WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 40 |

1) Управление, как специфическая деятельность практики, часто неадекватно возникающим перед ним проблемам и задачам. Субъекты управления, слабо вооруженные профессионально, но вынуждаемые в силу своего особого положения («последняя инстанция») принимать ответственные решения, обычно следуют в них типовым образцам, во всем ищут систему. Фактически, подобная установка, направленная на упрощение ситуации, становится для субъектов управления способом избавления от проблем, но вовсе не способом их решения. Это порождает негативные последствия в виде обеднения «целевых» (управляемых) общественных и экономических процессов – приходят неоправданные стандартизация и унификация, съедающие «живую ткань» этих процессов. Унификация и обеднение общественной и хозяйственной практики совершенно не соответствуют масштабу продвижения наук к новым открытиям, не ориентированы на них. Впрочем, справедливо и обратное – техника и классическое естествознание во многом уже в стороне от ряда сущностных проблем человека, работают с очень малым для него КПД и почти ничего уже не дают человечеству, если, конечно, все еще иметь в виду полноценного человека (пожалуй, актуальной для них остается лишь проблема элементарного выживания человека). В связи с этим особенно важно перенесение акцентов научных исследований на антропологические, социальные направления, в том числе, на проблемы управления. Примечательно утверждение Питера Друкера /63, 64/:

«Фундаментом современного общества, экономики и человеческих отношений являются отнюдь не технологии, и не информация, и не производительность. Фундамент современного общества, экономики и человеческих отношений есть управляемая организация как общественный институт, целью которого является достижение результата». Вот от того, каким окажется этот фундамент, во многом зависит характер нашего будущего.

2) Одновременные пестрота и бедность «картины» в области управления. Теоретик американского управления Г. Кунц отметил /97, 18/: «Тревожит то множество подходов в управленческой теории, которое, являясь обескураживающим и губительным, приводит к некоему подобию борьбы в джунглях». С этим тезисом приходится согласиться, если принять во внимание определенную эклектичность сложившихся подходов к управлению. Однако, нам представляется, что число этих подходов все же не столь велико, как дает эта оценка, по крайней мере, их довольно мало по сравнению, например, с аналогичной характеристикой области математики или любой естественнонаучной области – физики, медицины, биологии. Актуальность отмеченной проблемы подтверждается словами того же Друкера /63, 133/: «Полвека назад, примерно в 1950 году, … мы, диссиденты1, расходились, как и положено «экспертам», в мелочах, зато мы были единодушны в главном: в ближайшем будущем компьютер революционным образом изменит работу топменеджмента. И это – говорили мы – скорее и сильнее всего скажется на политике бизнеса, на стратегиях бизнеса и ключевых решениях в бизнесе. … Трудно было бы заблуждаться сильнее. Революционные изменения проявились только там, где никто из нас и не предполагал – в каждодневной рутинной работе», и далее Друкер резюмирует /63, 31/:

«Есть область, в которой исследования особенно необходимы, – это организация работы топ-менеджмента». Управление не обладает достаточно отработанными предметом и методом, которые создавали бы устойчивый научный каркас – парадигму управления – и исключали бы эклектику даже при значительном разнообразии подходов в этой области. Ситуация в управлении сегодня во многом созвучна с положением в психологии, которое было зафиксировано в 70-х годах советским психологом А.Н. Леонтьевым /85, 90-91/: «Главное, что характеризует нынешнюю мировую психологию, – это гигантская пропасть между горами, монбланами ежедневно накапливаемых фактов в суперсовременных, оснащенных прекрасным оборудованием лабораториях, и жалким, нищенским состоянием теоретического, методологического фундамента нашей науки. Слова эти в полной мере относятся лишь к западной, прежде всего американской психологии, но и у нас далеко не все так благополучно, как хотелось бы. Парадокс в том, что нужда в психологических исследованиях растет лавинообразно. Фирмы, заводы, государственный аппарат, армия – буквально все спешат обзавестись собственной психологической лабораторией. Число публикаций, естественно, увеличивается – в одних только Соединенных Штатах выходит около сорока периодических изданий, целиком посвященных психологической проблематике. Делается немало тонких, умных и полезных работ – и все это на фоне удивительной методологической беспечности. Острая, неотложная потребность сегодняшней психологии – найти теоретические ориентиры, без которых даже самые лучшие конкретные исследования неизбежно остаются близорукими, не связанными между собой, не ведущими к единой цели». Вот почему, несмотря на то, что в деятельности человека (как предмете управления) нет ничего «философичного», более того, деятельность часто противопоставляется философствованию (Н. Бердяевым, например в его этике /31/), методологическая проработка научных оснований управленческой деятельности – ее предмета, метода и других базовых понятий – сегодня исключительно актуальна.

Друкер имеет в виду лиц, отстаивавших в основном коммерческое использование компьютера, а не широко распространенное в то время военное применение вычислительной техники.

3) Отсутствие в управлении научных оснований. О.С. Виханским и А.И. Наумовым обозначен следующий взгляд на управление /42, 5/:

«Управление – это практическая дисциплина. В управлении, в отличие от “классических” естественных наук, нет вечных законов. В менеджменте есть теории и концепции, являющиеся ничем иным как отражением обобщенного опыта управления. И если наступает момент, когда теория не подтверждается практикой, теория уходит как не соответствующая реалиям». Действительно, мы также считаем, что во многом ситуация сегодня именно такова, – нет науки управления, есть скорее некая инженерия управления, которая создает разнообразные средства и методы, но без опоры на науку. Однако, признавая данное положение в области управления, заметим, что оно нас как раз не устраивает. Более того, именно в нем мы видим источник многих трудностей современной практики управления. Поэтому, глядя в будущее, как в осуществление человеком своего стремления к подлинному – возможно главной ценности этого будущего, мы рассматриваем науку также как одну из подлинных ценностей человеческого бытия и, соответственно, как одно из важных направлений движения в это будущее. Потеря, не обретение или недостаточность научных оснований в таких областях человеческой практики как техника, экономика, политика – при одновременно невероятной экспансии их в общественной практике – уже порождают массу проблем (что отмечается, например, в докладах Римского клуба и в работах современных философов и социологов).

4) Отсутствие в управлении ориентации на человека, согласованной с гуманными, нравственными принципами [конкретного] общества. Наверное, многими признается тот факт, что человечеством сегодня не используется (здесь даже точнее сказать – не осуществляется) самый ценный «ресурс» – сам человек. Однако, не как ресурс экономики, техники, политики – здесь он как раз используется и даже чрезвычайно интенсивно, но лишь в виде «частичного», узко специализированного человека, а как полноценный, творческий, свободный, развивающийся человек – как личность. Причем, часто это происходит из-за сознательного сдерживания современными институтами подлинно «человеческого» в нас. Многие социальные и экономические институты совершенно не ориентированы на данный «ресурс», не знают, что с ним делать, как его использовать на благо самому человеку и всему обществу.

Актуально это и для управления, и может быть в наибольшей степени по сравнению с другими профессиональными областями. Ориентация практики управления на ущербного работника – на так называемый тип X по Макгрегору – начинает в конце концов этот тип и воспроизводить (даже и при наличии изначально идеального работника – типа Y). Проблема управления идеальным работником (парадоксально, но именно эта проблема сегодня актуальнее и труднее проблемы управления ущербным работником) созвучна с мыслью Ф.М. Достоевского об идее своего романа «Идиот» (переписка с А.Н. Майковым /62, 336/): «Хочу изобразить вполне прекрасного человека. Но труднее этого ничего не вижу». И сегодня мы можем оценить эти слова. Работы, ориентированные не только на профессионально эффективного человека, но на целостного, успешного в более полном, мировоззренческом смысле человека (в том числе, и в профессиональном отношении) актуальны, но также и чрезвычайно сложны. Успешные, полноценные люди в качестве первых лиц (субъектов управления) – это приоритет и социальный, и хозяйственный, и государственный.

5) Непрофессиональность управления. Хотя формально профессиональность (как дисциплинарность) управления отрицается только восточной традицией, прежде всего японской: управление – искусство, харизма, а не научная или инженерная дисциплина. Но убежденность в том, что управление – это прежде всего административное положение («Дайте мне власть – я знаю что с ней делать!»), широко распространена и на Западе, и в России. И сегодня повсеместно можно наблюдать как те, кто обладает властью, в действительности осуществить ее не могут.

К сожалению, одним невежеством субъектов власти данное положение объяснить невозможно, велика доля ответственности за него и научного сообщества, все еще слабо поддерживающего практику управления дисциплинарно.

Автор благодарит всех, кто оказал поддержку данной работе на разных ее этапах, включая подготовку данной монографии: д-ра экономических наук Н.И. Сидорова, д-ра психологических наук А.В. Филиппова, д-ра экономических наук А.Я. Кибанова, д-ра экономических наук Г.Р. Латфуллина, члена-корреспондента РАН Б.З. Мильнера, канд. психологических наук Е.Б. Моргунова. Автор благодарен также генеральному директору компании «РДТЕХ.ИТ» Ю.М. Сайгину и менеджерам этой компании, чьи талант и огромная работа, ведущаяся в области высоких технологий, оказали неоценимое стимулирующее влияние на данное исследование. Автор сохраняет чувство особой признательности ко Льву Пантелеймоновичу Якушеву, первому заведующему кафедрой менеджмента в социальной сфере ГУУ, где в значительной степени данная работа была выполнена и где автора всегда ждали неизменные внимание и поддержка.

1 Методологическая схема работы Проблемы построения и совершенствования деятельности руководителя мы исследуем в трех родах деятельности: практике, проектировании (инженерии) и науке. Отношение между ними – методологическую схему – иллюстрирует рис. 1.1.

Практика. В прошлом уже уделялось немало внимания отношению производства с проектированием и наукой. Переходом от понятия производства к понятию практики мы значительно расширяем обсуждаемый предмет – практика понимается нами шире производства. Но, и более того, под практикой мы понимаем вообще любую деятельность, рассматриваемую ее субъектом как смысловую, целевую – как «окончательную» для себя, а не как вспомогательную. Для практики допустимо отсутствие внешней востребованности в ней. Востребованность может быть и собственной для субъекта практики.

Общественная востребованность в продукте, услуге Практика Неудовлетворенность (Производство (отсутствие адекватных средств) продукции и услуг) Проектирование Постановка (Создание средств и задачи методов) Неудовлетворенность (нет исчерпывающего описания явления) Наука Формулировка (Новые понятия, проблемы законы) Рис. 1.1. Отношение основных типов деятельностей Знать и действовать – разное. И хотя для человека актуально и то, и другое, но именно в области практики акценты должны быть сделаны на способности человека к действию. В конечном счете, именно «делание дела» составляет существо практики. Практику нельзя «объяснить» наукой, в ней теории (идеальное) в «чистом» виде не работают, не работает и предсказательная сила науки, всему этому непосредственно в практике нет места. В то же время, способность субъекта практики к действию в значительной степени определяется его вооруженностью инженерными средствами и методами (также большое значение имеют волевые параметры субъекта деятельности, но этой области мы не касаемся). Субъект практики может испытывать неудовлетворенность, прямо связанную с отсутствием адекватных методов и средств, то есть таких, которые открывают ему саму возможность к действию. В этом случае практик адресует свою неудовлетворенность инженеру (проектировщику).

Проектирование. Как отмечалось А.С. Казарновским /71/, в области управления часто отсутствует проектная деятельность. Соглашаясь с такой критической оценкой, остановимся на более подробном обсуждении понятия проектирования (инженерии).

Инженерия появилось как область, осуществляющая связь производства с наукой. В понятие «инженерия» В.Г. Горохов и В.М. Розин, например, включают /51/: изобретательство, проектирование, конструирование и отладку. Причем, вначале инженерия была приоритетно ориентирована на проектирование продукта производства и лишь как бы попутно – на проектирование средств производства. Но позже, тот же В.Г. Горохов уже подчеркивает /52, 73/: «Современная инженерная деятельность видоизменяется. Сегодня речь идет скорее не о разработке отдельных инженерных объектов, а о проектировании всей системы деятельности, в которую они включаются». Как видим, инженерия здесь ориентирована уже не на производство, но на более широкое понятие деятельности – на практику в нашей терминологии. Ту систему деятельности, которую создает инженерия (по Горохову), мы будем называть средствами и методами практики. И они довольно разнообразны.

Отказ от использования нами термина «система» в пользу более узких по смыслу терминов «средство» и «метод» не случаен, этим мы пытаемся избежать определенных рисков. Провозглашение системы деятельности предметом инженерии выбивает почву из-под субъекта практики, сводит его роль лишь к «функционированию» в этой созданной инженером системе. Но «функционирование» уже не может составить для субъекта самостоятельной и значащей деятельности, то есть, практика исчезает! Таким образом, от исходной (и проблемной) ситуации отсутствия профессионально самостоятельной проектной деятельности мы в этом случае приходим к ситуации исчезновения профессионально самостоятельной практики. К сожалению, отмеченная демаркация до сих пор должным образом не осознана и не обозначена (в том числе, в так называемой методологии системного проектирования /28, 18-24/), отчего как практика, так и проектирование имеют множество проблем и рисков.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.