WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 28 |

отличительной чертой «антипоздравления» является его максимальная персональность: эта ироническая реализация речевого жанра направлена либо на качества личности «поздравляемого», либо на совершенные им поступки. «антипоздравление» нетипично и в ситуациях, когда имеет место отрицательное событие (например, смерть или болезнь близкого человека). в этом также проявляется максимальная персональность «антипоздравления», поскольку объектом его язвительной оценки становятся события, которые в той или иной степени могут быть поставлены в вину адресату по причине его оплошности, его недосмотра (например, недобровольное увольнение с работы).

очевидно, что в основе «антипоздравления» лежит ирония. ирония как языковое и риторическое явление представляет собой скрытую насмешку [Москвин, 2007, с. 292]. в риторическом плане ирония – это прием, который основан на «употреблении словосочетаний или предложений в смысле, обратном тому, который непосредственГлава 2. Речевой жанр поздравления в русской и американской лингвокультурах но в них выражен, с целью внесения критически-оценочной характеристики предмета речи» [кузнец, Скребнев, 1960, с. 35]. Синонимом для термина «ирония» в этом значении является термин «антифразис» [Москвин, 2007, с. 128; Филиппов, Романова, 2002, с. 104].

некоторые примеры использования номинации речевого жанра поздравление ясно свидетельствуют о том, что в русской языковой картине мира он используется в качестве выражения положительной оценки события как радостного, удачного. Подтверждение этому мы находим в «Мастере и Маргарите»:

– Не желала бы я встретиться с вами, когда у вас в руках револьвер, – кокетливо поглядывая на Азазелло, сказала Маргарита. У нее была страсть ко всем людям, которые делают чтолибо первоклассно.

– Драгоценная королева, – пищал Коровьев, – я никому не рекомендую встретиться с ним, даже если у него и не будет никакого револьвера в руках! Даю слово чести бывшего регента и запевалы, что никто не поздравил бы этого встретившегося.

(Булгаков, 2004, с. 252).

очевидно, что отрицательный контекст в приведенном примере позволяет говорящему подчеркнуть тот факт, что встреча с азазелло представляет собой для любого человека опасное по своим последствиям, а потому нежелательное, «плохое» событие.

количественное исследование примеров из русских и американских художественных текстов показало, что в отношении использования «антипоздравлений» обнаруживаются существенные различия.

так, в произведениях русских писателей первой половины ХХ века (М. Зощенко, М. Булгаков, а. аверченко и др.) «антипоздравления» составляют 68 % от всех зафиксированных случаев (то есть от 57 примеров), тогда как в американских художественных текстах ХХ века их было обнаружено всего 11 % из 45 примеров.

Здесь необходимо небольшое отступление. а.С. дыбовский в связи с обсуждением культурных различий между русскими и японцами обращает внимание на тот факт, что русские в этикетных ситуациях более склонны к игровому поведению, которое может принимать достаточно грубые с точки зрения представителей других культур форРечевой жанр в лингвокультурологическом освещении мы и заключается в вербализации того или иного смысла языковыми средствами с противоположной семантикой. в частности, когда один человек спрашивает у хозяина дома разрешение пойти в туалет, хозяин дома может ответить отрицательно: «конечно, нельзя!». Русский, скорее всего, поймет этот ответ правильно, то есть как основанный на иронии, а следовательно, положительный, и даже увидит в нем намек на то, что разрешения вообще можно было бы не спрашивать.

Русским в этой ситуации понятно, что хозяин своими словами призывает гостя чувствовать себя, как дома. однако японцев такой ответ ставит в тупик, то есть вызывает у них «культурный шок», ибо они понимают его буквально, то есть как запрет [дыбовский, 2006].

Проецируя наблюдения а.С. дыбовского на функционирование речевого жанра поздравления в русской и американской лингвокультурах, можно утверждать, что «антипоздравление» является одной из ярких форм игрового поведения, типичного для представителей русской лингвокультуры.

2.2.5. Личное начало в русских и американских поздравлениях как следует из анализа толкований номинаций поздравление и congratulation, общей для русской и американской языковых картин мира является языковая природа поздравления, что, конечно же, естественно. Правда, английские толкования в большей степени акцентируют то, что поздравление является актом выражения личных переживаний поздравителя – его радости, удовольствия, удовлетворенности.

Русские формулировки дефиниций соответствующего глагола не дают оснований однозначно полагать, что речь идет о положительных переживаниях, которые испытывает поздравляющий. во всех случаях речь идет не о выражении счастья, удовлетворенности, радости и т. д., а о приветствии по поводу чего-то приятного, радостного (или в связи с приятным или радостным). другими словами, «радостность» – это атрибут повода для поздравления, а не свойство (состояние) поздравляющего. Это различие может показаться несущественным, однако оно позволяет выдвинуть гипотезу, что с точки зрения русской языковой картины мира поздравитель в большей степени Глава 2. Речевой жанр поздравления в русской и американской лингвокультурах опирается на объективную оценку, а не субъективную эмоциональную реакцию, как это имеет место в американской языковой картине мира.

По каким признакам об этом можно судить 1. американские (и шире, английские) толкования глагола to congratulate содержат прямое указание, что поздравитель испытывает и выражает чувства. Соответствующее толкование русского глагола содержит прямые указания лишь в одном случае – это толкование из словаря под редакцией д.н. ушакова. кроме того, типичная дефиниция глагола поздравить допускает и такое разворачивание: ‘приветствовать по поводу чего-либо приятного, радостного для данного лица’. другими словами, с точки зрения русской языковой картины мира поздравитель не обязательно должен радоваться событию в жизни поздравляемого. По крайней мере, прямого указания на это нет. достаточно, чтобы он осознавал, что это событие является приятным и радостным для данного человека, и соответствующим образом себя вел.

2. в русских толкованиях присутствуют глаголы приветствовать (он встречается в трех из четырех определений) и выражать.

в английских толкованиях присутствует глагол to praise ‘хвалить’, хотя типичными для английских толкований являются глаголы to express ’выражать’ и to tell ‘говорить’; в одном из случаев (при толковании возвратного значения глагола to congratulate) используется глагол to feel ‘чувствовать’, что также подчеркивает эмоциональную сторону взаимодействия.

как указывалось в главе 2, использование слов приветствие и приветствовать при толковании глагола поздравлять не кажется абсолютно точным, поскольку приветствие – это прежде всего речевое действие, совершаемое при встрече с кем-либо или открывающее что-либо (ср.: приветствие участникам выставки). тем не менее в контексте описываемого противопоставления между русской и американской культурами использование данного глагола приобретает особый смысл. Это подчеркивает этикетный (и во многом объективно-отстраненный) характер поздравления в русском языке в противоположность большей эмоциональности, просматривающейся за английскими толкованиями, в которых поздравитель выражает радость, удовлетворение, удовольствие.

Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении для американской лингвокультуры в большей степени характерно введение в текст компонентов, которые соотносятся с адресантом.

Причем делается это не только тогда, когда нужно подчеркнуть личное положительное отношение. очень показательно следующее поздравительное деловое письмо:

Dear Mr. Milton:

I just wanted to drop you a note to say “Happy Birthday.” Calling on you every month is an enjoyable routine – all my customers should be so pleasant and full of life! Have a good time with family, staff, and friends – may you have many more years with them.

Cordially… (http://www.jobbankusa.com) (Дорогой мистер Мильтон, Я просто захотел отправить вам записку со словами «С днем рождения!» Звонить вам раз в месяц – приятная необходимость (букв. распорядок, рутина), все мои клиенты должны были бы быть такими же милыми и полными жизни! Проведите время с пользой вместе с семьей, сотрудниками, друзьями – надеюсь, вы проведете с ними еще немало (букв. гораздо больше) лет.

Сердечно ваш…) как следует из данного письма, его автора и адресата связывают исключительно деловые отношения: автор прямо (и выгодно) сравнивает его с другими клиентами, а также указывает на характер имеющейся между ними связи (а возможно, даже напоминает об этом).

вводная фраза письма описывает мотив отправки поздравления («я просто захотел»), что само по себе небезразлично с точки зрения личностной характеристики автора, в частности, его моральных качеств (внимательность, готовность радоваться приятным событиям в жизни другого человека, доброжелательность и т. д.). в обычном случае, то есть при соблюдении требования ориентированности сообщения на адресата, такие компоненты смысла не находят непосредственного выражения, и о них можно судить только по самому факту отправки письма или открытки. и это вытекает уже из одного сопоставления данного текста с поздравительной открыткой, проанализированной в главе 2 данного исследования («You did it, Eric!», см. п. 2.2.2).

Глава 2. Речевой жанр поздравления в русской и американской лингвокультурах в то же время приведенный пример представляет собой типичное поздравление, поскольку оно содержит указание на повод (день рождения), пожелание долгих лет жизни и выражение положительного отношения, симпатии и доброжелательности (в виде похвалы личностным качествам именинника).

в других письмах мы находим аналогичные обороты (во всех примерах выделено мной. – н. д.):

My calendar tells me that August 2 is your special day—happy birthday (http://www.jobbankusa.com) (Из моего календаря я узнал, что 2-е августа является особым днем для вас. С днем рождения!);

How excited I became when it dawned on me the byline under “The Chosen Few – Antibiotics That Kill” in The New England Journal of Medicine was yours.

I must say the title was also a grabber. Neither was I disappointed when I read of your recent research and the unique perspective you set forth. This is an area worthy of much more study, and you’re just the colleague who might find that breakthrough. I admire your work tremendously.

Thank you for taking the time to publish such controversial theories;

I wish more professionals had the moral courage to raise such questions (http://www.jobbankusa.com).

(Как я взволновался, когда вдруг понял, что под статьей «Избранное меньшинство: Антибиотики, которые убивают» в «Медицинском журнале Новой Англии» стоит ваша подпись! Я должен сказать, что заглавие впечатляет. И я не был разочарован, когда я прочитал о вашем недавнем исследовании и той удивительной перспективе, которую вы описываете. Это сфера, заслуживающая куда более масштабного исследования, и вы именно тот специалист, который способен в этом отношении добиться многого. Я бесконечно восхищаюсь вашей работой.

Благодарю вас за то, что вы потратили время, чтобы опубликовать такие спорные теории; я хотел бы, чтобы было больше специалистов, которым хватает мужества ставить такие вопросы.) Речевой жанр в лингвокультурологическом освещении что касается последнего фрагмента, то в нем прямые похвалы деятельности адресата не выражаются буквально. автор письма излагает события со своей точки зрения, рассказывает о том, что произошло лично с ним, когда он увидел статью, а затем прочитал ее. Этот способ вполне подходит для выражения положительной оценки, хотя сама по себе оценка в этом случае не высказывается прямо, а во многом должна быть выведена читателем из подтекста. тем не менее обращает на себя внимание то, что фигура адресанта в данном примере выступает на первый план, причем такого «выпячивания» вполне можно было бы избежать, например, указывая прямо, что статья, опубликованная адресатом, содержит интересные выводы, ставит интересные вопросы, хорошо написана, имеет интересное заглавие и т. д.

Эти примеры, бесспорно, не демонстрируют типичного положения. для американского делового поздравительного письма соблюдение коммуникативных правил, предписывающих элиминацию фигуры адресанта является типичным. об этом свидетельствует другой текст:

Frank, So the wait is up You ain’t seen nothing yet – the waiting in line for Pampers at the 7-Eleven, the waiting at the dentist’s office, the waiting for the PTO’s costumed angels to sing their carol, the waiting for a driver’s permit, the waiting for the first after-school job.

But all that can wait – CONGRATULATIONS. We know this is one of the greatest joys of life. All our best to that big 8-lb. boy.

Best regards… (http://www.jobbankusa.com) (Фрэнк, Значит, конец ожиданию Вы еще ничего не видели: ожидания в очереди за памперсами в 7-Eleven [название сети супермаркетов], ожидания у кабинета дантиста, ожидания, когда переодетые ангелы из PTO [название организации] пропоют свои гимны, ожидания ученических водительских прав, ожидания первой работы после школы.

Но все это может подождать – ПОЗДРАВЛЯЕМ! Мы знаем, что это одна из самых больших радостей в жизни. Всего наилучшего тому восьмифунтовому мальчику.

С наилучшими пожеланиями…) Глава 2. Речевой жанр поздравления в русской и американской лингвокультурах данный поздравительный текст является типичным, поскольку в нем фигура адресата и приписываемые ей будущие действия занимают главное место, вынесены в самое начало письма. Фигура адресанта (в данном случае коллективного, «we») появляется лишь во втором абзаце, причем не играет такой же существенной роли, как в предыдущих примерах.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.