WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

6. Оценить состояние культурной политики в национальных районах трех Северо-Восточных провинций КНР.

Объектом настоящего исследования является национальная политика КПК в период КНР.

Предметом выступают особенности реализации национальной политики КПК и ее результаты в Северо-Восточных провинциях КНР в период осуществления курса реформ и открытости.

Lee Chae-Jin. The Political Participation of Koreans in China // Koreans in China… P. 93 –114.

Kim Si Joong. The Economic Status and Role of Ethnic Koreans in China // The Korean Diaspora in the World Economy / International Institute for Economy. Special report 15. - [Б.м.], 2003.

Р. 101 – 130.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом с 1978 по 2002 гг. Нижняя граница определяется принятием решения на третьем пленуме ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.) о проведении политики реформ и открытости, а верхняя – проведением XVI Всекитайского съезда КПК (ноябрь 2002 г.), на котором произошла смена руководства партии и государства, в результате чего осуществлена корректировка направления реформ. В ряде случаев, для лучшего понимания этапов развития национальной политики в регионе нами привлекались материалы по исследуемой проблематике со времени основания КНР (1949 г.) до 2006 г.

Территориальные рамки исследования включают районы трех Северо-Восточных провинций КНР – Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин.

Все названные провинции едины с этнокультурной и физикогеографической точек зрения, тесно связаны политически и экономически, поэтому мы рассматриваем их в данных границах.

Методологическую основу исследования составляют концепции и теоретические разработки, содержащиеся в работах отечественных (А.А. Москалев, М.С. Лазарев, Ж.Т. Тощенко) и зарубежных (Дж. Т. Дрейер) ученых, посвященных теории национального вопроса, а также системе районной национальной автономии в Китае.

Национальная политика в настоящей работе рассматривается как компонент внутриполитического курса КПК, направленного на осуществление «четырех модернизаций», то есть обновление промышленности, сельского хозяйства, обороны, науки и техники. Политика реформ и открытости, проводимая в современном Китае, является частью общего процесса модернизации страны, начавшегося еще в середине XIX в.

Одним из основателей классической теории модернизации был Ш. Эйзенштадт. Под модернизацией он понимал «процесс изменения в направлении тех типов социальной, экономической и политической систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX в. и затем распространились на другие европейские страны, а в XIX и ХХ вв. на южноамериканский, африканский и азиатский континенты»41. Предполагалось, что модернизация в азиатских странах приведет к подобным результатам, что в Европе и Северной Америке. Однако, во второй половине ХХ в. проявились особые черты в развитии неевропейского мира, что заставило ряд исследователей отказаться от этой теории.

Тем не менее, потенциал рассматриваемой теории не был полностью исчерпан. В настоящее время А.В. Виноградовым предложено новое понимание модернизации. Ученый считает, что данное явление протекает не в форме «четко выраженных периодов взрывного (революциЦит. по: Виноградов А.В. Китайская модель модернизации. Поиски новой идентичности.

– М., 2005. С. 6.

онного) и стабильного (эволюционного) развития, а представляет собой процесс «постоянной смены» состояний развития, который рассматривается «в качестве одной из важнейших ценностей современного общества»42. Таким образом, снимается вопрос о конечном этапе и специфике модернизации в отдельных странах и регионах мира.

Фактически, модернизация основана на росте возможностей применения новых технологий и в первую очередь затрагивает экономическую сферу, в дальнейшем приводя к изменениям в социальной, политической и культурной областях43. Экономическая модернизация началась в ханьских районах Китая, а во второй половине ХХ в. активно проявилась в местах проживания этнических меньшинств, что привело к росту сепаратизма и фундаментализма в некоторых из них.

Основными методами в настоящем диссертационном исследовании выступают сравнительно-исторический, проблемно-хронологический и статистический.

Сравнительно-исторический метод дает возможность провести сопоставление социально-экономического развития неханьских районов Северо-Восточного Китая в период КНР, что позволяет определить успехи и недостатки национальной политики в регионе. Также, сравнение некоторых социальных явлений, протекающих среди родственных народов Дунбэя, Сибири и Дальнего Востока позволяет выявлять наличие сходных проблем у этнических меньшинств российско-китайского приграничья.

Проблемно-хронологический метод использован автором для анализа социально-экономических противоречий в реализации национальной политики КПК на Северо-Востоке Китая в диахроническом аспекте.

Статистический метод позволяет исследовать большой массив статистических данных и выявлять основные проблемные точки в развитии экономики, социальной и культурно-образовательной сфер в районах проживания неханьских национальностей региона.

Источниковая база. Источники по данной теме можно разделить на несколько групп. Первая группа источников представлена законодательными актами КНР, а также местными законами, регулирующими систему районной национальной автономии и закрепляющими политические права национальных меньшинств. В частности, нами привлечены тексты конституционных актов 1949, 1954, 1975, 1978 и 1982 гг.44, в которых определен курс китайского руководства в области национальной Там же. С. 10.

Ерасов Б.С. Цивилизации: универсалии и самобытность. – М., 2003. С. 381 – 383.

Образование Китайской Народной Республики. Документы и материалы. – М., 1950; Конституции Китайской Народной Республики 1954, 1975, 1978 и 1982 годов. – М., 1983.

политики в соответствующие временные рамки. В «Основных принципах осуществления местной национальной автономии в КНР» (1952 г.) и «Законе о районной национальной автономии» (1984 г. и в редакции 2001 г.)45 закреплены права органов местного самоуправления автономных районах Китая. Этот нормативный акт дополнен положениями «Закона КНР об организации местных собраний народных представителей и местных народных правительств различных ступеней», который детально регламентирует все вопросы, связанные с деятельностью местных органов власти в национальных районах46.

В качестве региональных правовых актов нами использованы тексты «Положений об автономии Яньбянь-Корейского автономного округа» (1958 и 1985 гг.) и «Положение о национальных волостях пров.

Хэйлунцзян»47, в которых отражены особенности функционирования автономии в некоторых национальных районах Северо-Восточного Китая. К региональным международно-правовым актам относится заключенный между правительствами Яньбянь-Корейского округа и г. Владивостоком «Меморандум об установлении отношений дружественного обмена и торгово-экономического сотрудничества»48, а также «Договор о связях Нанайского района Хабаровского края и города Тунцзяна Китайской Народной Республики»49.

Вторая группа источников представлена материалами съездов КПК и различными выступлениями партийно-государственных деятелей, в которых закреплен основной курс китайского руководства в национальной политике. В частности, это доклады генеральных секретарей Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики. – М., 1955; Китайская Народная Республика: Законодательные акты. 1984 – 1988. – М., 1989.

Китайская Народная Республика: Законодательные акты. 1984 – 1988… Основные нормативные акты о местных органах государственной власти и государственного управления Китайской Народной Республики. – М., 1959; Чжунго фалюй няньцзянь (Китайский юридический ежегодник). – Шанхай, 1987; Чжунго фалюй няньцзянь – (Китайский юридический ежегодник - 1990). – [Б.м.], 1990.

Меморандум об установлении отношений дружественного обмена и торговоэкономического сотрудничества между Яньбянь-Корейским автономным округом КНР и городом Владивостоком Российской Федерации. [Электронный ресурс]. Доступно из URL:

http://www.vlc.ru/inter/ru/broth/Ianbian.htm [Дата обращения 27.07.2006].

Договор о связях Нанайского района Хабаровского края и города Тунцзяна Китайской Народной Республики // Мы – единый народ: о десятилетии восстановления этнических связей нанайцев России и Китая. – Хабаровск, 2002.

КПК съездам партии50, а также программные выступления Дэн Сяопина и Цзян Цзэминя51.

Опубликованные документальные материалы составляют третью группу источников. К ним можно отнести документ Государственного комитета по делам национальностей при Госсовете КНР, посвященный организации Северо-Восточного института национальностей52. К сожалению, в трех томах «Избранных документов госкомнаца» СевероВостоку посвящен только этот документ.

В четвертую группу источников входят опубликованные статистические материалы. Данные «Статистического сборника ЯньбяньКорейского автономного округа» позволили рассмотреть динамику социально-экономических изменений в автономном округе с 1949 по 1997 гг., а ежегодники и статистические сборники – по провинциям Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин53. В последнее время в КНР стали издавать и специальные статистические сборники по национальным районам (в работе используются материалы таких публикаций за 1999 и 2003 гг.)54.

Пятая группа источников – это данные периодических изданий и информационных агентств: газеты «Жэньминь жибао», журналов «Миньцзу туаньцзе» (Единство национальностей), «Чжунго миньцзу» (Национальности Китая), «China Reconstructs» и «Beijing Review». Также в качестве источника мы использовали материалы информационного агентства «Синьхуа», электронной газеты «Жэньминь жибао – он-лайн» и некоторых других информационных агентств.

К шестой группе относятся архивные материалы. При подготовке диссертационного исследования были изучены материалы отечественного ученого В.С. Старикова, находящиеся в архиве Музея антропологии и этнографии РАН (Кунсткамера им. Петра Великого). Кроме того, мы проанализировали «Докладную записку о современном положении тун XII Всекитайский съезд КПК. Документы. – Пекин, 1982; XIII Всекитайский съезд КПК. – М., 1988; доклады Цзян Цзэминя XIV и XV съездам КПК представлены в сборнике: Цзян Цзэминь. Реформа. Развитие. Стабильность. Статьи и выступления. – М., 2002.

Дэн Сяопин. Строительство социализма с китайской спецификой. Статьи и выступления.

– М., 2002; Цзян Цзэминь. О социализме с китайской спецификой. – М., 2002 – 2004. – Т. – 3.

Гуаньюй чоу цзянь Дунбэй миньцзу сюэюань дэ цинши баогао (Инструкции относительно создания Северо-Восточного института национальностей) // Гоцзя миньвэй миньцзу чжэнцэ вэньцзянь сюаньбянь (Избранные документы и материалы по национальной политике Государственного комитета по делам национальностей). – Пекин, 1988.

Яньбянь тунцзи няньцзянь – 1998 (Статистический сборник Яньбянь-Корейского автономного округа - 1998). – Пекин, 1998; Цзилинь тунцзи няньцзянь – 2000 (Статистический ежегодник пров. Цзилинь - 2000). – Пекин, 2000; Хэйлунцзян няньцзянь – 2004 (Ежегодник пров. Хэйлунцзян - 2004). – Пекин, 2004 и др.

Чжунго миньцзу тунцзи няньцзянь – 2000 (Статистический ежегодник национальностей Китая – 2000). – Пекин, 2000; Чжунго миньцзу тунцзи няньцзянь – 2004 (Статистический ежегодник национальностей Китая – 2004). – Пекин, 2004.

гусо-маньчжурских народов КНР»55. Этот документ составлен по результатам полевого исследования В.С. Старикова в Северо-Восточном Китае в середине 1960-х годов. В нем он приводит данные по межнациональным отношениям в регионе накануне «культурной революции».

Несмотря на некоторую фрагментарность и политизированность источников, используемые в диссертации материалы позволяют оценить основные направления и результаты национальной политики КПК в национальных районах Северо-Восточного Китая.

Научная новизна. Настоящая работа является первым в отечественной историографии исследованием, в котором была предпринята попытка комплексного анализа реализации национальной политики КПК в Северо-Восточном регионе КНР в период с 1978 по 2002 годы. На региональном материале показана связь национальной политики и процессов модернизации китайского общества. Предложена новая оценка причин успеха распространения образования среди китайских корейцев.

Практическая значимость. Выводы диссертации могут быть использованы для построения типологии региональных моделей национальной политики Китая, сравнительного анализа социальноэкономического и культурного развития этнических меньшинств российско-китайского приграничья. Материалы исследования возможно привлечь для подготовки обобщающих изданий по истории СевероВосточного Китая, положить в основу читаемых в вузах специальных курсов по истории КНР.

Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в 7 публикациях, а также обсуждались на региональных («Этнология и образование», г. Владивосток, 2002; VIII, IX и X Дальневосточной конференции молодых историков Владивосток, 2004, 2005, 2006), международных конференциях (XXXVII Международный конгресс востоковедов, ICANAS – 37, Москва, 2004) и годичной научной сессии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Владивосток, 2007).

Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемых источников и литературы и приложения.

Во введении обоснована актуальность темы, определены объект и предмет исследования, цели и задачи, территориальные и хронологические рамки, источниковая база, обозначены методология, научная новизна работы, практическая значимость полученных результатов, апробация и структура диссертации.

Глава 1. Национальная политика КПК в системе четырех модернизаций (1978 – 2002 гг.), состоит из двух параграфов. В ней оп Архив МАЭ РАН. К-1. Оп. 1. №-763.

ределяется место национальной политики в проводимом правительством КНР курсе на реформу и открытость.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.