WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

Который уж – ну который март! Разбили нас – как колоду карт! У них есть желание встретиться, но им мешают какие-то таинственные силы. Другие участники изображают эти силы, они растаскивают героев в разные стороны. Гаснет свет.

Одна из участниц выступает вперед. Ее высвечивают белым фонарем. Она читает стихотворение А. Ахматовой «Было душно от жгучего света…» Гаснет свет.

Звучит скрипичная музыка, в которой страстные порывы, тоска, любовь, муки. Ведущая читает стихотворение И. Анненского «Смычок и струны». Включены красные фонари. Две участницы выполняют пластический этюд. Когда «смычок» и «струны» соединяются, их высвечивают белым фонарем. Заканчивается стихотворение, замирают герои, останавливается музыка, гаснет свет.

Включаются желтый и синий фонари. Постановка отрывка из поэмы Вл. Маяковкого «Облако в штанах». (От слов «Вы думаете, это бредит малярия..» до «…и украли».) Когда появляется главный герой, на его направляется белый фонарь. Все остальные участники – это внутренний мир героя, его нервы, чувства, переживания. По окончании гаснет свет.

Исполняется романс на стихотворение М. Цветаевой «Мне нравится…». Белый фонарь направлен на исполнительницу.

Остальные участники сидят на ступенях лестницы. Свет гаснет.

Исполнительница уходит.

Включаются желтый и синий фонари. Вперед выходит один из участников. Читает стихотворение С. Есенина «Вечером синим, вечером лунным…» Гаснет свет.

Из-за колонны выходит участник, на него направляется белый фонарь. Он читает стихотворение А. Ахматовой «Звенела музыка в саду…».

Этот же участник – героиня следующего стихотворения Вл.

Маяковского «Скрипка и немножко нервно». Это стихотворение (слова автора) читает ведущий. «Скрипка» «рыдает». Герой стихотворения находится наверху лестницы. Остальные участники, сидя на лестнице, изображают оркестр и озвучивают «реплики музыкальных инструментов». Подключаются цветные фонари. Когда герой спускается к «скрипке», их высвечивает белый фонарь. Гаснет свет. Все занимают свои места.

Из общей группы белый луч выхватывает одну участницу.

Она читает стихотворение О.Мандельштама «Невыразимая печаль…» и выполняет пластический этюд. Гаснет свет.

Включаются цветные фонари. Один из участников исполняет собственное сочинение на стихотворение Н.Гумилева «Слоненок». По окончании – уходит.

Внимание зрителей вновь направлено на участников, сидящих на лестнице. Выделяется герой («кузнечик»). Он выходит чуть вперед. Одна из участниц спускается к нему, читая стихотворение В. Хлебникова «Кузнечик». Показывает действия на герое.Это стихотворение заканчивается словами «О лебедиво! О озари!» Участница, читавшая стихотворение, указывает рукой вверх на лестницу. Все оборачиваются туда, раздвигаются, освобождая посредине проход. Гаснет свет.

Вверху вдалеке загорается свеча. Она приближается.

Вырисовывается женский силуэт: длинное платье, шляпа с вуалью. Эта девушка, сходя по ступеням, читает отрывок из стихотворения А. Блока «Незнакомка». («И каждый вечер»… и вижу берег очарованный, и очарованную даль».) Она выходит к зрителям, становится возле колонны. Гаснет свеча.

Начинает звучать музыка, медленная, «зимняя» (скрипка, виолончель, со страстными порывами). 4 участника исполняют танец со свечами. А «незнакомка» читает стихотворение Б.

Пастернака «Зимняя ночь». Заканчивается танец. Гаснут свечи.

Звучит музыка, медленная, с четким ритмом. Ведущий читает стихотворение И. Анненского «Декорация». Горят разноцветные фонари. Все участники выходят вперед. Стихотворение заканчивается словами: «Дальше… вырваны дальше страницы…» Ведущий закрывает книгу, гасит свечи и уходит. Участники исполняют «танец манекенов».

Зажигается свет. Участники раздают зрителям «записки», где написаны «предсказания» – строки из стихотворений поэтов «серебряного века»:

«Все кружась, исчезает во мгле, Неподвижно лишь солнце любви» Вл. Соловьева; «Новый путь протянется ныне пред тобой…» Вл. Соловьева; «И невозможное возможно» А. Блока; «Пойми сама, что будет впереди» А. Блока; «Будет день, словно миг веселья» А.

Блок иа т. д.

Представление окончено. Смысл последнего стихотворения и танца в том, что все оказалось ненастоящим: это не спиритический сеанс, а театрализованное представление. «Духи» и «образы» «серебряного века» – актеры театра, исполняющие свои роли.

Вопросы для самоконтроля 1. Перечислите виды деятельности, в которые вступают учащиеся в период подготовки и проведения театрализованного представления 2. Почему данные материалы (шесть тем) мы обозначили как учебный проект 3. Определите, как происходил процесс наращивания самоуправляющих функций от этапа к этапу 4. Чем отличается учебная деятельность от образовательной Театрализованное представление «Вечер в кабаре «Бродячая собака» Действующие лица: Старый музыкант, Гитара, Лена, А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З – персонажи.

Эпилог: По сцене ходят юноши и девушки.

Переговариваются, смеются, «балуют» с пианино. Идет оформление зала (как будто).

Реплики:

1. Куда повесить портрет Мандельштама 2. Кресло так стоит 3. И др.

Вносят вешалку с реквизитом. Когда появляется «Старый Музыкант», все постепенно затихают, и если позволяет освещение, погружаются в полумрак. Тихо звучит фортепиано.

Актеры становятся задумчивыми-задумчивыми.

Ст.Муз. (смотрит на афишу): Да, да. Именно так и называлось кафе – «Бродячая собака». Иногда я прихожу сюда со своей шестиструнной подругой и вспоминаю, что происходило много лет тому назад.

Серебряный век, серебряные поэты... Теперь и я стал серебряный… Состарились мы с тобой.

А помнишь: Пронин, Гумилев, Ахматова, Мандельштам, иногда Маяковский… Они приходили сюда и читали свои стихи.

Приглашали и нас с тобой за свои столики.

А как они читали! Извини, но всех твоих диезов и бемолей не хватит, чтобы передать это.

Да нас с тобой тогда и не слышали, слушали их.

Гитара: Литературно-артистическое кабаре «Бродячая собака» (официальное название – «Художественное общество «Интимного театра») находилось на углу Михайловской площади дома номер 5. У истоков его создания стояли Борис Констанстинович Пронин, Алексей Николаевич Толстой, Всеволод Эм. Мейерхольд. Но своим возникновением «Б.С.» обязана таланту и неиисякаемой энергии Б. Пронина.

А. (Голос из кресла, повернутого наполовину к залу):

4. Из воспоминаний Б. Пронина:

«Весь конец 1911 года я бегал по Петербургу, искал и в конце концов набрел на идеальное помещение: угловой дом рядом с Михайловским театром, вход во втором дворе. С улицы вход был забит, и мы его так и оставили. Для нас это была идеальная штука… Б. (Человек выплыв. из-за ф-п. (бабочка):

«Собаку придумал всецело я… У меня возникла мысль, что надо создать романтический кабачок, куда бы мы все «бродячие собаки» могли приткнуться, дешево прокормиться, и быть у себя;

«бродячие, бесприютные собаки.» Ст. Муз.: Если не считать крохотного закоулка, в котором спал бок о бок с грязным пуделем и вершил свои дела Пронин, «Б.С.» состояла из двух сравнительно небольших комнат, вмещающих в себя максимум сто человек.

Гитара: Помещение было решено своеобразно. Вместо рядов стульев по залу были расставлены столики, за которыми в течение всего вечера можно было пить вино и закусывать. Со сцены в зал шла лестница, подмостки были соединены со зрительным залом, и актеры имели возможность, но часто и должны были сливаться с публикой, растворяться в ней.

Лена, которая появляется за пианино: Здесь всегда звучала музыка: как специальные музыкальные вечера, так и фон при чтении стихов: Дебюсси, Равель, Стравинский, Лурье, Штраус, Франк, Гнесин (перечисляет очень медленно).

Вот как об этом пишет Георгий Иванов: «И снова – оплывающие свечи, стихи Ахматовой или Бодлера, музыка Дебюсси или Артура Лурье.» (Начинает играть, и музыка служит фоном до окончания представления. Какое-то время только одна музыка. Все в задумчивости.) А.: Одной из любопытных деталей была та, что публика «Б.С.» незримой, но ощутимой чертой разделялась на 2 категории.

Первая носила название «Друзей собаки» и состояла из поэтов, художников, музыкантов, артистов, другая – из людей, посторонних искусству, но желающих провести время в обществе знаменитых или известных деятелей искусства.

Официально они назывались «гостями», но за глаза их именовали презрительно «фармацевтами».

Ст. Муз.: Вероятно, кто-нибудь из поэтов или художников бросил невзначай это словечко, и оно так понравилось, что получило «гражданство».

Б.: (держится полуразвязно): Пронин, отлично учитывая интерес, проявляемый «фармацевтами» к литературной и артистической богеме, особенно желание видеть ее в частном быту, встречаться с нею запросто, драл с посторонних посетителей сколько взбрело на ум, иногда повышая входную плату до 25 рублей.

В.(девушка): Программа бывала самая разнообразная, начиная с лекций Кульбина «О новом мировоззрении» или Пяста «О театре слова и театре движения» и кончая «музыкальными понедельниками», танцами Карсавиной или банкетом в честь Московского художественного театра».

Г. (тоже девушка – на сцене уже 7 человек): В иных случаях она (программа) растягивалась на несколько дней, распухая в «Кавказскую неделю», с докладом о путешествиях по Фергане и Зеравшанскому хребту, с выставкой персидских миниатюр, майолики, тканей, с вечерами восточной музыки и восточных плясок, или в «неделю Маринетти», «неделю короля французских поэтов, Поля Фора».

Суть, однако, заключалась не в регламентированной части программы, а в выступлениях, ею не предусмотренных и заполнявших обычно всю ночь до утра.

Д. (снова девушка, до этого держит какую-нибудь книгу старого образца, а теперь кладет ее на стол. Книгу сразу же может кто-то взять, рассматривать): «Б.С.» имела и свою летопись в виде огромного, переплетенного в свиную кожу фолианта, лежавшего при входе. В «свиную книгу» все посетители были обязаны по меньшей мере вносить свои имена, поэтыэкспромты, художники – зарисовки.

Гирата: «Б.С.» имела свой собственный гимн, слова и музыка которого были написаны к первой ее годовщине Михаилом Кузьминым.

Все поют первый куплет гимна, душевно, негромко (можно под гитару):

От рождения подвала Пролетел лишь быстрый год, Но «Собака» нас связала В тесно-дружный хоровод.

Чья душа печаль узнала, Опускайтесь в глубь подвала, Отдыхайте (3 раза) от невзгод.

Ст. Муз. : «Б.С.» открывалась к часам двенадцати ночи, и в нее, как в инкубатор, спешно переносили недовысиженные восторги театрального зала, чтобы в подогретой винными парами атмосфере они разразились безудержными рукоплесканиями, сигнал к которым подавался возгласом: «Hommage! Hommage!» (Омаж).

Б.: Сюда же, как в термосе горячее блюдо, изготовленное в другом конце города, везли на извозчике, на такси, на трамвае свежеиспеченный триумф, который хотелось продлить, просмаковать еще и еще раз, пока он не приобрел прогорклого привкуса вчерашнего успеха.

/Во время произнесения этих слов музыка становится более легкой, водевильной. Двое юношей, Е. и Ж., вносят вешалку с реквизитом (длинный сюртук Гумилева, шаль Ахматовой, клетчатый пиджак Мандельштама, бумажные цилиндры и др.)/ Б.: Минуя облако вони, бившее прямо в нос из расположенной по соседству помойной ямы, ломали о низкую притолоку свои цилиндры все, кто не успел снять их за порогом.

Г.: (берет с вешалки шаль): Затянутая в черный шелк, с крупным овалом камеи у пояса, вплывала Анна Ахматова, задерживаясь у входа, чтобы по настоянию Пронина вписать в «свиную книгу» свои последние стихи, по которым простодушные «фармацевты» строили догадки, щекотавшие только их любопытство.

Гитара: Позже она с насмешливой вежливостью вспоминала:

Да, я любила их – те сборища ночные, На низком столике – стаканы ледяные, Над черным кофием голубоватый пар, Камина красного тяжелый зимний жар, Веселость едкую литературной шутки.

Е.: (Во время слов Гитары одевает длинный сюртук Гумилева, теперь оправляет его): В длинном сюртуке и черном регате, не оставлявший без внимания ни одной красивой женщины, отступал, пятясь между столиками Гумилев, не то соблюдая таким образом придворный этикет, не то опасаясь «кинжального» взора в спину.

Ж.: (В желтой кофте): В позе раненого гладиатора возлежал на турецком барабане Маяковский, ударяя в него всякий раз, когда в дверях возникала фигура забредшего на огонек будетлянина. Он, пожалуй был самым ярым противником «фармацевтов». /Читает стих. «Нате!»/ Е.: (С морковкой в кармане): Еще мы, футуристы, выдвинули новые принципы творчества, кои нам ясны в следующем порядке:

Ж.: Мы перестали рассматривать словопостроение и словопроизношение по грамматическим правилам, став видеть в буквах лишь направляющие речи.

/Быстрая, ритмичная музыка/ Е.: Второе! Мы стали придавать содержание словам по их начертательной и фонетической характеристике.

Ж.: Нами сокрушены ритмы. Хлебников выдвинул поэтический размер живого разговорного ритма. /Резко замолкает, выходит З./ З.: Я считаю главным делом поэта словотворчество. Я хочу «освободить» слово, открыть красоту слова «вне быта и жизненных польз». Я хочу найти «самовитое слово», «найти», не разрывая корней, волшебный камень превращенья всех славянских слов одно в другое.» / стих. «Заклятие смехом»/ /орут/ Е.: Нами осознана роль приставок и суффиксов.

Ж.: Нами уничтожены знаки припинания.

Е.: А еще мы… /Удар гонга /.

Ст.Муз.: Быть может, боязнь испортить отношения с полицией, и без того подозрительно поглядывавшей на его подвал, побуждала Пронина остерегаться слишком тесной дружбы с футуристами, от которых всегда следовало ожидать какого-нибудь неприятного сюрприза.

Гитара: Совсем иное положение занимали в «Б.С.» акмеисты.

А.: О них даже в гимне с похвалой отозвался М. Кузьмин:

«Цех поэтов» – все «Адамы» Всяк приятен и не груб.

В.: Ахматова, Гумилев, Зенкевич, Нарбут, Г.: Лозинский, Мандельштам, Георгий Иванов были в «подвале» желанными гостями.

Д.: Поэзия «серебрянного века» немыслима без имени Н.Ст.

Гумилева.

А.: Сын военного врача. Окончил Царскосельскую гимназию. Современники описывают «белобрысого, самоуверенного юношу, внешне крайне неблагообразного, с косящим взглядом и шепелявой речью».

Б.: Однако такое несколько ироничное отношение вскоре сменилось уважением и всеобщим признанием. Молодой поэт твердо поставил перед собой цель – стать героем, смельчаком, выбирающим трудные и опасные пути, бросающим вызов всему миру.

Г.: От природы робкий, физически слабый, он приказал себе стать сильным и решительным. Пришлось ломать свой характер, отказывать себе в житейских радостях, отправляться в длинные рискованные путешествия по джунглям Африки, пескам Сахары, горам Абиссинии, экзотическим лесам Мадагаскара.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.