WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |

Дело в том, что в России высшее образование традиционно было престижным. Сейчас появились негосударственные ВУЗы, прием в которые вряд ли директивным путем можно будет ограничить. Молодежь устремится туда. Напрашивается иной механизм.

На сегодняшний день 80 % выпускников учреждений начального профессионального образования и около 60 % выпускников среднего профессионального образования трудоустраиваются по полученной профессии, специальности. В отличие от выпускников ВУЗов – менее 40%. Причем, основная форма получения высшего образования – дневная, и, таким образом, основная формула получается следующей: «школаВУЗ-безработица».

Но возможен в перспективе другой подход: резко увеличить прием молодежи в учреждения начального и среднего профессионального образования, при этом создав для выпускников, работающих на производстве, льготные условия для продолжения образования в профильных ВУЗах по вечерней, заочной, открытой, дистантной и другим формам обучения без отрыва от производства. Тогда, получив и высшее образование, люди будут оставаться работать на производстве.

Известно, например, что до распада СССР более 20% инженеров (по образованию) работали на рабочих должностях.

И от этого производство только выигрывало. Приведем другие примеры. Автор заведует кафедрой в педагогическом университете, ему регулярно приходится принимать выпускные квалификационные экзамены. Так вот, выпускники вечернего отделения педуниверситета, работавшие в процессе обучения в школе наголову выше по уровню подготовки – как предметной (по математике, физике и т.д.), так и педагогической, методической студентов дневного отделения – их знания осознаны, апробированы в практической деятельности. А верх подготовки, педагогическая элита – это выпускники вечернего отделения, когда-то окончившие педучилища или педколледжи, а затем, работая в школе, учились на вечернем отделении университета. То же можно сказать, исходя из опыта автора, о мастерах производственного обучения профессиональных училищ и лицеев. Лучшие из них – те, которые заканчивали индустриально-педагогические или какие-либо другие техникумы по профилю своей специальности, а затем, без отрыва от производства учились и заканчивали ВУЗы.

Что же касается выпускников дневных ВУЗов, пришедших в ВУЗы непосредственно из школы, то в большинстве своем они инфантильны, социально, граждански незрелы и к своей профессии серьезно не относятся, могут легко ее бросить или поменять. Другое дело, что академическая подготовка у них лучше, и дневная форма является, пожалуй, наиболее оптимальной для подготовки научных кадров, конструкторов и т.д. – но не для практической производственной деятельности, имея в виду производство в широком смысле – и материальное производство, и духовное производство.

Далее, говоря о перераспределении потоков молодежи по ступеням профессионального образования, следует сказать о такой давно назревшей мере как узаконение высшего образования в колледжах на уровне бакалавриата – ведь во всем мире как бы два высших образования – университетское и колледжное. Молодежь охотно пойдет в колледжи за высшим образованием, а оттуда скорее пойдет работать на производство и останется там. Условия для этого во многих колледжах есть. Тем более, в последнее время в них работает все больше кандидатов и докторов наук и по уровню квалификации их преподавательский состав все ближе подходит к уровню профессорско-преподавательского состава ВУЗов.

Ведь сегодня дело доходит до абсурда. Так, в одном сибирском малом городе с населением 40 тыс. человек из стационарных профессиональных учебных заведений имеется всего один-единственный колледж. Он, понятно, высшего образования не дает, но зато в городе более 50 филиалов ВУЗов – московских, петербургских, екатеринбургских и т.д. и т.п. У этих филиалов нет ни лабораторной базы, ни хоть каких-то библиотек, ни сносных аудиторий. Преподают в них в большинстве местные производственные кадры, подчас весьма далекие и от профиля преподаваемых предметов, и от методики преподавания. Но это на сегодняшний день считается вполне «законным»: ВУЗам можно халтурить напропалую и вытягивать из населения и регионов деньги. А колледжу – стационарному учебному заведению с квалифицированными преподавателями и хорошей учебноматериальной базой учить по программам высшего образования нельзя – «незаконно». Так не разумнее ли поменять все местами! То же самое – программы среднего профессионального образования в профессиональных лицеях. Они получили довольно широкое распространение во всей России. И это была не прихоть директоров лицеев – в этом была настоятельная необходимость. Особенно, опять же в малых городах и поселках, где из-за исторически сложившихся условий имеется, как правило, всего одно профессиональное учебное заведение – либо ПУ, лицей, либо техникум, колледж.

Но населению нужен весь спектр профессиональных образовательных программ. И вдруг – запрет! Чиновники ссылаются на Закон РФ об образовании – законом такого не предусмотрено. Но за 11 лет Закон давно можно было изменить! А этого не происходит – опять же дело в чиновниках – они в этом не заинтересованы. Они сидят по своим «ведомственным квартиркам» начального, среднего и высшего профессионального образования – порознь – и настороженно оглядываются – как бы кто-нибудь не вторгся на их территорию». Вот и получается, что профессиональное образование не для людей, не для общества, не для государства, а для чиновников от образования.

Но от этих чиновных «запретов» по нашей традиционной российской бессмыслице директора профессиональных лицеев тоже нашли «выход»: они стали заключать прямые договора с соседними колледжами – молодежь учится в лицее, а числится студентами колледжа. Можно привести примеры и похлеще. Один директор профессионального лицея – добрый друг и коллега автора (не будем называть его имени, чтобы не выдавать секретов) рассказывает, что его профессиональный лицей – это целый образователь- ный комбинат: это и общеобразовательная школа с 1 по 11 классы, и профессиональное училище, и колледж, и ВУЗ – все в одном учебном заведении, «под одной крышей». Но школьники при этом числятся в соседней общеобразовательной школе, их учителя получают зарплату там же. Студенты программы среднего профессионального образования числятся в соседнем колледже, их преподаватели получают зарплату там же. Студенты ВУЗа числятся в соседнем университете, тоже и с преподавателями. Что может быть абсурднее с точки зрения здравого смысла! Но для чиновников «все законно». Все-таки Россия – удивительная страна! В последнее время сложилась довольно опасная, по мнению автора, тенденция «переманивания» профессиональных лицеев в колледжи: если вы хотите давать среднее профессиональное образование, то преобразуйте ваш профессиональный лицей в колледж – тогда все будет «законно».

И целый ряд профессиональных лицеев на это пошел, преобразовавшись в колледжи. Но тогда происходит резкое сокращение программ начального профессионального образования – по «закону» по этим программам должно обучаться не более 25 % от контингента. А как же тогда быть с провозглашенным Концепцией модернизации российского образования опережающем, приоритетном развитии начального профессионального образования! А, кроме того, студенты тогда теряют бесплатное питание – ведь все знают, из каких семей учащиеся в начальном профессиональном образовании.

Об университетских комплексах как якобы средстве интеграции различных образовательных ступеней автор уже писал выше – это благовидный предлог поглощения ВУЗами учреждений начального и среднего профессионального образования.

До сих пор мы говорили о проблемах перераспределения молодежи по ступеням профессионального образования и о выстраивании преемственности этих ступеней. И это было во-первых.

Проблема перераспределения потоков молодежи по профилям и специальностям.

Теперь, во-вторых, – о перераспределении потоков молодежи по профилям и специальностям профессионального образования. Чиновники от образования в последние годы постоянно жалуются на «перепроизводство» специалистов по избыточным для народного хозяйства профессиям – юристов, экономистов и т.д. Но невольно возникает вопрос – если профессиональное образование осуществляется на деньги всего общества, на деньги налогоплательщиков, то зачем надо готовить на бесплатной основе специалистов по «ненужным» в данный момент, избыточным профессиям Зачем надо давать студентам этих специальностей отсрочку от армии Совсем запретить такую подготовку нельзя, чтобы не нарушать права граждан. Если молодой человек хочет стать юристом – пусть учится. Но на платной основе. Или ввести для них систему образовательных кредитов, о которых разговоры идут уже многие годы, но дело не двигается.

Другое дело, что чиновники министерств и ведомств постоянно жалуются, что в нынешних условиях невозможно определить – какие профессии понадобятся через несколько лет – период подготовки специалистов. Да, действительно, прогнозировать развитие экономики по старым советским меркам, что называется, «в лоб», по валу в нынешних условиях невозможно. И, соответственно, невозможно по этим методикам прогнозировать и профессионально-квалификационную структуру кадров народного хозяйства.

Действительно, российская экономика сегодня более чем наполовину теневая: предприятия любых размеров и форм собственности скрывают объемы своего производства – чтобы не платить налогов. Соответственно, и официальная статистика вовсе не отражает настоящее состояние дел. И упования многих ученых и практических работников профессионального образования на так называемое «социальное партнерство», на то, что предприятия, работодатели будут заблаговременно заказывать подготовку кадров для них, а союзы промышленников и предпринимателей, торговые палаты будут этому содействовать, пока что, наверное, преждевременны. Пока идет передел собственности, пока существует теневая экономика, это вряд ли возможно.

Но есть вполне определенные косвенные показатели, по которым вполне однозначно можно оценивать состояние экономики. А именно: что продается на рынках (в широком смысле, включая магазины, биржи, объявления в газетах и т.п.) от продуктов питания, автомобилей, экскаваторов, станков и до интеллектуальных отечественных продуктов на компьютерных рынках. А, зная ассортимент и объемы продукции на рынках, можно достаточно просто оценить – где, что и в каких объемах производится. Ведь, к примеру, даже в самые «провальные» для российской экономики годы потребление электроэнергии в стране постоянно росло. О развитии экономики можно судить и по таким косвенным показателям как количество покупаемых населением автомобилей, мобильных телефонов, мебели и т.п.

Рассмотрим такой пример. Сегодня в России не менее миллиона так называемых ремесленников–предпринимателей, т.е. людей, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. А возможно, гораздо больше – достаточно почитать частные рекламные объявления в газетах. В любом городе таких объявлений масса: ремонт квартир, строительство дачных домов, легковые и грузовые автоперевозки, ремонт бытовой техники и компьютеров, репетиторство, шитье одежды, массаж и т.д. и т.п., вплоть до магии, татуировки и стрижки собак. Специфика России такова, что многие люди, чтобы не платить налогов, занимаются индивидуальной трудовой деятельностью, т.е. ремесленничеством, образуя тем самым специфический теневой рынок труда. И не считаться с этим нельзя. Возможно, со временем этот теневой рынок в стране явным, официальным. Но сегодня система профессионального образования не может не учитывать этой огромной ниши на рынке труда, и, собственно, на рынке профессиональных образовательных услуг. Правда, складывается парадоксальная ситуация: автор как бы предлагает профессиональным образовательным учреждениям заняться подготовкой кадров для теневой экономики. Но не считаться с этим огромным рынком труда нельзя – с одной стороны. С другой стороны – ремесленная, индивидуальная трудовая деятельность осуществляется по традиционным (по названиям) профессиям, так что ничего «нелегального» в такой профессиональной подготовке не будет.

Далее, развитие ремесленного образования может сыграть существенную роль в решении еще одной социальноэкономической проблемы, которая также вырастает из тенденций, пройденной или, точнее, проходимой странами Европы. Как уже говорилось, молодежь в массовом порядке устремилась к получению высшего образования. В то же время известно, что подавляющее большинство безработных составляют лица с высшим образованием: при наличии вакансий на заводах, в строительстве и т.п. «белые воротнички» к станку не идут. До последнего времени, пока в России развивалась торговля (а, как известно, возрождение экономики всегда начинается с торговли), выпускники ВУЗов работу себе еще могли найти. Даже сложилась формула трудоустройства в «фирмы»: наличие высшего образования (любого), свободное владение английским языком и владение компьютером. Но сейчас эта ниша на рынке труда уже заполнена. Уже сегодня сложилась массовая безработица «белых воротничков». Но есть некоторый выход: «белые воротнички», избегая заводов, стоек и т.п. охотно работают в сфере индивидуальной трудовой деятельности, в том числе ремесленничества – если владеют какой-либо рабочей профессией: владельцами ателье, минипекарен, фотографий, ресторанчиков и т.п.

В странах Европы службы занятости на специальных курсах обучают «белых воротничков» таким рабочим профессиям и, плюс к этому дают определенную предпринимательскую подготовку. В России возможен и этот путь – переподготовка «белых воротничков» на рабочие профессии, в том числе и в первую очередь, в учреждениях базового профессионального образования – профессиональных училищах, лицеях, техникумах, колледжах. Но в то же время возможен и, думается, более перспективен другой путь – получение рабочей профессии, в том числе, ремесленного профиля в ПУ, лицее, колледже с дальнейшим продолжением образования в ВУЗе. Или с одновременным обучением в ВУЗе. Последний путь можно попробовать.

Учреждения начального и среднего профессионального образования могут здесь проявить инициативу: пригласить студентов дневных ВУЗов на одновременное получение рабочих профессий в ПУ, лицее, техникуме, колледже. Причем, студентов ВУЗов вовсе не обязательно технического профиля:

по многочисленным наблюдениям автора как раз сочетание «технической» рабочей профессии или профессии техника с высшим гуманитарным образованием дают наибольшую устойчивость личности на рынке труда, да и, пожалуй, вообще наибольшую устойчивость личности в жизни. Так что и в этом направлении развитие ремесленного образования имеет, очевидно, большие перспективы.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.