WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Исследуя место и роль расового фактора в политической сфере, автор приходит к выводу, что специфика категорий расы и этничности кроется в их противоречивости по отношению к политической проблематике. С одной стороны, с течением времени содержание данных понятий претерпевало изменения под влиянием трансформирующейся государственной идеологии, находившей выражение в государственных переписях. С другой стороны, несмотря на меняющееся содержание расовых категорий, они априори сохраняют и поддерживают во властных элитах иллюзию своей «природности» – постоянной и неизменной, подтверждаемой различными теориями.

Вторая глава «Расовые отношения как фактор социальнополитической эволюции Латинской Америки» состоит из трех параграфов и посвящена сравнительному анализу и характеристике этапов и особенностей социально-политического развития Венесуэлы и Бразилии сквозь призму расовых отношений в исторической перспективе.

В главе рассматривается история становления Латинской Америки как расового «перекрестка» в ранний колониальный период. В ходе анализа формирования системы расовых отношений в Бразилии и Венесуэле автор выявляет условия проживания и взаимодействия африканцев, индейцев и европейцев в португальской и испанской колониях.

На основе анализа делается вывод о том, что в целом венесуэльская и бразильская колониальная системы были схожи в своем стремлении сохранить три отдельные категории населения: европейцев-правителей, индейцев-данников и африканцев-рабов. Однако колониальный идеал такого разделения был подорван процессами расового смешения (метисации), а метисация в ходе колонизации, в свою очередь, подрывала идентичность всех расовых групп Латинской Америки.

В главе исследуется положение трех расовых групп в начале XIX в. и их участие в борьбе за освобождение от колониальной зависимости. Автор подчеркивает, что, несмотря на начавшееся размывание расовоэтнического самосознания, к началу освободительных войн в Латинской Америке существовало значительное количество людей с осознанной расово-социальной идентичностью.

В силу различий в освободительном движении Бразилии и Венесуэлы африканские рабы сыграли различную роль в борьбе за независимость и последующей отмене рабства в этих странах. В испанской колониальной системе освободительные процессы начались с известной долей условности «снизу», т.е. побудительные движения исходили от креольских колонистов, нашедших, хотя и не сразу, поддержку других групп населения. Испанская корона сохраняла жесткую и непримиримую позицию в вопросе о независимости американских колоний, поэтому борьба за независимость в испанских колониях стала настоящей «войной за независимость».

В Бразилии освобождение от власти метрополии происходило в более умеренной форме, хотя и здесь имели место восстания дискриминируемых категорий населения. Бразилии удалось избежать гражданской войны во многом благодаря тому, что португальская корона сама инициировала процесс освобождения, заявив о своем намерении ликвидировать работорговлю и пойдя на определенные уступки бразильской элите в вопросе о суверенитете.

При анализе тенденций в расовых отношениях, возникших после обретения колониями независимости и государственности, автор рассматривает теоретические и практические направления государственной политики новых государств в отношении расовых групп.

В частности, проанализирована ассимиляционистская идеология «беления» и ее практическое применение, рассмотрена теория «расовой демократии» и ее преломление в разработках латиноамериканских ученых того периода и официальной государственной политике. На основе проведенного анализа автор приходит к выводу, что ассимиляционистские установки Латинской Америки на рубеже XIX-XX вв. были очевидным следствием желания либералов-реформаторов следовать европейским образцам культуры и развития, которые помогли бы им войти в мир бывших метрополий. Несмотря на кажущийся антирасизм, побуждаемый националистическими устремлениями молодых латиноамериканских элит, идеология и политика расового смешения носила, по сути, расистский характер, что особенно отчетливо проявлялось в вопросах иммиграции.

Третья глава «Расовые отношения и государственная политика в Бразилии» состоит из четырех параграфов и посвящена анализу современного состояния и основного содержания отношений и государственной политики в расовой сфере в Бразилии. К середине ХХ в. Бразилия представлялась миру образцом идеальной и реальной «расовой демократии», на которую должно было равняться.

В 1951 г. при поддержке ЮНЕСКО был подготовлен крупный исследовательский проект, главная идея которого состояла в подтверждении того, что Бразилия, представляя собой нейтральный пример в смысле расовых предрассудков, могла бы служить примером для других стран. Но вместо того, чтобы подтвердить мысль о положительном влиянии метисации на жизнь бразильской нации, большая часть ученых пришла к совершенно иным выводам и продемонстрировала границы «расовой демократии», за которыми обнаружились глубокая дискриминация во всех сферах общественной жизни и сохранившиеся расовые предрассудки Автор выявляет специфику отношения к понятию «раса» в бразильском обществе и государстве в настоящее время. Автором отмечается, что до самого последнего времени тема расовых отношений имела статус нежелательной в бразильском обществе и обсуждалась с большой неохотой, хотя в политическую повестку дня она вошла еще в 1995 г. после нашумевшего выступления бразильского президента Ф.Э. Кардозу, в котором тот заявил, что в Бразилии всегда существовала расовая дискриминация в отношении чернокожего населения.

Исследуя причины такого отношения к расовому вопросу, автор обнаруживает, что вопросы, кто черный и кто белый в Бразилии, отнюдь не являются риторическими для жителей этой страны, хотя в Бразилии, в отличие от большинства латиноамериканских стран, категория «раса» входила в вопросы государственной переписи с 1940 г. В ходе анализа автор выявляет, что большую неопределенность в расовые отношения вносит расовая классификация: несмотря на то, что государство обозначило конкретные расовые категории для сбора информации, оно не определило критерии принадлежности к той или иной группе. Поэтому такое разделение часто вызывает несогласие у некоторых групп бразильского населения, особенно тех, кто относится к официальным группам «черных» (прето) и «коричневых» (пардо).

Кроме определяющей роли государства в расовой сфере, автор выделяет еще две особенности расовых отношений в Бразилии: расовая идентичность определяется не происхождением, а цветом кожи; контекстуальные обстоятельства также модифицируют маркировку расово-цветовой идентичности. Иначе говоря, существует корреляция между цветом кожи и социально-экономическим и политическим статусом.

Диссертант проводит анализ расовых отношений в Бразилии с точки зрения социальной коммуникации, социальной дистанции и взаимодействия различных социальных групп. На этом уровне отношения между расовыми группами кажутся если не гармоничными, то, по крайней мере, стремящимися к пресловутой «расовой демократии». В межличностных отношениях бразильский образ жизни отличен от остальных латиноамериканских стран. В противоположность испаноязычной Латинской Америке, где поведение людей более формально и строго, культурные ценности Бразилии основаны на толерантности, терпимости и приветливости. Автор показывает, что на уровне горизонтальных отношений рождается феномен под названием «сердечный расизм», и раскрывает это явление.

Автор исследует осуществление расового взаимодействия на вертикальном уровне. По мнению автора, здесь основным выражением расизма служит значительное социально-экономическое неравенство различных групп населения. Расовая неопределенность странным образом исчезает, а на смену ей приходит вполне определенная расовая классификация, позволяющая осуществлять дискриминацию в получении доходов, распределении материальных благ и доступе к социальному капиталу. Здесь наиболее очевидной становится связь между «колоризмом» (дискриминацией по цвету кожи) и «классизмом» (дискриминацией по принадлежности к классу). Вместе с тем автор подчеркивает, что по мере улучшения социальноэкономического положения бразильцев расовая дискриминация не уменьшается, а напротив, возрастает – в социальном статусе и политической сфере.

В главе также рассматривается деятельность бразильского правительства в сфере расовых отношений с 1960 по 2007 гг., прослеживаются и характеризуются тенденции в политическом курсе, возникавшие в разные исторические периоды (военная диктатура, демократизация, современный этап). Автор отмечает, что в период военной диктатуры вся полемика по расовому вопросу была прекращена. Военные поддерживали идею бразильской «расовой демократии», и правительственная цензура изымала из СМИ любую критику образа гармоничных расовых отношений в Бразилии.

Ослабление военного режима в середине 1970-х гг. несколько изменило ситуацию, но основные сдвиги в расовой политике начались только с конца 1980-х гг.

Автор приходит к выводу о том, что расовый вопрос становится важной частью бразильской государственной повестки лишь с 2001 г. в связи с Дурбанской конференцией против расизма и ксенофобии и последовавшими затем реформами в образовательной и трудовой сферах. Современная расовая политика получила институциональное воплощение в 2003 г. с созданием Специального секретариата по политике содействия расовому равенству.

Четвертая глава «Расовые отношения и государственная политика в Венесуэле» состоит из четырех параграфов и посвящена исследованию современного состояния и основного содержания отношений и государственной политики в расовой сфере в Венесуэле. В 1958 г. в Венесуэле установился демократический режим, ознаменовавший начало относительно благополучного десятилетия в жизни страны. В сознании венесуэльцев начинает доминировать образ успешной демократической Венесуэлы, предоставляющей своим гражданам равные права и возможности, в том числе и в расовых отношениях.

Однако автор показывает, насколько миф о расовой демократии расходится с реальным положением дел в современной Венесуэле. Отмечается, что социально-экономический подтекст, лежащий в основе расовых отношений в Венесуэле и берущий свое начало со времени колонизации этой страны, к середине ХХ в. не только не исчез, но напротив, прочно закрепился в венесуэльской государственной системе и сознании венесуэльцев.

Миф о «расовой демократии» вольно или невольно скрывал глубокое социально-экономическое и расовое неравенство различных групп общества.

Автор приводит множество примеров ненасильственной дискриминации, воспроизводящейся на всех уровнях венесуэльского общества и государства: СМИ, образование, сфера занятости, повседневное общение, политическая сфера и др.

Уделяя внимание проявлениям явного расизма в Венесуэле, автор отмечает, что начало возрождению агрессивного расизма положил экономический кризис 1983 г., который привел к поляризации общества и возрождению уже подзабытых за годы экономического процветания форм социального разделения и исключения. Анализируя расовые отношения, автор выявляет, что расовый конфликт особенно усилился с приходом к власти в 1998 г. У. Чавеса. С этого времени белая оппозиция подняла знамя явного и агрессивного расизма, используя для своих оскорбительных высказываний подконтрольные ей средства массовой информации.

Кроме того, фиксируется парадоксальная разновидность расизма, присущего афро-венесуэльским движениям и подразумевающего исключение женщин и молодежи из рядов афро-венесуэльских активистов. Автор подчеркивает, что женщины и дети считаются «другими» не только в Венесуэле, но и в ряде других стран Латинской Америки, и как таковое их участие часто ограничено даже в рамках борьбы за расовые права.

В главе выделены основные этапы государственного курса Венесуэлы в расовой сфере в обозначенный период, дана их характеристика. Отмечается, что государственная расовая политика коррелировала с общей тенденцией развития Венесуэлы. Так, принятие мифа о «расовой демократии» на государственном уровне нашло отражение в Конституции 1961 г., в которой, с одной стороны, говорилось о непозволительности дискриминации, основанной на расе, поле, убеждениях или социальном положении, а с другой, – совершенно не упоминалось афро-венесуэльское население страны. Автор показывает, что начало позитивных изменений в официальном дискурсе и государственной расовой политике связано с последним президентом Венесуэлы У. Чавесом. С его приходом во власть на государственном уровне началась реализация программ, направленных на гармонизацию и улучшение расовых отношений в Венесуэле.

В Заключении автор излагает основные результаты проведенного исследования и формулирует выводы. Отмечается, что с 1960-х гг. в расовых отношениях указанных стран окончательно оформляются и закрепляются характерные черты, среди которых: 1) неопределенное отношение к понятию и категории расы; 2) идентификация индивидов на основании фенотипических характеристик, а не происхождения; 3) явный социальноэкономический (классовый) подтекст расовых отношений; 4) «невидимость» и отрицание расизма; 5) культурная гомогенность и низкая активность черных движений; 6) двойственная роль государства при осуществлении политики в сфере расовых отношений. Подчеркивается, что в политической сфере все эти черты проявлялись в виде «сокрытия» темы расы в государственной повестке и, как следствие, в государственной политике.

Темнокожие акторы были редки на внутриполитической сцене, а на внешнеполитической – отсутствовали вовсе, «черные» социальные движения были немногочисленны и не пользовались поддержкой даже африканских потомков. Национальная безрасовая идентичность, усвоенная бразильцами и венесуэльцами, сформировала в рассматриваемых странах видимость консенсусного толерантного общества.

На основании проведенного исследования автор заключает, что рассмотренные в диссертации объекты обладают различиями в пределах вариаций одного типа. Бразилия являет собой более умеренный образец развития расовых отношений – с преобладанием скрытой, ненасильственной дискриминации и отсутствием агрессивных проявлений расизма. Более радикальный венесуэльский вариант демонстрирует откровенную насильственную дискриминацию в большей мере, но латентная дискриминация также играет весомую роль в этой стране.

В Приложение 1 автор помещает «расовую карту» Латинской Америки, отражающую изменения, происходившие в этническом составе Бразилии и Венесуэлы с 1800 г. по 2000 г. Приложение 2 содержит термины, используемые для расовой классификации в Бразилии.

Публикации по теме диссертации:

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.