WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 40 |

В результате данная статья спровоцировала определить понятие здоровья и у нас появился следующий тезис: «здоровье субъекта (для него самого) – это состояние, когда ему ничто не “мешает” со стороны его собственного организма». Понятно, что уровень подобной «помехозащищенности» существенно разный у разных лиц, но у каждого конкретного лица он вполне определенен. Вот нечто подобное можно отнести к деятельности и к понятию порядка в деятельности. Порядок – это такое состояние компонента деятельности (или деятельности в целом), Некоторое терминологическое пересечение вводимых методических понятий (смысл деятельности, порядок) и понятий праксеологии (стремление к смыслу, стремление к простоте/порядку и др.) указывает на то, что методические понятия берут основания в праксеологии, но вовсе не смешаны с последними.

когда у ее субъекта относительно данного компонента нет проблем и неудовлетворенности, то есть когда «ничто» не мешает.

Однако, мы сталкиваемся здесь с определенными трудностями. Вопервых, возникает вопрос – «Не мешает чему», во-вторых, просматривается противоречие в том, что, если абсолютное здоровье достижимо и нормально – это благо, то вот абсолютный порядок в деятельности вроде бы недостижим, но что еще более важно – если и достижим, то разве абсолютное отсутствие проблем и неудовлетворенности в деятельности можно считать благом Таким образом, мы должны осуществить какуюто дихотомию, которая дала бы нам возможность выделить проблемы и неудовлетворенности, которые «мешают» осуществлению деятельности – и по отношению к которым можно говорить о порядке, но также выделить проблемы и неудовлетворенности, преодоление которых есть само существо деятельности – и это нечто другое по своей сути, и по отношению к ним о порядке говорить нет смысла (хотя порядок, но в некоторой иной ипостаси, возникает и здесь), это как раз тот момент деятельности, которому «мешает» отсутствие вот того другого порядка. Таким образом, мы имеем ситуацию и выделяем в ней некие «основные» проблемы, которые соотносятся существу деятельности, и «вторичные» проблемы, которые возникают уже по ходу решения основных. Здесь следует заметить: достижение порядка как устранение чего-то, что мешает «основному», является нормальной деятельностью субъекта, но достижение порядка как самоцель – признак бессмысленного характера деятельности.

Способы достижения порядка, вероятно, столь же разнообразны, сколь разнообразны возникающие в деятельности проблемы и неудовлетворенности, поэтому можно говорить об адекватности конкретного способа достижения порядка лишь относительно конкретной ситуации.

Достижение порядка сопряжено у человека с чувством гармонии.

Можно сказать, что достигнутый порядок гармоничен, если он следует некоторому закону, правилу, если он рационален. В этом смысле достижение порядка за счет ограничения, например, сферы деятельности при достигнутом положительном эффекте – он возможен за счет отказа от рисковых направлений деятельности, тем не менее, не будет гармоничным. И, наоборот, в случае, когда за счет рационализации ключевых компонентов деятельности достигается устранение или существенное снижение рисков – это момент достигнутой гармонии. Однако, далеко не всегда и «рациональный» порядок будет гармоничным. Гармоничным будет лишь тот «законный» порядок, который имеет естественные, природные основания (физической или человеческой природы). Таким образом, социальные, юридические и т.п. законы, которые есть лишь результат достигнутого общественного согласия, хотя и будут приводить к порядку, но не могут быть гармоничными. И соответственно, наоборот, все научные законы – именно как законы о явлениях природы – будучи задействованными в наведении, достижении порядка, неизменно приводят к гармонизации деятельности.

5.2.3.7 Абстрактные понятия деятельности руководителя Любое абстрактное понятие руководителя репрезентативно, то есть, будучи элементом деятельности руководителя оно с необходимостью отражает некую сущность его деятельности, другими словами, за ним всегда стоит реальное явление его практики. Этим абстрактное понятие руководителя отличается от понятия математической абстракции, которое как раз, наоборот, «очищается» от всего реального, сущностного и сохраняет в себе лишь некоторую форму. С другой стороны, абстрактные понятия, которыми оперирует руководитель, отличны и от любых профессиональных понятий, с которыми имеют дело подчиненные лица, – понятия любой профессиональной области фиксированы. Эта фиксированность и ограничивает их использование. Понятия управления подобного ограничения не имеют (отчасти в этом оправдание приложения к ним термина «абстрактные»). В пользу сохранения термина «абстрактный» говорит и то, что появление у руководителя абстрактных понятий требует от него определенного уровня абстрактной работы – это и обобщение (выделение в ситуации явления, то есть некоторой закономерности), и имплицирование (предчувствие следствий, которые будут вытекать из понятия), и эксплицирование (объединение предпосылок к появлению нового понятия), и даже абстрагирование – уже в математическом смысле (над абстрактными понятиями руководителя возможны математические операции – особенно при осуществлении информатизации его деятельности).

Абстрактные понятия образуют (оформляют) своего рода профессиональный материал, с которым работает руководитель. Наличие материала у любого субъекта деятельности – того, что он буквально «держит» в своих руках, – является для него совершенно необходимым. Глобальность этого требования подтверждается среди прочего и тем, что субъект, не имеющий адекватного материала, берет в этом качестве любой другой доступный ему материал (практически без ограничений). Ситуация, нередкая для традиционного руководителя.

Часть абстрактных понятий рассматривается как инструментарий руководителя – как средства его работы с материалом. Есть принципиальное отличие в характере использования абстрактных понятий как средства оформления материала и как инструментального средства. В первом случае рабочими являются эксплицитные свойства понятия, то есть, задача состоит в выявлении тех характеристик, которые предикативно определяют (эксплицируют) это понятие – идет поиск того «конечного», идеального материала, который хотелось бы иметь субъекту1. Во втором случае, наоборот, важно обнаружение имплицитных свойств инструментального понятия – выявление возможностей его употребления.

В какой-то степени введение «инструментальных» понятий можно отнести к достижению порядка в деятельности (см. предыдущий раздел 5.2.3.1), а введение понятий, связанных с «материалом» – к сущностным моментам деятельности субъекта.

Фактически нами здесь отождествляются материал и то произведение, которое из него пытается получить субъект. Важное для нас противопоставление материала и инструмента – морфологическое, а оно как раз не работает при различении материала и произведения.

5.2.3.8 Ориентированность на слово «Вначале было слово» – это не метафора, в деятельности руководителя это утверждение нужно брать буквально. Данное положение означает, что не термин подыскивается к тому или иному элементу или компоненту деятельности, но само слово – термин, схватываемый в мышлении вместе со своим понятием, – становится предикатом разворачиваемого затем компонента или элемента деятельности. Это так в силу вербального, понятийного характера нашего мышления. Всякая словесная конструкция, выстраиваемая с целью отображения некоторой сущности, в действительности не достигает своей задачи окончательно, если изначально не соотносит этой сущности некоторое адекватное ей единственное понятие (слово). Только понятие обладает целостностью, которая предложением, любым развернутым текстом уже отчасти разрушается. Если не удается найти точный, адекватный термин для репрезентации некоторой сущности, то чаще всего это просто означает отсутствие у субъекта целостного схватывания самого явления, его сущности.

Недостаточное понимание явления – например, непонимание руководителем смысла некоторого компонента или элемента своей деятельности– часто и приводит к невыразимости его в слове (понятии), будь то название, формулировка некоторого действия, новой должности, нового отдела или новой функции.

Одно наблюдение. Сейчас, когда пишется этот текст, автор поймал себя на мысли о том, что он не может вначале сформулировать мысль в предложении, а затем записать ее – работа идет несколько иначе: более-менее ясно понимая о какой проблеме, о каком предмете идет речь, начинаешь просто записывать вначале лишь смутно осознаваемое предложение, начиная, например, с фразы, но даже и фраза может еще отсутствовать, тогда записывается просто некоторое слово, но даже и его может не быть, тогда пишется что-то типа: «Итак, …», но, удивительно, уже и это срабатывает – мысль зацепилась и пошла раскручиваться, откуда-то начинают появляться слова, вполне нужные и уместные – мышление «материализуется» в словах, в предложениях, в тексте.

Каждое адекватно употребляемое субъектом слово – это его фокус на некотором предмете, употребление субъектом вместо слова какоголибо предложения уже такой фокус размывает. В аналитическом, познавательном процессе нахождение точного, адекватного слова венчает этот процесс, по ходу же его, субъект оперирует текстовыми описаниями процесса (предложениями). Правда, развернутый текст может использоваться и после обнаружения адекватного понятия – для его пояснения.

5.2.3.9 Дискретность деятельности руководителя, ее недетерминируемость и непредсказуемость Данное свойство означает то, что каждая отдельно взятая ситуация (точка во временном развороте деятельности) должна рассматриваться руководителем как «исчерпывающая» для осуществления им того К сожалению, нужно отметить и то, что трудность может возникнуть также и из-за элементарной неграмотности субъекта.

или иного текущего действия (принятия решения). Подобная «исчерпанность» каждой ситуации означает, что актуализированная и локализованная в ней проблема, требующая своего решения, всегда имеет решение именно в данной ситуации. Другими словами, это означает, что у руководителю всегда есть возможность к действию. Нет никакого повода к отнесению возникшей проблемы к какому-то будущему моменту – когда якобы будет больше и более достоверной информации, когда будто бы могут измениться в благоприятную сторону обстоятельства, когда могут открыться новые возможности и т.д., и т.д., и т.д. Все это ложные надежды и ложные ходы – в будущем действительно будут новые обстоятельства, но тогда будут и новые проблемы. Не может быть никаких мотивированных оснований к перенесению проблемы из сегодня в завтра, хотя, от решения проблемы «сегодня» и можно отказаться, если она может быть воспринята как неактуальная. Соответственно, бессмысленно предсказание и прогнозирование будущего в качестве руководящего принципа для этого будущего, все подобные оценки должны быть мотивированы лишь необходимостью действовать сейчас. Вот из этой необходимости «действовать сейчас» могут обозначаться определенные ожидания от будущего, как осмысливание, как целеполагание текущего действия, не более.

Равно и наоборот, совершенно бессмысленно втягивать в текущую ситуацию «потерянные» возможности из прошлого – «вот, если бы мы сделали иначе, а не так, как сделали, то …». То, что произошло, всегда позитивно в смысле осуществившегося действия и полученного опыта. И этот опыт следует именно извлекать, а не «посыпать пеплом голову» изза «ошибочных» действий. Опыт бесплатно не дается. То, что мы имеем сегодня, не объясняется вчерашним днем, по крайней мере, объясняется далеко не только вчерашним днем, поэтому причинные связи здесь выстроить практически невозможно. Как элементы рефлексии, самооценки субъекта управления всякого рода экстраполяции оправданы, но не более того. Выстраивание благоприятных альтернатив «из прошлого» почвы под собой не имеет.

Говоря здесь о недетерминируемости деятельности руководителя мы говорим именно о той главной, сущностной ее стороне, которую выше (см. пункт 5.2.3.1) отделили от вспомогательных, инструментальных ее компонентов. Последние как раз должны быть вполне формальны и предсказуемы.

5.2.3.10 Целостность деятельности руководителя Свойство целостности одно из наиболее сложно поддерживаемых в деятельности руководителя. Это одновременно:

a) обладание смыслом деятельности, b) обладание предметом деятельности (что достигается через «материализацию» деятельности), c) инструментальная оснащенность, без которой не схватывается фокус (существо) деятельности («напряжение несоединимого»), d) гармоничность выстраиваемой деятельности (проявляемой в тех немногих штрихах мастера, которые и придают произведению законченность, а мастера выделяют из среды ремесленников), e) «исчерпанность», дискретность, предельная заданность деятельности в каждой конкретной ситуации – деятельность вся «здесь и сейчас».

В силу того, что свойство целостности, как правило, апеллирует к другим характеристикам деятельности, то оно получает некую функциональную нагруженность, например, возможна формализация:

a = Целостность (b,c,d,e).

5.2.3.11 Вхождение в контекст порождения идей. Открытость руководителя бытию Как известно, творческий акт не м.б. рационализирован, то есть, нет рационального хода к новой идее. Поскольку деятельность первого лица, руководителя является безусловно творческой, ориентированной в значительной степени на порождение новых идей и решений, то для нее имеет важнейшее значение все то, что указывает на возможность такого творческого ее осуществления. Отсутствие рациональной схемы порождения идей довольно очевидно, однако, в философии наработаны некоторые представления, которые могут быть полезны руководителю в этой труднейшей ситуации.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.