WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 40 |

«Истинно художественные произведения не имеют ни красот, ни недостатков: кому доступна их целостность, тому видится одна красота. Только близорукость эстетического чувства и вкуса, неспособная обнять целое художественного произведения и теряющаяся в его частях, может в нем видеть красоты и недостатки, приписывая ему собственную свою ограниченность.... Закон обособления и замкнутости в частном явлении общего есть основной закон мировой жизни! И в искусстве он открывается с таким же полновластием, как и в природе: в уразумении тайны закона обособления заключается разгадка тайны искусства. Творческая мысль, запав в душу художника, организуется в полное, целостное, окончательное, особенное и замкнутое в себе художественное произведение.... Только органическое развивается из самого себя, только развивающееся из самого себя является целостным и особенным, с частями, подчиненными одному общему.

Вот почему, например, роман Вальтера Скотта, наполненный таким множеством действующих лиц, нисколько не похожих одно на другое, представляющий такое сцепление разнообразных происшествий, столкновений и случаев, поражает вас одним общим впечатлением, дает вам созерцание чего-то единого». И подобно произведению искусства деятельность субъекта должна восприниматься и оцениваться только как целое (в той степени, в какой оценка «извне» вообще возможна). Но такой целостный взгляд на деятельность и наиболее сложен.

Целостность деятельности помогает человеку преодолеть появление каких бы то ни было форм отчуждения. Из чего следует уже не как нравственный выбор, а как императив: апробируй и осуществляй все на себе! То есть, ничто, значащее для конкретного человека, не может быть выведено им за рамки собственной деятельности. Таким образом, целостность следует сегодня рассматривать также и как одно из ведущих «технологических» оснований построения деятельности субъекта.

Хотя результат постижения целостности, как и всякий результат, всегда конкретен (идея картины, научная гипотеза, мелодия), но сам момент целостного схватывания деятельности – это момент трансцендентного в человеке. То есть, целостность так же, как и смысл, порядок, развитие, уходит корнями в трансцендентное, что указывает, соответствует его природной сущности.

Целостность нельзя путать с гармонией как соразмерностью чегото уже наличествующего. Деятельность принципиально не может быть ограничена исключительно «гармоничными» элементами – она полнее.

Правда, гармония может быть следствием целостности, но не наоборот.

Так, «жить в гармонии с природой» (или обществом) вовсе не означает принять себя и природу (общество) как они есть – они всегда противоречивы, негармоничны, но означает преодолеть себя (прежде всего) и природу (что также в результате может оказаться неизбежным). И такое преодоление уже предполагает наличие (априори) целостной деятельности, становящейся [в развитии] в том числе и все более гармоничной.

Целостность нельзя путать также и с разносторонностью, всеохватностью интересов человека, ибо иначе многие талантливые и даже гениальные люди (например, Борис Пастернак, Лев Ландау, Ван Гог, Поль Гоген, Эммануил Кант) выглядели бы как раз лишенными целостности в силу одержимости исключительно своим творчеством и узостью прочих интересов.

Явление целостности включает в себя также стремление человека к обладанию. Проблеме обладания посвящена работа Э. Фромма «Иметь или быть» /142/, где он рассматривает понятие обладания с этических позиций. Нам представляется недопустимым, хотя Фромм это и делает, соотносить категорию обладания с категорией бытия. Это понятия разных масштабов. Обладание есть всего лишь элемент бытия! Их нельзя противопоставлять. Понятно, что реальность современного мира раздражает масштабом проявляемого стремления к материальному обладанию, но это не повод разрушать определенные принципы.

Стремление человека к обладанию обнаруживает себя начиная от примитивного детского стремления к материальному обладанию до стремления уже умудренных жизнью людей к обладанию духовному – обладанию свободой, жизненным смыслом, истиной и т.д. С этой эволюцией степени «проработанности» человеком его стремления к обладанию отчасти связано и его нравственное восхождение. В этом смысле вопрос Э. Фромма «Иметь или быть» правильнее было бы переформулировать в вопрос «Чем обладать», что позволило бы человеку не пугаться своей собственной природы и может быть успокоило «моралистов».

Можно сказать, что одна из глобальных проблем современности – отчуждение – также указывает нам на актуальность рассматриваемого нами стремления человека к обладанию. Ведь обладание по своему существу противоположно отчуждению.

Обладание имеет свойство неограниченности, но отдельно – в рафинированно взятом – материальном аспекте (так, состояния отдельных людей достигают нескольких миллиардов долларов, то есть, достигают бесконечности по меркам здравого смысла) или в отдельно взятом духовном аспекте (отдельные личности в своем духовном восхождении достигали святости). В то же время, материальное и духовное обладания имеют свойство взаимной ограниченности, корреляции (так в Новом Завете: «А Я говорю вам, скорее верблюд пролезет в игольное ушко, нежели богач попадет в рай»).

Стремление человека к обладанию в процессе построения и осуществления им своей деятельности выражается достаточно разнообразно – он может стремиться к отождествлению себя со своей деятельностью, то есть к обладанию ею, но может стремиться лишь к обладанию ее результатами, причем, иногда достаточно косвенными – к денежному вознаграждению за труд, например. В последнем случае усилия человека есть именно труд в силу их отчужденности от человека (различие труда и деятельности введено и исследовано К. Марксом /91/).

С явлением обладания связана проблема возможности осуществления групповой, коллегиальной деятельности субъектов, то есть проблема общего предмета при индивидуальных стремлениях к обладанию.

Действительно, возможно ли осуществление субъектом своего стремления к обладанию в ситуации коллективных усилий, или усилия эти будут здесь исключительно трудовыми, отчужденными, а деятельность вообще невозможна Не исключено, что подобные ситуации в реальности не окажутся ни строго трудовыми, ни строго деятельностными. Для нас, по крайней мере, ясно, что явление обладания актуально для праксеологических исследований.

Примечательно, что в условиях правильно построенной профессиональной деятельности, то есть, ориентированной также и на стремление ее субъекта к целостности, практически нет шанса у традиционного «узкого» специалиста (понятно, что это при условии «правильно» построенного предприятия в целом – при наличии адекватного контекста).

Деятельность и основные, связанные с ней явления (смысл, развитие, порядок, целостность) требуют к себе внимания субъекта подобно тому, как этого внимания требуют (и иногда получают) такие стороны человеческого бытия как: здоровье, физические и интеллектуальные способности, нравственность, причастность, ответственность и т.п.

4.3.5 Стремление человека к мотивированности [1] Смысл (пафос, мотив) исследования.

Данный пункт совпадает с аналогичным пунктом схемы предыдущего фрагмента исследования.

[2] Конституирование сущности.

В исследуемом явлении – стремлении человека к мотивированности – мы обнаруживаем в человеческой деятельности свойства, которые фиксируем в следующих тезисах:

· Субъекту адекватна мотивация лишь как самомотивация.

· Мотивация субъекта есть функция смысла его деятельности.

· В совершенной деятельности мотивация вообще отсутствует.

[3] Материал исследования.

· Батищев Г.С. «Неисчерпанные возможности и границы применимости категории деятельности» · Спиноза Б. «Этика» · Швырев В.С. «Проблемы разработки понятия деятельности как философской категории».

[4] Комментарий.

Часто понятие мотивации воспринимается как мотивация субъекта деятельности со стороны некоторого другого лица, соответственно, опора делается на проработку данного понятия в традиционном субъектобъектном отношении (объект мотивации – субъект мотивации).

На это указывает и вся история мотивации в менеджменте – от экспериментов в Хоторне до теории человеческих потребностей Маслоу, теории ожиданий Врума и др., вплоть до современных работ, в которых часто уже (в ситуации осознания возникающих здесь нравственных проблем) говорят не о мотивации, но об активизации персонала (что, однако, принципиально, дела не меняет).

В праксеологии определение мотивации отличается от принятого в психологии. Если в психологии под мотивацией понимается совокупность причин психологического характера, объясняющих поведение человека, его направленность и активность /102, 463/, то в праксеологии мотивация есть наделение человеком собственной деятельности такими качествами, которые вызывают у него самого чувство удовлетворения при ее осуществлении. Праксеолог рассматривает ситуацию так, что не «мотив для цели», а «цель для мотива». Таким образом, в психологии и в праксеологии мы имеем разные предметы, содержание и смыслы мотивации. Соответственно, в практике, которая строится на психологических основаниях, некие лица, исходя из ценностных (психологических, духовных) ориентиров конкретного человека (как объекта), стремятся через задание для него определенных условий добиться осуществления им некоторой целенаправленной деятельности (точнее – действия или совокупности действий). В достижении целей посредством этой деятельности и состоит смысл мотивации, а субъект деятельности – лишь его средство. В праксеологии же рассматривается субъект, сам наделяющий определенными качествами свою деятельность и стремящийся через это к достижению собственной удовлетворенности. Именно в этом смысл мотивации. Наша оценка мотивации аналогично тому, как Спиноза в своей этике /130/ различает состояние активное, причина которого адекватна, то есть, всецело определяется самим человеком, и состояние пассивное, причина которого вне человека. Активное состояние, увеличивающее способность человека к действию, и есть внутренняя мотивация – самомотивация – в нашем понимании.

Обозначенное различение понятий мотивации в психологии и мотивации в праксеологии все же нельзя считать строгим. Так, психолог Л.С. Выготский утверждал /151, 14/: «Человек сам создает стимулы, определяющие его реакции, и определяет их в качестве средств для овладения процессами собственного поведения. Человек сам определяет свое поведение при помощи искусственно созданных стимуловсредств». И такое видение уже тождественно с праксеологическим. Таким образом, из-за слабой структурированности современной психологии (отмеченной нами через ссылку на А.Н. Леонтьева – психолога школы Л.С. Выготского) и современного управления, а также пока еще слабой проработанности положений праксеологии придется мириться с указанным недостаточно строгим различением предметов.

Действия человека альтернативны, то есть, конкретное действие человеком в некотором конкретном случае может быть и не выполнено.

Психология как раз изучает разнообразные психологические, в том числе, мотивационные условия предсказуемости конкретного поведения человека. Деятельность же человека, как она понимается в праксеологии, единственна и тождественна человеку, и она им осуществляется вообще-то безотносительно к мотивации. Деятельность в принципе непредсказуема и безальтернативна. Мотивация здесь определяет некий интеллектуальный способ преодоления человеком одних своих волевых движений за счет освобождения других, опять же волевых, своих движений.

Итак, мы выделяем так называемую внутреннюю мотивацию – ту, что создается субъектом для самого себя, то есть, он сам наделяет свою деятельность желаемыми (мотивирующими) свойствами, такой субъект деятельности активен, и внешнюю мотивацию – ту, что создается для данного субъекта другими лицами через наделение условий, обстоятельств его деятельности определенными качествами, здесь субъект деятельности пассивен.

Деятельность человека во многом складывается из действий, которые он осознает как необходимые (практически, таковы все «культурные» действия – морально обусловленные, общественные и трудовые обязательства, навыки, привычки человека и т.д.) и ситуация мотивации здесь вообще не возникает. Причем, доля таких действий тем больше в деятельности человека, чем он более развит, так ребенок должен мотивироваться извне почти постоянно. В гипотетическом пределе – у «совершенного человека» – стремление к мотивации вообще не проявляется. Например, следуя завету Н. Рериха: «Молитвенно примем дар труда!» иной человек благодарно трудится в сознании самоценности труда вообще. Таково творчество. Таким образом, стремление к мотивации возникает у человека в ситуации определенного жизненного дискомфорта, негативного напряжения, неудовлетворенности, и этот момент исключительно субъективен по факту, масштабу и характеру. Непонятно, как кто-то другой, кроме самого субъекта деятельности, может взять на себя ответственность точной идентификации этой ситуации у субъекта и пытаться ее изменить через внешнюю мотивацию. Медицинскую практику мы здесь, естественно, не рассматриваем.

В праксеологии мы работаем только с внутренней мотивацией (самомотивацией), как выполняющей «естественную» функцию в построении субъектом своей деятельности. Внешняя мотивация нами не рассматривается, с одной стороны, в силу ее отнесенности к другим дисциплинам, то есть, она вне рамок нашего предмета, с другой стороны, в силу наличия в ней многих рисков непредсказуемости поведения субъекта деятельности, который через внешнюю мотивацию становится средством в достижении целей другими лицами.

По нашему мнению психологическая саморегуляция (подобная описанной у Л.П. Гримака /53/) так же негативна, как и психологическое воздействие извне. Ибо, фактически, любые аутотренинги, самовнушение и т.п. «убивают» в человеке кусочек человеческого. Понятно, что аутотренинг помогает в трудной ситуации, но это для слабых (больных) людей или для специальных случаев (космонавт, разведчик,...), когда человек сознательно идет на ограничение в себе человеческого и настраивается на решение некоторой важной общественной, государственной задачи. Полноценный человек должен преодолевать трудности непосредственно – мобилизуя лишь дозволенные: трезвый ум, личный опыт, дух, терпение.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.