WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В нем рассмотрены своеобразие выражения высоких идеалов (святая вера и религиозное утверждение личности) Лермонтова и Одоевского в непосредственном контексте эпохи.

1830-е годы являлись временем расцвета творчества Лермонтова и Одоевского, которых связывала общность позиций в искусстве, интерес к историческому прошлому своей страны и народной жизни, осмысление религиозно-нравственного смысла бытия.

И.П. Щеблыкин подчеркивает важную мысль о преобладании религиозно-нравственных идей в сознании людей 30-х гг. XIX века:

«Поступки людей стали восприниматься сквозь призму больших человеческих целей, достичь которые невозможно, отбросив идею добра, а тем более естественные понятия о нравственности»1.

Автор диссертации обращается к пересмотру противоречивой личности императора Николая I. Религиозное мировоззрение правителя формировалось в непосредственной связи с религиозно-философскими устоявшимися представлениями, а также исканиями эпохи. В новаторском исследовании Б.Н. Тарасова «Куда движется история (Метаморфозы людей и идей в свете христианской традиции)» (2002) проанализированы черты правления Николая I в противовес уже сложившимся суждениям о 1830-х–1840-х годах, как о «периоде мрачной реакции и безнадежного застоя, когда повсюду водворялись деспотический произвол, казарменный порядок и кладбищенская тишина»2. Не оправдывая Николая I в его вмешательстве в жизнь Лермонтова и Одоевского, все же следует пересмотреть привычные суждения об отрицательной роли императора в общественной и политической жизни России начала XIX века.

В 30-е годы XIX века Россия уже вышла и закрепилась на путях развития самостоятельной философской и исторической мысли. Потребность определить «дух» России, ее национальное лицо осознается многими мыслителями, философами, писателями, в том числе и поэтами Лермонтовым и Одоевским.

На духовную атмосферу николаевской эпохи во многом повлияли многочисленные формы общения образованной части российского общества Щеблыкин И.П. Лермонтов: Жизнь и творчество. Саратов; Пенза, 1990. С. 5.

Тарасов Б.Т. Куда движется история (Метаморфозы людей и идей в свете христианской традиции).

СПб., 2002. С. 66.

– салоны, кружки... Образование и развитие кружков и салонов, в начале XIX века, особенно в период с 1820 по 1830 гг., были уникальными. Именно в салонах начинались первые идейные дискуссии славянофилов и западников.

Славянофильство зародилось и воспитывалось преимущественно в родственных по духу салонах А.П. Елагиной, Д.Н. и Е.А. Свербеевых, М.П. Погодина, С.А. Соболевского, А.В. Сухово-Кобылина и других.

Н.А. Резник подчеркнула немаловажную роль славянофильства в жизни и творчестве изучаемых русских писателей1.

Утверждение национального самосознания не могло состояться без национального поэта. Так все назвали А.С. Пушкина; сопоставляя его раннее творчество с поэзией М.Ю. Лермонтова, В.Г. Белинский один из первых уловил в новизне лермонтовских стихов голос новой эпохи, новой социально-психологической ситуации.

Во втором параграфе «Религиозное сознание первых десятилетий XIX века» основное внимание сосредоточено на духовной атмосфере, с которой были неразрывно связаны усвоение литературой православных идей, обращение к истокам русского Святоотеческого Писания, осмысление в целом русской культуры как способа познания мира с позиций христианского миропонимания. Личности святых подвижников русской церкви (митрополита Гавриила, преподобного Серафима Саровского, митрополита Филарета и многих других), их наставления, поучения оказывали благотворное религиозное воздействие, которое испытывали на себе русские писатели и поэты того времени.

Внутреннюю связь Преподобного Серафима Саровского и Лермонтова, хотя непосредственного знакомства между ними никогда не было, прослеживает И.А. Киселева в статье «Преподобный Серафим Резник Н.А. М.Ю. Лермонтов и его спутники: жизненные и творческие связи. Ханты-Мансийск, 2004. С. 189.

Саровский и М.Ю. Лермонтов»1 (2006). Указывая на православную основу воспитания поэта, исследовательница отмечает параллельное развитие духовных возможностей, их соотношение в наследии Преподобного Серафима Саровского и Лермонтова.

В первые десятилетия XIX века Россия вставала на путь духовного возрождения. Особое влияние на религиозное сознание представителей русской философии и литературы начала XIX века оказала Оптина Пустынь, ее роль в развитии русской литературы уникальна.

Одной из наиболее ярких форм духовной жизни первых десятилетий XIX века, как и в прошлые времена, являлись паломнические описания «Путешествия по Святым местам». Они становились любимым чтением верующих. Именно к Палестине были прикреплены и в ней сосредоточены важнейшие нити миродержавного Промысла. По утверждению Н.Н. Лисового, «Иерусалим и Святая Земля занимают особое, исключительное место в структуре библейского космоса, а значит, и в сакральной географии всего христианского человечества»2.

Богослов Г.В. Флоровский русское религиозное сознание первой половины XIX века справедливо объединял с такими понятиями, как «философское рождение или пробуждение», «распадение «внутреннего стремления» со «внешней действительностью», «душевный сдвиг»3. Это неприятие, отторжение от жизни, будучи исторически обусловленными, чувствовало на себе новое поколение людей двадцатых-тридцатых годов, именно им надо было пройти нелегкий путь так называемого духовного «воскрешения».

Особенности духовной жизни, религиозного сознания в России первых десятилетий XIX века, были определены потребностью людей в вечных Киселева И.А. Преподобный Серафим Саровский и М.Ю. Лермонтов // Россия в духовных поисках современного мира. Нижний Новгород, 2006. С. 286–298.

Лисовой Н.Н. К истории русского духовного присутствия в Святой Земле и на Ближнем Востоке // Труды института Российской истории РАН 1997–1998 гг. Вып. 2. М., 2000. С. 56.

Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Париж, 1988. С. 234.

идеалах добра, справедливости, а также конкретными историческими обстоятельствами, без которых невозможно представить культурное, нравственное развитие общества, формирование национальной русской идеи.

Во второй главе «Религиозно-патриотический пафос творчества А.И. Одоевского» рассмотрению подвергаются стихотворения поэта и его поэма «Василько», в них выявляется ценный религиознонравственный, патриотический смысл. Личность Одоевского – одного из самых ярких и талантливых поэтов гражданственного романтизма имеет колоссальное значение для понимания русской духовности.

Глава содержит три параграфа, в первом из которых – «Личность и миропонимание А.И. Одоевского» рассматриваются религиознопатриотические убеждения и в целом мироощущение поэта.

Соратники-декабристы (А.П. Беляев, А.Ф. Бригген, М.И. МуравьевАпостол, М.А. Назимов, А.Е. Розен), друзья-литераторы (Д.В. Веневитинов, А.С. Грибоедов, М.Ю. Лермонтов) считали князя Одоевского высоконравственным, правдивым, порядочным человеком.

Барон А.Е. Розен в предисловии к «Полному собранию стихотворений князя А.И. Одоевского» (1883) вспоминал о лучшем друге: «А.И. Одоевский был в высшей степени нравственный человек, как до ссылки, так и на поселении и во время солдатской жизни: он был христианин без ханжества, без фарисейства, с философическими воззрениями Канта и Фихте. В частной дружеской беседе любимым предметом его были рассуждения о бессмертии души отдельного лица и о бессмертии общем всего рода человеческого.

Страстно любил он родину, народ и свободу в высоком смысле общего блага и порядка»1.

Религиозное миропонимание Одоевского направляло его художественную мысль, определяло выбор эстетических и духовнонравственных ценностей, являлось главным показателем морального Одоевский А.И. Полное собрание стихотворений князя (Собрал барон А.Е. Розен). Пб., 1883. С. 9.

становления и развития личности поэта. Одоевский – поэт религиозного миропостижения, прославляющий нравственную чистоту, поэт-патриот, преданный своей Родине и уважающий ее старинные предания и обычаи.

Во втором параграфе – «Религиозно-нравственный смысл лирики А.И. Одоевского в свете патриотических исканий поэта» – предпринята попытка осмыслить важнейшую составляющую романтической лирики поэта, основанную на религиозном чувстве.

Воплощению самых тонких религиозных чувствований, восстановлению гармонии мира вещественного с миром нравственным была предназначена лирика Одоевского. Дар облекать словом то, что ощущаем в самих себе, очень редок, но он был открыт и доступен Одоевскому. Поэт был способен к ощущениям глубоким, в сердцах людей он находил возвышенные чувства, прочитывал мысли, предназначенные для создания гениальных творений.

Одоевский – Истинный Поэт с особым, присущим только гениям чувствованием прекрасного, жаждущий всем своим пылким и страдающим сердцем излить Поэзию своей души.

В творческом наследии Одоевского выделяется несколько разновидностей лирики, создаваемой поэтом в разное время: ранняя лирика 1820–1827 гг. (додекабрьского и начала декабрьского периода); «каторжная» лирика 1827–1837 гг. (периода заточения в Петропавловской крепости, пребывания в Читинском остроге, на Петровском заводе); лирика периода кавказской службы 1837–1838 гг. Тематическое разделение определяется двумя типами лирики: религиозно-нравственная (исповедальная) лирика и историко-патриотическая лирика. По мнению В.Н. Касаткиной, в романтической поэзии Одоевского выделяется две главные струи:

«лирическое, философское самопознание и лиро-эпические или лиро-драматические, обычно обращенные к историческому прошлому, поэтические перевоплощения»1.

В лирике Одоевского часто встречаются образы матери и отца;

лирический поэт связан с ними Небесными силами. Эти образы центральные в стихотворениях «Матери», «Как недвижимы волны гор…», «По дороге столбовой…», «На грозном приступе, в пылу кровавой битвы…». В кругу своих любимых родителей лирический поэт находит покой, гармонию и счастье. Одоевский был верен памяти славного прошлого Древней Руси, поэтому в его стихотворениях образ матери нередко сливается с образом Родины-матери.

Стихотворение «Матери», посвященное матушке поэта Прасковье Александровне Одоевской (1770–1820), говорит о религиозной настроенности поэта. Образ «отлетевшей» предстает как некое «бестелесное», «ангелоподобное существо», непосредственно связанное с образом птицы, символом божественной сущности. Лирическое «я» стремится к скорейшему единению души своей с душой матерью; связи земные между ними были потеряны, религиозно настроенный Одоевский верил, что связи духовные разрушить невозможно.

Обращаясь к тексту стихотворения, можно утверждать, что отношение Одоевского к матери выражалось в высоком обоготворении ее образа как родного человека. Первые строки говорят о духовной близости матери и сына, потеряв одного, другой старается обрести покой с помощью небесного соединения («Тебя уж нет, но я тобою / Еще дышу; / Туда, в лазурь, я за тобою / Спешу, спешу!»). Лирический поэт вместе с матерью уже не живет, а «еще дышит» ею. Смысл жизни поэт не видит на земле без той, с которой он был так близок духовно. Поэт стремится не к окончанию жизненного пути Касаткина В.Н. Поэзия гражданского подвига: Литературная деятельность декабристов. М., 1987.

С. 55–56.

как такового, а мечтает улететь в «лазурь», за своим духовным первоначалом – за матерью.

В стихотворении возникает образ птицы, а именно ласточки – символ весны, утра, возрождения, надежды, символ воскрешения во многих культурных традициях. Ласточка – это эмблема деторождения. Образ птицы соединяет смысловое поле – земля – небо в духовном взлете лирического поэта.

Несмотря ни на что лирическое «я» все-таки хочет вернуться на «бедный мир», где, как он сам признается, «крест я дружно с тобою нес».

Образ креста всегда был главным символом христианского мира. Для лирического «я» крест – это и символ самого Христа, и символ того крестного пути, который заповедовал нам Господь. Этот конечный отрыв души автора от действительной земной жизни.

Из стихотворения становится понятно, что желание героя пролиться «алмазом слез на бедный мир» возникает в душе совершенной, духовно сильной. Слезы, проливаемые в виде дождя на греховную землю, это – Божья милость, прощение Всевышнего за все злодеяния и беды, творившиеся на земле, причинявшие страдания.

Кольцевая композиция стихотворения позволяет лирическому «я» вернуться на чистое, лазурное небо, побывав на грешной земле, и оставить свое христианское прощение за страдания судьбой ему предначертанные.

Умиротворяющие начала, смирение, любовь во имя воскрешения страдающей души – вот главные составляющие лирического переживания духовной трагедии человека, потерявшего родное и самое любимое.

Религиозно-патриотический смысл, пронизывающий практически все стихотворения Одоевского, заключается для поэта в идее нравственного подвига во имя Истины. О духовном понимании жертвенности на благо Родины позволяют говорить стихотворения Одоевского. Часто в образном строе стихотворений появляются образы домашних икон, православных обителей, раздается «громкий гул колоколов». К наиболее ярким относится образ Святой Софии, покровительницы Новгорода, где София не только Премудрость Божья, но и более широкое христианско-философское понятие – высшая мудрость, смысл жизни. В «новгородский» цикл стихотворений входят лирические произведения, написанные на исторические события – «Старица-пророчица» (Шелонская битва 14 июля 1471 года), «Зосима» (рассказ о видении соловецкого игумена Зосимы), «Неведомая странница» (покорение Новгорода Иваном III в 1478 году), «Иоанн Преподобный» (казни в Новгороде в 1570 году), «Кутья» (разгром Новгорода Иоанном Грозным в 1570 году).

Обращение к историческому прошлому – прием, с помощью которого автор призывает всех задуматься о своих душах и обратиться к своей совести, учесть опыт прошлых лет. Автору также присущ прием аллюзионности, когда сквозь исторический рисунок баллады просвечивают события современные поэту. Сопоставление гибели вечевых республик с разгромом декабристов проводилось многими исследователями.

Особый внутренний драматизм и даже трагедийность при неразвитости внешних действий, «видения», как постоянный прием, и аллюзионность, религиозная символика – все это своеобразные черты стиля Одоевского, которые свидетельствуют о даровании и оригинальности поэтической манеры поэта.

В период между 1830–1835 гг. Одоевский создает свои настоящие религиозные стихотворения, к ним относятся элегия «Два образа» (1830), «Венера небесная» (1831 или 1832), «Два духа» (1831 или 1832) и другие.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.