WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 28 |

Примечательны и грамматические формы, использованные в данных инструктивно-запретительных надписях: в итальянском объявлении глагол употребляется в форме повелительного наклонения (non toccate), в то время как в русском видим запретительный инфинитив – безличную форму, выражающую запрет в самом категорической и безапелляционной манере. если мы зададимся вопросом, чем «встаньте!» (или даже «встань!») отличается от «встать!», а «дай!» (и тем более «дайте!») отличается от «дать», то поймем (или почувствуем), что второй вариант является более строгим, не терпит возражений, в то время как в первом остается потенциальная возможность возразить и не послушаться. к такому выводу на интуитивном уровне приходят даже не обладающие филологическим образованием носители языка. Филологи объясняют это тем, что повелительное наклонение, несмотря на то что выражает побуждение к действию, всетаки является личной формой глагола, а следовательно, предполагает некую реакцию со стороны адресанта или по крайней мере допускает его существование, в то время как инструкция в форме безличного инфинитива не предполагает диалога и какой-либо реакции. в этом Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи разница между императивом и запретительным инфинитивом, и в этом разница между «Non toccate» и «не трогать».

о некоторых важных средствах смягчения категоричности инструктивно-запретительных надписей в итальянском языке (конструкции si-impersonale) мы уже писали, а других (например, конструкции с grazie) будет сказано чуть позже в связи с активными тенденциями в русских инструктивно-запретительных надписях.

остановимся на некоторых заслуживающих внимания способах снижения категоричности, встреченных в итальянском материале.

«маскировка» запрета или предписания. Запреты и предписания в итальянской лингвокультуре достаточно часто смягчаются путем замены чисто императивных конструкций грамматическими формами, выражающими иные иллокутивные силы. Этот прием не является уникальным для итальянской лингвокультуры и используется в других лингвокультурах. тем не менее, заслуживают внимания то, каким образом подобную «маскировку» осуществляют итальянцы.

в аэропорту города Римини нами было обнаружено объявление на итальянском языке, дублированное по-русски, что связано с большим количеством именно русских туристов, пользующихся данным аэропортом. однако фразу Уважаемые пассажиры! Не пересекать красную линию никак нельзя счесть эквивалентом итальянского варианта Per motivi di riservatezza si prega di rispettare la linea gialla («По соображениям охраны личного пространства просят уважать красную линию). адекватно перевести данное объявление очень непросто, поскольку здесь употреблено слово riservatezza, не имеющее аналога в русском языке. его можно перевести описательно, с помощью словосочетания («личное пространство», «индивидуальное пространство»), или же использовать иноязычное заимствованное слово конфиденциальность, или же провести параллели с английским словом privacy, которому посвящено множество лингвокультурологических исследований. однако русскому человеку с его соборностью, коллективизмом, любовью к общению и разговорам по душам трудно понять, что же это такое и почему кому-то может быть неприятно, если ему заглядывают через плечо, чтобы прочитать, откуда он прилетел или куда направляется. Привлекает внимание тот факт, что в данном Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении объявлении используется глагол rispettare («уважать») применительно к существительному линия.

имеется еще один пример «маскировки» запретов и предписаний, встреченный нами только в итальянском материале. Хорошо известное всем нашим соотечественникам объявление Вход с собаками воспрещен имеет практически дословное итальянское соответствие E’ vietato introdurre I cani. однако помимо этого, очень официального, варианта встречаются и другие, менее формальные: нарисованные собаки, которые «говорят»: Io non posso entrare (Я не могу войти), Noi aspettiamo fuori (Мы ожидаем снаружи), Noi rimaniamo fuori (Мы остаемся снаружи). трудно сказать, какая именно иллокутивная сила скрывается за этими высказываниями; можно предположить, что это выражаемое собаками сожаление о том, что они вынуждены остаться снаружи, но не менее вероятным выглядит вариант, что собаки с картинки как бы сами напоминают хозяевам, как те должны поступить.

в любом случае, отправитель данного сообщения едва ли не полностью отводит от себя внимание адресата, переводя его на животное.

вследствие этого такие надписи практически утрачивают характер предписания.

смягчение негативных аспектов. С собаками связано и другое популярное русское объявление, украшающее заборы множества частных домов на просторах нашей родины: Осторожно! Злая собака.

Собаки есть и в италии, однако в словах Attenti al cane (Обратите внимание на собаку) нет угрозы, желания запугать прохожего.

При сопоставлении объявления Берегись автомобиля с итальянским вариантом Macchine in movimento (Машины в движении) замечаем, что во втором нет приказа или инструкции – адресату лишь предоставляется некая информация, но выбор остается за ним, никто не имеет права приказывать ему.

Подобные выводы делаем и при сравнении объявления Не влезай! Убьет! с итальянским Alta tensione (Высокое напряжение), где нет никакого запрещения и приказа, а лишь сообщается о неком факте действительности – личность же остается вольна сама принимать решение и действовать тем или иным образом. По мысли итальянцев, никто не имеет права навязывать вам что-то и насильно врываться в вашу жизнь.

Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи все приведенные примеры показывают, что для итальянской лингвокультуры достаточно характерен отказ от прямого называния опасности. адресат знает, чем могут быть опасны едущие машины, высокое напряжение или собаки, а потому предполагается, что он сам может сделать все необходимые выводы. именно поэтому не возникает необходимости называть собаку непременно злой и писать о возможности смерти. на фоне русских инструктивно-запретительных надписей приведенные итальянские примеры выглядят очень мягкими.

3.4.2. способы смягчения в английской лингвокультуре Прежде всего, вежливость публичных объявлений в английской лингвокультуре выражается в частом использовании этикетных формул (please, sorry, thank you и под.):

Please ring for attention (Пожалуйста, дайте знать о том, что вы пришли); These doors are permanently closed. Please use alternative entrance (Эта дверь постоянно закрыта. Пожалуйста, воспользуйтесь другим входом); Please do not touch the objects (Пожалуйста, на трогайте экспонаты руками); We’re sorry / You can’t use this stairs / Please go into the store and use the escalators or lifts to get to other floors / Thank you / Selfridges & Co (Сожалеем / Вы не можете воспользоваться этой лестницей / Пожалуйста, войдите в магазин и воспользуйтесь эскалатором, чтобы попасть на другие этажи / Благодарим вас / Селфридж и Co); Please keep your bags with you at all times and report any unattended items or suspicious behavior to a member of staff (Пожалуйста, держите ваши сумки при себе все время и сообщайте о любых брошенных предметах или подозрительном поведении сотрудникам); Please keep feet off seats (Пожалуйста, не ставьте ноги на сиденья).

кроме того, для английских публичных объявлений характерны извинения (которые встречаются и в русских публичных объявлениях, но гораздо реже):

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении Please accept our apologies for the inconvenience while we carry out a major refurbishment of the escalator (Пожалуйста, примите наши извинения по случаю беспокойств в связи с проведением ремонта эскалатора); The Royal Parks apologises (такая форма употреблена в исходном тексте) for any disruption or diversions caused by the building… (Королевский парк приносит свои извинения за причиненные неудобства, вызванные строительством…).

наконец, еще одно в высшей степени типичное для англичан средство смягчения категоричности инструктивно-запретительных надписей – это их «номинализация». номинативная модель иногда используется в ситуациях, когда более естественной представляется использование модели публичного объявления, ориентированного на действие. Это иллюстрирует следующий пример:

Penalty fare or prosecution / If you fail to show on demand a valid ticket for the whole of your journey or a validated Oyster card (Штраф или судебный иск / Если вам не удастся предъявить по требованию действительный билет на весь маршрут вашего следования или проездную карту).

Следует учесть, что в рассматриваемом случае, как и в подавляющем большинстве остальных, первое словосочетание набрано более крупным шрифтом, чем его разъяснительная часть. в данном случае выдвижение на первый план «объекта» (penalty fare or prosecution) позволяет, так сказать, заострить угрозу-предупреждение, поскольку любому человеку неприятно быть оштрафованным или оказаться в суде. тем не менее номинативная конструкция в этом случае дополняется придаточным условия, которое разъясняет, при каких обстоятельствах человек преследуется и наказывается штрафом или как-то иначе.

в некоторых случаях публичные объявления намеренно строятся как ориентированные на некий объект, чтобы привлечь внимание к правилам обращения с данным объектом. в таких случаях само по себе указание на объект оказывается недостаточным, а потому в состав публичного объявления вводится развернутый комментарий, который не может быть опущен:

Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи Baby buggies / Buggies can use this area if it is not needed by wheelchair user. Buggies may need to be folded at busy times (Детские коляски / Детские коляски могут занимать данное место, если в нем не испытывают необходимость люди на инвалидных колясках. Может возникнуть необходимость в складывании колясок во времена максимальной загруженности).

По большому счету, сама по себе надпись Baby buggies может рассматриваться как разрешение ставить коляски в определенном месте.

однако во избежание неправильного понимания авторы данного публичного объявления внесли более подробные комментарии. Прежде всего, надпись с изображением детской коляски может интерпретироваться как однозначное разрешение (а возможно, предписание) оставлять коляски именно в этом месте. авторы публичного объявления расставляют приоритеты, указывая, что в случае необходимости место следует уступить обладателям инвалидных колясок, а коляски в «час пик» лучше складывать. в каком-то смысле это ограничивает права родителей, а также позволяет более точно выразить смысл:

«ставить детские коляски не возбраняется, но это место не предназначено именно для них».

3.4.3. Активные тенденции в русских инструктивно-запретительных надписях новые элементы медленно проникают в инструктивнозапретительные надписи. Этот речевой жанр, с нашей точки зрения, является крайне консервативным, о чем свидетельствует огромное количество объявлений, сохранившихся неизменными с советских времен. все так же пишут Не курить на стенах в коридорах официальных учреждений. По-прежнему читаем надписи Машины не ставить и Въезд не закрывать на воротах. а надпись Руками не трогать, которую мы видим в современных музеях, ничем не отличается от той, которую можно заметить в одной из сцен художественного фильма «чародеи», снятого в 1982 г. и те новые тенденции, которые мы отметили в речевом жанре инструктивно-запретительных надписей, связаны с определенной сферой – сферой услуг, что легко объяснимо Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении с прагматически-экономической точки зрения. нужно ли удивляться тому, что владельцы кафе, магазинов, банков, материальное благосостояние которых напрямую зависит от благорасположения и хорошего настроения адресата-клиента не ленятся формулировать свои инструкции в подчеркнуто (иногда даже приторно) вежливой форме, шутят и заигрывают с читателем и даже льстят ему наблюдая за инструкцтивно-запретительными надписями, функционирующими в государственных учреждениях (библиотеках, музеях), отмечаем, что они мало изменились по сравнению с советской эпохой.

Следует отметить тот факт, что клишированные, повторяющиеся из раза в раз инструктивно-запретительные надписи вовсе не всегда являются заимствованными из советской эпохи – некоторые из них появляются на наших глазах. так, например, повсеместно распространилось стандартное объявление Магазин находится под видеонаблюдением; мало найдется владельцев магазинов, которые начиная новое дело или открывая новый филиал, не вешают над входом надпись Мы открылись. По количеству языковых клише и готовых формул, которые используют их составители, инструктивнозапретительные надписи близки к так называемому новоязу – «дубовому» языку бюрократических организаций. крайне трудно оказывается человеку вырваться из круга готовых формул и выражений типа строго воспрещается, ответственности не несет, ценные вещи и т.д.

такие формулы удобны в силу привычности (к чему изобретать велосипед, если все уже давно – десятилетия назад – придумано и сказано за нас и можно не утруждать себя), но полностью обезличивают как адресанта, так и адресата. очень трудно разглядеть живого человека за готовыми, шаблонными фразами. но мы должны констатировать тот факт, что все чаще в последнее время составители инструктивно-запретительных надписей предпочитают использовать нестандартные объявления. Это, с нашей точки зрения, свидетельствует о росте стремлении к самовыражению в русских людях, которые больше не желают сливаться с толпой и быть как все, не боятся быть оригинальными, непохожими на других, позволяют себе оригинальность, стремятся выделиться в ряду себе подобных.

об изменениях в менталитете русского человека свидетельствует тот факт, что факультативные, необязательные компоненты комГлава 3. Инструктивно-запретительные надписи позиции получают в них все более широкое распространение. Факультативными такие элементы можно признать, поскольку они не способствуют непосредственной реализации предназначения инструктивно-запретительных надписей – регламентации поведения людей в общественных местах. тем не менее сам факт их наличия является достаточным основанием для выводов о глубинных чертах лингвокультуры или о тех тенденциях, которые характеризуют ее на рассматриваемом отрезке истории.

3.5. КАтЕГоРИчНость / ВЕжЛИВость ИНстРуКтИВНо-зАПРЕтИтЕЛьНых НАДПИсЕй С точки зрения категоричности/вежливости русских инструктивно-запретительных надписей можно выделить несколько наиболее важных изменений.

мотивация запрета. Это проявляется в тенденции к выражению в объявлении не только запрета, но и его мотивации:

Уважаемые водители! Ворота во двор закрываются на замок.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.