуарном тексте «кушать подано!», посвященном посещению им советского ресторана «София» в 1975 году, приводит характерную деталь: «горячих блюд было три: бифштекс с яйцом, курица с рисом и какая-то рыба» [Сорокин, интернет]. Можно ли сравнить это явно скромное предложение с тем, что предлагают в наши дни своим посетителям кафе и рестораны При этом жизнь отучала клиента советского ресторана от требовательности. д. Задорин пишет: «Это была жестокая ежедневная схватка, особой бесРечевой жанр в лингвокультурологическом освещении пощадностью в которой отличался специально обученный персонал.

Знаменитые «тети», швырявшие в лицо меню и мнение о посетителе.

«Блатные» официанты и администраторы, всегда обладавшие мощным арсеналом средств для усмирения любителей заказать «телячью вырезку средней прожаренности с гарниром из овощей на гриле».

Шницель раз!» [Задорин, 2007].

историко-культурные оценки советского общественного питания неоднозначны. как указывает в. Похлебкин, «к 80-м годам… процесс культурной деградации официальной советской кулинарии зашел настолько далеко, что даже при выработке меню для космонавтов разработчики из института питания и столовские повара, окончившие советские кулинарные техникумы, с превеликим трудом создали лишь недельные меню, которые должны были повторяться 52 раза в году, но не смогли обеспечить небольшую группу космонавтов даже месячным разнообразным меню. отсутствие кулинарной фантазии и полное незнание достижений русской национальной и европейской кулинарии у этих «разработчиков» просто поразительны. их кулинарная неграмотность и ограниченность почти неправдоподобны, в них трудно поверить, и только меню «космических обедов» убеждает действительно, что мы имеем дело с деградацией кулинарной культуры» [Похлебкин, 2004, с. 41].

у такого положения были объективные причины. уместно будет привести еще одну характеристику советского меню, данную в. Похлебкиным в книге «Моя кухня и мое меню»: в 60–70-х годах, а особенно до второй мировой войны «многих современных пищевых продуктов просто не знали, выбор пищевого сырья был формально невелик, но зато о разнообразии кулинарного превращения этого сырья думали гораздо больше и практически придавали немалое значение изменению ежедневного меню» [Похлебкин, 2004, с. 67].

в то же время есть основания полагать, что советская кулинария не была «упадочным явлением». По крайней мере, не всегда – приведенные выше слова в. Похлебкина относятся к поздним периодам советского общества. и имеется немло прямых и косвенных свидетельств о «добротности русской ресторанной кухни советского периода. например, у М.М. Булгакова в «Мастере и Маргарите» в качестве примера описывается ресторан, меню которого явно нельзя назвать скудным или однообразным:

Глава 4. Речевой жанр меню Помнят московские старожилы знаменитого Грибоедова! Что отварные порционные судачки! Дешевка это, милый Амвросий! А стерлядь, стерлядь в серебристой кастрюльке, стерлядь кусками, переложенными раковыми шейками и свежей икрой А яйца-кокотт с шампиньоновым пюре в чашечках А филейчики из дроздов вам не нравились С трюфелями Перепела по-генуэзски Десять с полтиной! Да джаз, да вежливая услуга! А в июле, когда вся семья на даче, а вас неотложные литературные дела держат в городе, – на веранде, в тени вьющегося винограда, в золотом пятне на чистейшей скатерти тарелочка супа-прентаньер Помните, Амвросий Ну что же спрашивать! По губам вашим вижу, что помните. Что ваши сижки, судачки! А дупеля, гаршнепы, бекасы, вальдшнепы по сезону, перепела, кулики Шипящий в горле нарзан! кроме того, имеются свидетельства посещавших Россию иностранцев, согласно которым в общественном питании того времени далеко не всегда господствовала скудность. еще в 1925 году хорватского писателя Мирослава крлежу особенно поразило меню вологодского трактира, в котором было указано шестнадцать наименований супов [крлежа, 2005, с. 15–17]. имеются также указания на то, что советские повара лучшим образом проявили себя во время олимпийских игр 1980 года в Москве: «Меню в олимпийских заведениях было воистину интернациональным: в нем значилось 400 наименований блюд разных стран и народов. так, гость из туманного альбиона всегда мог рассчитывать на типично английский завтрак из «пориджа» и яичницы с беконом, чех – на шпикачки и т. д. но, прежде всего, кулинары стремились удивить гостей изысками русской кухни. При этом за все четырнадцать дней игр в Москве не было случая, чтобы состав меню повторялся» [ковченков, 1981, с. 4–7].

Промежуточное положение между этими двумя позициями занимает т. Богатова, которая пишет: «из основных блюд русской кухни, используемой в ресторане, можно было выделить холодные закуски («Сельдь с картофелем и луком», «Мясное ассорти», «Рыбное ассорти»), различные соленья (капуста, грибы, помидоры и огурчики), салаты (салат «летний»), первые горячие блюда («Щи «Боярские», «уха по-рыбацки», «Похлебка по-сибирски» и т.д.), и вторые горячие блюда («Шницель по-министерски», «Судак жареный»). в качестве гарниров Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении подавался картофель во всех видах, отварные овощи, макароны» [Богатова, 2000, с. 69]. в данном фрагменте нет прямой оценки, которую высказывают другие авторы, хотя перечень по сравнению с современной ресторанной кулинарией совсем не так велик и разнообразен.

остановимся также на сведениях, полученных от информантов.

во-первых, практически все информанты указали, что по сравнению с современной практикой меню советского периода были гораздо более лаконичными и «сухими», то есть не содержали ярко выраженного образного начала, а следовательно, не были ориентированы на воздействие (привлечение внимания).

во-вторых, многие информанты обратили внимание на тот факт, что в меню советского периода практически не встречалось детальное описание блюда, то есть описание его состава, способа приготовления – тех компонентов, которые очень типичны для современного меню. другими словами, советскому меню была присуща такая характеристика, как лаконичность.

Пожалуй, на основании этих двух утверждений можно сделать вывод, что меню советского периода выполняло исключительно информативную функцию, то есть ставило потребителя в известность относительно того, что он может заказать, и не было связано с намерением произвести впечатление на потребителя, «разрекламировать» соответствующее предложение.

Бесспорно, последняя характеристика обусловлена скудностью советской кухни. уже в постсоветское время появился анекдот о том, что советский ресторан японских морепродуктов должен был бы носить название «одна шестая часть суши». на постсоветское происхождение этой шутки указывает упоминание о национальном японском блюде, которое стало популярным относительно недавно.

но этот анекдот показателен, ибо хорошо отражает если не реальное положение, то представление о нем, закрепившееся в сознании наших сограждан.

Языковые особенности советского меню в. Похлебкин в книге «кухня века» приводит типичное меню столовой советского дома отдыха:

Глава 4. Речевой жанр меню 1. Рассольник ленинградский.

2. Сосиски с капустой тушеной.

3. компот из сухофруктов.

отчасти о меню советских кафе и ресторанов можно судить и по их отражению в художественной литературе. в романе в. войновича «Москва 2024» обнаруживается такой пример:

1. Щи питательные «лебедушка» на рисовом бульоне.

2. Свинина вегетарианская витаминизированная «Прогресс» с гарниром из тушеной капусты.

3. кисель овсяный заварной «гвардейский».

4. вода натуральная «Свежесть».

если обратиться к знаменитой «Библии» советской кулинарии, «книге о вкусной и здоровой пище», то нетрудно заметить, что в данных примерах реализуется одно чисто языковое свойство, а именно инверсия прилагательного-определения и определяемого существительного. Представляется, что этот момент является действительно значимым с точки зрения процессов, которые были характерны для кулинарной культуры советского периода.

остановимся на функции инверсии в приведенных примерах.

С синтаксической точки зрения инверсия – это нарушение правильного, привычного, узаконенного употреблением порядка слов.

«что касается расположения дополнений, определений и обстоятельств, распространяющих другие члены предложения, то оно повторяет правила порядка слов в словосочетании: согласуемые члены ставятся перед определяемым словом, управляемые – после управляющих, примыкающие – перед или после господствующего слова, в зависимости от способа выражения и передаваемого значения.

[…] Препозиция управляемых и постпозиция согласуемых форм, а также расположение примыкающих словоформ несоответственно их обычным местам является инверсией…» [валгина, 2000, с. 149].

обычно инверсию описывают как выразительное средство языка, фигуру речи, цель которой заключается в выделении: «При инверсии происходит обособление слова, которое автору необходимо подчеркнуть, и перераспределяется логическое ударение» [Стилистика и литературное редактирование, 2004, с. 437]. Это явление иллюстрируетРечевой жанр в лингвокультурологическом освещении ся следующим примером: Рогами гладкими шумит в соломе Покатая коровы голова (н. Заболоцкий). в данном примере инверсия встречается дважды. во-первых, это инверсия определения и определяемого слова: (рогами гладкими вместо гладкими рогами). во-вторых, это инверсия дополнения (коровы голова вместо голова коровы).

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.