WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 28 |

часто глагол запрещать в русских инструктивно-запретительных надписях сочетается с наречием строго – в отличие от итальянского языка: в собранном материале лишь один раз встретилось выражение e’ assolutamente vietato.

глаголы запрещать и vietare, хотя и имеют сходное лексическое значение, все же не являются полными аналогами, на что указывают их синонимические ряды. «Словарь синонимов русского языка» под редакцией З.е. александровой [александрова, 234] содержит следующий синонимический ряд глагола запрещать: строго-настрого запрещать (разг.), воспрещать (офиц.), возбранять (устар.), заказывать (устар. и прост.). из этого синонимического ряда видно, что различие между приведенными глаголами заключается в их стилевой принадлежности, сфере употребления, в то время как лексическое значение сохраняется неизменным. в «Словаре русского языка» С.и. ожегова указанные глаголы трактуются следующим образом:

возбранить (устар.) – «то же, что запретить»; воспретить (офиц.) – «то же, что запретить»; заказать (устар.) – «сделать недоступным, запретить».

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении глагол vietare является ключевым словом, находящимся во главе разработанного синонимического ряда, что свидетельствует о значимости соответствующего концепта в картине мира носителей итальянского языка. глагол vietare является стилистически нейтральным и наиболее распространенным. часто этот глагол управляет инфинитивом. Связь между ними осуществляется с помощью предлога di. в итальянском языке существует и широко употребляется однокоренное с этим глаголом существительное divieto («запрет»).

наиболее близким к данному глаголу по значению является глагол proibire. нельзя говорить об их полной взаимозаменяемости, несмотря на то носители языка зачастую затрудняются определить разницу между глаголами vietare и proibire. на русский язык обе лексемы переводятся глаголом запрещать. анализ контекстов, в которых употребляется глагол proibire, позволяет говорить, что он обозначает более строгий и категоричный запрет, который уместнее было бы назвать приказом (например, ai musulmani e’ proibita la carne suina, «мусульманам запрещено есть свинину»). Этот глагол (видимо, именно в силу безапелляционности) в инструктивно-запретительных надписях не встречается.

достаточно употребительным в итальянском языке является синонимичный глаголу vietare глагол impedire. он по значению соотносим с русским глаголом препятствовать. Менее распространенной является лексема interdire, так как имеет ограниченную сферу употребления: этот глагол используется для выражения религиозного или судебного запрета, в спортивной терминологии, в военной лексике, в технической сфере. особой сферой бытования характеризуется также глагол inibire: он связан с медицинской сферой и используется для описания борьбы с развитием физических или душевных аномалий. глагол precludere является особенностью официального стиля и в разговорной речи не употребляется. лексема ostare также тяготеет к официальной речи и чаще всего встречается в составе выражения niente osta che… («ничто не препятствует тому, чтобы…»).

в инструктивно-запретительных надписях из всего этого ряда, весьма обширного, используется только глагол vietare. он является наиболее удобным, так как нейтрален в стилистическом отношении, выражает запрещение не в такой категоричной и безапелляционной Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи манере, как proibire, и менее официален по сравнению с precludere или ostare. таким образом, мы можем сделать предварительный вывод о том, что носители итальянской лингвокультуры избегают в инструктивно-запртетительных надписях категоричного и безапелляционного тона, предпочитая использовать лексему с нейтральным лексическим значением.

Грамматическая форма «si-impersonale». в итальянском языке для выражения запрещения и инструкции широко используется грамматическая форма «si-impersonale». По значению она соответствует русским односоставным неопределенно-личным предложениям (в некоторых случаях тот же смысл можно передать путем пассивизации конструкции). Субъект действия в данных высказываниях мыслится как неопределенная, нерасчлененная совокупность людей.

Приведем несколько примеров:

Si prega di portare I documenti n originale e fitocopia (Просят предоставлять документы в оригинале и ксерокопии), Si ricorda che e’ obbligatorio portare con se i seguenti documenti <…> (Напоминают, что обязательно предоставление следующих документов <…>), Si avvisa la clientella che tutte le pratiche si pagano anticiamente (Предупреждают клиентов, что все услуги оплачиваются заранее), Si avvertono I sigg. clienti che in caso di mancata lezione non preavvisata 24 ora prima, la lezione sara’ considerata come fatta e devra’ essere pagata (Предупрежают господ клиентов, что в случае пропуска урока без предварительного предупеждения за 24 часа он будет оценен как проведенный и должен быть оплачен).

Формы глагола при выражении запрета и предписания. в итальянском языке конструкции с инфинитивом служат исключительно для выражения инструкции: Entrare adagio. Pericolo di carico e scarico (Входить быстро. Погрузка и разгрузка опасны), Uscita di sicurezza. In caso di emergenza rompere il vetro con il marteletto (Запасной выход. В случае опасности разбить стекло молотком). дело в том, что неопределенная форма глагола в сочетании с отрицательной частицей non в итальянском языке служит для образования отрицательной формы Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении повелительного наклонения 2 лица единственного числа: parlare – говорить, parla! – говори, non parlare! – не говори; tradurre – переводить, traducci – переводи, non tradurre – не переводи. таким образом, запретительный инфинитив в итальянском языке невозможен.

инструктивно-запретительные надписи с глаголом в повелительном наклонении (Non toccate I fili. Pericolo di morte – Не трогайте провода. Опасно для жизни) в итальянском языке распространены менее остальных. Можно даже говорить об их единичности. Это связано с тем, что русское повелительное наклонение и итальянское modo imperativo нельзя считать полностью идентичными грамматическими категориями, несмотря на то что они имеют общее основное значение – побуждение к действию – и сходное образование (оба образуются синтетически с помощью особых флексий). Значение русского повелительного наклонения является более широким по сравнению с итальянским imperativo: оно может выражать, в зависимости от ситуации, приказ, команду, просьбу и самую униженную мольбу.

Imperativo же теоретически можно использовать для выражения просьбы, однако носители итальянского языка избегают этого, потому что такая просьба звучит грубовато и напоминает приказ. итальянский язык выработал другой, более вежливый, способ формирования просьбы (с помощью modo condizionale – условного наклонения). нам представляется, что именно этим особым, тяготеющим к приказательности, значением modo imperativo в итальянским языке, и объясняется его практически полное отсутствие в инструктивнозапретительных надписях.

наблюдения над особенностями употребления в данном речевом жанре грамматических форм инфинитива и повелительного наклонения подтверждают вывод о меньшей категоричности в выражении запрета или инструкции итальянских инструктивно-запретительных надписей по сравнению с русскими (в итальянских объявлениях отсутствует запретительный инфинитив, широко распространенный в русских, а повелительное наклонение, ассоциирующееся у носителей итальянского языка не с просьбой, а с приказом, встречается крайне редко). также мы можем сделать вывод о том, что в сознании носителей русского языка существует представление о существовании высшей руководящей инстанции, которая имеет право навязывать им некие действия и которой они склонны подчиняться.

Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи 3.2.3. Предписания и запреты в английских инструктивно-запретительных надписях иная ситуация в плане выражения директивных смыслов складывается в английской лингвокультуре. Прежде всего, инфинитивные конструкции со значением поведения в английском языке невозможны, а потому для английских публичных объявлений более характерна императивная форма: Please don’t smoke; Help us keep our building smoke free.

кроме того, специфика английского языка позволяет использовать для запретов и предписаний конструкции с герундием: No smoking (Не курить); No parking (Нет стоянки, ср. русское Машины не ставить); No trespassing (Границы владений не нарушать); No rollerblading (На роликах не кататься); No drinking or eating please (Воздержитесь от еды и питья, пожалуйста).

что касается запрета на курение, то конструкция No smoking, вероятно, может считаться интернациональной, поскольку она понятна и рядовым носителям русского языка, не владеющим английским языком, а также носителям других языков.

Следует отметить специфику конструкций с герундием. их перевод при помощи русских инфинитивных конструкций может быть точным только в смысловом отношении, однако не передает большей мягкости английской конструкции. использование в таких конструкциях герундия смягчает директиву. во-первых, отрицательная форма императивного наклонения в английском языке (Don’t smoke) в большей степени располагает к личной интерпретации, как если бы она была направлена на конкретное лицо. во-вторых, герундий обозначает не конкретное действие, которое совершается (или не совершается) в определенный момент, а вид действия, действие вообще.

Следовательно, конструкция типа No smoking оказывается безличной, обобщенной, как бы никому не адресованной и точно не направленной на конкретного адресата.

При этом стоит добавить, что у такой обобщенной подачи запрета имеются основания. Предписание Don’t smoke в силу своей грамматической формы воспринимается человеком как адресованное ему лично. но очевидно, что курение – это привычка, которая присуща далеко не всем людям. Следовательно, использовать прямую импераРечевой жанр в лингвокультурологическом освещении тивную конструкцию для выражения запрета не совсем правомерно.

в самом деле, зачем привязывать запрет к каждому человеку лично и тот, кто имеет привычку курить, и тот, кто ее не имеет, поймут конструкцию No smoking правильно, и никто не будет обижен. в итоге те, кто курит, воспримут эту конструкцию как относящуюся к ним лично; те же, кто не имеет такой привычки, скорее, воспримут эту надпись как указание на ожидаемое, вероятное, правильное положение вещей, которое их лично касается лишь косвенно.

герундий связывает действие не с человеком непосредственно, он связывает его скорее с местом. в этом смысле английская конструкция No smoking гораздо точнее передается русской фразой У нас (или здесь) не курят, чем более традиционными для русских публичных объявлений конструкциями Не курить или Курить запрещается. в результате «агрессивность» коммуникативного воздействия снижается.

для русских публичных объявлений предписывающего характера типична гораздо более выраженная жесткость, агрессивность и требовательность. основным средством выражения запрета в русском языке является повелительное наклонение в сочетании с отрицанием:

Не кури. использование в той же функции инфинитива (Не курить) для русского языка является периферийным способом выражения той же иллокутивной силы. однако при рассмотрении конкретного языкового материала именно эта конструкция оказывается более частотной. на этом основании ее можно считать типичной для русских публичных объявлений.

в данном случае предпочтение отдается инфинитивной конструкции, так как русская инфинитивная конструкции не допускает расхождений в интерпретации, то есть является однозначной. ведь фраза Не кури может осмысляться и как приказ, и как требование, и как запрет, и как просьба, и как совет. Не кури может означать «не кури вообще» или «как было бы хорошо, если бы ты наконец бросил курить!»; Не курить однозначно означает запрет, причем запрет, распространяющийся на всех без исключения.

для английской лингвокультуры гораздо более характерны ориентированные на действие публичные надписи, в составе которых имеются модальные глаголы. для русского и итальянского языков этот способ не характерен.

Приведем несколько характерных примеров:

Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи Luggage must not be placed on this shelf (Багаж нельзя класть на эту полку, букв. Багаж не должен класться на эту полку);

Obstructing the doors can be dangerous (Загораживание дверей может быть опасным); Danger / High voltage / Passengers must not pass this point / Offenders will be persecuted / Staff working on the track must comply with safety instructions (Опасность / Высокое напряжение / Пассажиры не должны проходить дальше / Нарушители будут наказаны / Сотрудники, работающие на трассе, должны действовать в соответствии с инструкциями по безопасности); Doors that are held open may cause damage to the train and delay your service (Двери, оставленные открытыми, могут причинить вред поезду и затруднить ваше обслуживание); Touching can damage / Please enjoy looking (Прикосновение способно причинить вред / Пожалуйста, наслаждайтесь, не прикасаясь (букв. «глядя»)).

во всех этих случаях действие представляется сквозь призму модальных характеристик: долженствования (must), возможности (can, may). как известно, модальные глаголы can и may различаются по смыслу и по-разному осмысляют такую более общую категорию, как «возможность». Первый из них обозначает возможность теоретическую, а также физическую или умственную способность совершить действие, второй – возможность допускаемую. в силу этого глагол may способен выражать разрешение [кутузов, 1998, с. 68; каменский, каменская, 2002, с. 151–154]. однако в данном случае эти различия не так существенны. гораздо важнее то, что модальные глаголы используются в английских публичных объявлениях и являются для них частотными и типичными. в русской лингвокультуре модальные оценки встречаются не так часто.

в английской лингвокультуре более разработанными являются и средства оценки действий как допустимых или недопустимых, которая осуществляется при помощи лексических средств. как уже указывалось, в русской лингвокультуре очень частотным и фактически единственным средством является слово запрещать, а точнее, его формы (страдательное причастие запрещено и возвратный глагол запрещается). в английской лингвокультуре набор средств, указывающих на запрет, гораздо более разнообразен:

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.