WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 28 |

По преимуществу данный жанр ориентирован на языковые средства выражения, однако распространенными являются перечеркнутые изображения фотоаппарата в музее, молнии на трансформаторной будке, мороженого на дверях магазина или роликовых коньков при входе в автобус, в которых без привлечения вербальных средств выражено запрещение. Следует отметить, что объектом нашего исследования являются надписи первого (надпись «не курить») и третьего типов (перечеркнутое изображение сигареты и надпись «не курить»).

употребление иконических знаков в информационно-запретительных надписях преследует различные цели. часто оно делает код избыточным (например, надпись «идти только на зеленый свет», написанная зеленым, с изображенным рядом зеленым же человечком). однако за счет этого они лучше выполняют свою коммуникативную функцию, легче привлекают внимание. С другой стороны, иконические инструктивно-запретительные объявления становятся единственно возможным средством коммуникации в ситуации соприкосновения носителей разных языков (например, в музеях, часто посещаемых иностранцами).

в ряде случаев, помимо коммуникативной функции, иконические знаки в составе инструктивно-запретительных надписей приобретают функцию эстетическую. так, например, на рекламном щите, напоминающем водителям о необходимости сбросить скорость перед пешеходным переходом, нарисован плюшевый мишка верхом на зебре и написано: «Зебра главнее лошадей», а на дверях итальянского магазина мы видели изображение собаки, «говорящей»: «Noi rimaniamo Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи fuori» («Мы остаемся снаружи»). в таких объявлениях информативная функция речи не является единственной и сочетается с эстетической, они апеллируют к эмоциям, юмору человека.

иконические знаки могут использоваться в инструктивнозапретительных надписях также в качестве эвфемизма: в одном из кафе г. Ростова-на-дону вместо привычной надписи «туалет» (или еще более лаконичного варианта – букв «М» и «ж») на двери уборной находится надпись «кто искал…», ниже которой нарисован унитаз.

Здесь использование иконического изображения объясняется щекотливостью темы, которая относится в русской культуре к числу тех, которые не принято обсуждать открыто.

3.1.5. тематические особенности речевого жанра инструктивно-запретительных надписей Собранные в общественных местах России, великобритании и италии инструктивно-запретительные надписи являются весьма разнообразными (а порой и весьма неожиданными) по тематике. Мы обращались в поисках материала как к официальными заведениям (таким, как музеи, банки, больницы), так и просто к общественным местам (кафе, спортзалам, магазинам, транспорту, даже общественным уборным) с целью сделать наши выводы максимально полными и получить как можно более целостное представление об исследуемом нами речевом жанре.

в силу разнородности собранного материала он с трудом поддается систематизации и классификации с точки зрения тематики.

однако отвлекаясь от конкретных значений и обобщая, можно говорить об инструктивно-запретительных надписях побудительного и запретительного характера. Первые предписывают читателю какие-то действия («держитесь левой стороны», «По вопросам отправления поезда обращаться в кассу», «уважаемые дамы и господа! администрация театра сердечно приветствует вас и просит воздержаться от видео- и фотосъемки, а также отключить средства мобильной связи», «При аварии выдавить стекло, нажать кнопку и открыть двери вручную», «При входе в читальную зону по билету разового посещения иметь при себе паспорт»), вторые, напротив, Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении запрещают («не прислоняться!», «не курить», «автомобили не ставить», «въезд на склад не закрывать», «въезд. Машины не ставить», «выезд. Машины не ставить», «опасная зона. Работает кран. Машины не ставить»).

Побуждение к действию и запрещение может быть выражено на словесном уровне (через глагол в форме повелительного наклонения, запретительный инфинитив, императив и т.д.) или же быть скрытым, подразумеваться («вознаграждение официанту приветствуется, но всегда остается на ваше усмотрение», «уважаемые дамы и господа! в целях вашей безопасности в помещении театра установлены пишущие видеокамеры. администрация. улыбнитесь, вас снимают!», «офис находится под видеонаблюдением», «Места для пассажиров с детьми и инвалидов» и т.д.). Последние инструктивнозапретительные надписи близки к информационным объявлениям («вход», «от себя», «Запасной выход» и т.д.) и, вероятно, находятся на границе двух речевых жанров. такие объявления, содержащие в себе запрет или побуждение к действию, однако не выражающие его явно, в равной степени являются как информационными, так и инструктивно-побудительными.

3.2. ФоРмАЛьНо-ГРАммАтИчЕсКИЕ АсПЕКты РЕчЕВоГо жАНРА ИНстРуКтИВНо-зАПРЕтИтЕЛьНых НАДПИсЕй В РуссКой, ИтАЛьяНсКой И АНГЛИйсКой ЛИНГВоКуЛьтуРАх любой язык располагает определенным набором средств для непосредственного выражения предписаний или запретов. Эти средства неравнозначны, поскольку система любого языка уникальна и развивается, трансформируется независимо от других языков. тем не менее несмотря на все различия между ними, языки сопоставимы, и одним из оснований для сопоставления являются семантика и прагматика, то есть нематериальные стороны языка, речи, дискурса.

именно поэтому необходимо рассмотреть основные способы выражения запретов и предписаний в инструктивно-запретительных надписях трех рассматриваемых лингвокультур.

Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи 3.2.1. Предписания и запреты в русских инструктивно-запретительных надписях Формы глагола. для русской лингвокультуры характерны публичные объявления, в которых директива выражается посредством инфинитива:

Не прислоняться; Не курить!; Автомобили не ставить; Въезд на склад не закрывать; Въезд. Машины не ставить; Машины не ставить!; Въезд не закрывать!; Руками не трогать; Без упора не работать; Не сорить!; По газонам не ходить!; Проезд не перекрывать – выезд дежурной машины!; По вопросам отправления поезда обращаться в кассу; При аварии выдавить стекло, нажать кнопку и открыть дверь вручную; При входе в читальную зону по билету разового посещения иметь при себе паспорт и т. д.

как видно из приведенных примеров, инфинитивные предложения могут выражать как запрет (в этом случае они выступают в сочетании с отрицательной частицей не), так и предписание или инструкцию.

общим для русских инфинитивных предложений является значение «желаемость, необходимость, возможность или невозможность осуществления действия, процессуального состояния» [краткая русская грамматика, 1989, с. 456]. в инфинитивных публичных объявлениях реализуется одно из частных значений инфинитивных конструкций – «субъект – его действие, состояние, которое обусловлено чьей-то волей либо осознается как целесообразное» [там же, с. 457].

в то же время для русской лингвокультуры характерны и публичные объявления, выраженные императивной формой глагола как в единственном, так и во множественном числе:

Не влезай – убьет!; Не прыгайте с платформы!; Пожалуйста, не курите близко у окон; Берегись автомобиля!; Уважаемые пассажиры! Будьте взаимно вежливы. Уступайте первые 6 мест для сидения людям пожилого возраста и пассажирам с детьми; Уважаемые пассажиры! Деньги и билеты проверяйте не отходя от кассы. Администрация; Придерживайте дверь; Уходя, выключайте, пожалуйста, свет.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении При этом инфинитивная конструкция в данном контексте является более частотной, что следует из приведенных выше примеров.

Будучи синонимичными, императивные и инфинитивные конструкции не являются, тем не менее, взаимозаменяемыми. императив – это личная форма глагола, которая ориентирована на диалог и ответную реплику. другими словами, запрещение в форме императива оставляет возможность (хотя бы теоретическую) для ответной реакции, возражения и контраргумента (пусть никому в голову не придет спорить с объявлением, однако в сознании человека все равно остается возможность сказать: «Я не буду этого делать»). в то же время инфинитив – безличная форма глагола – даже теоретически не допускает диалога, возражения, он изначально предполагает безусловное и безоговорочное подчинение и не терпит возражений (вспомним, что команды собаке – существу, от которого не ждешь возражений, – отдаются в форме инфинитива в значении императива:

Сидеть! Лежать! Взять!). ориентированностью на диалог конструкций с глаголом в форме повелительного наклонения и безличностью конструкций с инфинитивом в форме императива объясняется тот факт, что инструктивно-запретительные сообщения с глаголом в форме императива, как правило, содержат в себе обращение (Уважаемые студенты! Уважаемые посетители! Уважаемые дамы и господа! Уважаемые пассажиры! и т.д.), а конструкции с инфинитивом его, как правило, не содержат (фразы Уважаемые студенты! Не курить! или Дамы и господа! Машины не ставить! звучали бы не совсем естественно).

ограничение на сочетаемость инфинитивных конструкций подтверждается эмпирическими данными. в собранном материале встретилось лишь одно объявление, где запретительный инфинитив сопровождался обращением: «Уважаемые посетители! Сауна работает с 17.00. Самостоятельно сауну не включать. Администрация».

однако здесь обращение и запретительная конструкция находятся в дистантной позиции, так как между ними помещено еще одно предложение, нарушающее их непосредственную связь, что делает подобную фразу допустимой, хотя она все равно не воспринимается носителями русского языка как полностью грамотная.

категоричность инфинитивной конструкции только подчеркивается аномальностью ее сочетания с обращением. как будет показано Глава 3. Инструктивно-запретительные надписи далее, наличие обращения – это одно из важнейших средств смягчения запрета или предписания, содержащегося в публичной надписи.

Глагол запрещать и его синонимы. в русской лингвокультуре запрет часто выражается описательно, при помощи страдательного причастия от глагола запрещать:

Проход запрещен – идут аварийные работы; Уважаемые покупатели! Распитие спиртных и слабоалкогольных напитков строго запрещено! Администрация; Стоянка авто запрещена. Опасность схода снега с крыши!; Вход в зал в верхней одежде запрещен; Торговля на территории магазина запрещена! За нарушение штраф; Парковка запрещена; Фото- и видеосъемка запрещены.

как видно из приведенных примеров, запрет типично выражается сочетанием страдательного причастия от глагола запрещать с отглагольным существительным, обозначающим действие. возможен также вариант «глагол запрещаться + инфинитив, обозначающий запрещаемое действие»: Курить запрещается.

Косвенное выражение запрета или предписания. наконец, в русской лингвокультуре встречаются случаи косвенных запретов и предписаний:

Читатели в верхней одежде не обслуживаются; Внимание! Магазин находится под видеонаблюдением; Уважаемые покупатели! ТД «РостовЦУМ» 9 мая работает с 10.00 до 19.00. Поздравляем Вас с праздником и приглашаем за покупками.

в первом примере описывается правило, которое отражает существующее положение вещей. однако за ним скрывается предписание:

«вы должны сдать верхнюю одежду в гардероб». Это же предписание может быть осмыслено и как запрет: «нельзя проходить в библиотеку в верхней одежде».

второй и третий пример также строятся как констатация фактов, из которых адресат должен делать выводы самостоятельно. внешне эти публичные объявления выглядят как информативные, однако служат для косвенного директивного воздействия. Сообщение о том, Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении что магазин находится под видеонаблюдением, направлено на предотвращение воровства («воровать запрещено»). При этом само по себе прямая формулировка данного запрета выглядела бы нелепой, так как запрет на воровство – это культурная и законодательно закрепленная норма, которая является очевидной. а потому данное публичное объявление следует рассматривать как угрозу-предупреждение («за вами наблюдают»). наконец, указание на график работы в праздничные дни побуждает адресата согласовать свои планы с этим изменением графика.

3.2.2. Предписания и запреты в итальянских инструктивно-запретительных надписях Глагол vietare и его эквиваленты. основным лексическим способом выражения запрета в итальянском языке является глагол vietare:

E’ vietato parcheggiare moto e biciclette sotto il portico (Запрещено парковать мотоциклы и велосипеды под подъездом); E’ vietato buttare oggetti dal fenestrino (Запрещено выбрасывать любые вещи из окна);

Vietato fumare (курить запрещено) и т. д.

любопытный материал для сравнения предоставляет объявление: Vietato l’ingresso ai non addetti ai lavori. дословно эту фразу можно перевести как «вход несотрудникам запрещен». носитель русского языка переформулировал бы это предложение как «вход разрешен только сотрудникам» (такое объявление можно часто встретить в нии, больницах и любых других организациях нашей страны). на примере данного объявления видим, что глагол vietare в итальянских инструктивно-запретительных надписях используется даже в тех случаях, когда русский человек, напротив, заменил бы его глаголом разрешить.

в итальянском языке встречаются даже объявления, где вместо глагола «vietare» используется однокоренное существительное divieto, «запрет»: Divieto di affisionare (букв. Запрет расклеивать объявления).

наряду с грамматически правильной литературной конструкцией e’ vietato di… в итальянских инструктивно-запретительных надписях встречается ее разговорный вариант, где опускается глагол-связка essere («быть») в форме 3 лица единственного числа настоящего вреГлава 3. Инструктивно-запретительные надписи мени (e’) и сохраняется причастие прошедшего времени participio passato. в русском языке глагол-связка в большинстве случаев остается невербализованным компонентом высказывания, в итальянском, напротив, его присутствие обязательно по правилам грамматики. однако в живой разговорной речи зачастую сталкиваемся с пропуском глагола в личной форме, так как он несет на себе лишь грамматическое значение, легко восстанавливающееся из контекста коммуникативной ситуации, поэтому вербализуется только лексическое значение, сосредоточенное в причастии прошедшего времени – participio passato. так, например, итальянцы гораздо чаще говорят просто «Capito», «Capito» вместо литературно правильной и грамотной формы «Ho capito», «Hai capito».

влиянием разговорной речи можно объяснить такие объявления, как:

La chiesa e’benedetta. Vietato entrare in vestiti succinti (Церковь священна. Запрещено входить в короткой одежде), Vietato salire a torso nudo (Запрещено входить с голым торсом), Vietato fumare (Запрещено курить).

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.