WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 34 |

Советы учебных заведений с самого начала оказались безгласными, поскольку во главе их в подавляющем большинстве случаев стали директора, а членами советов – подчиненные или зависящие от них преподаватели. Парткомов, профкомов всех уровней, народного контроля, т.е. органов, которым были хоть как-то подконтрольны первые руководители учреждений, не стало. Органы управления образованием стремятся не вмешиваться в деятельность руководителей внутри учебного заведения, чтобы их, не дай Бог, не заподозрили в диктате.

В итоге руководство учебных заведений получило в свои руки огромную власть. Директор, может совершенно безнаказанно избавиться от неугодного работника – не предоставить ему учебной нагрузки в следующем учебном году.

В этом же направлении «сработала» контрактная система найма учителей и преподавателей – контракты в соответствии с Законом РФ об образовании стали заключаться. Но заключаться в основном только с одной целью – ограничить срок действия трудового договора, как правило, 1–2 годами:

если учитель, преподаватель или другой работник «взбрыкнет», то директору, ректору долго ждать не придется, – контракт можно не продлить. В области хозяйственной деятельности стали нередкими случаи, когда, сдавая помещения в аренду или организуя «предприятия» при учебных заведениях руководители стали сами себе выписывать заработную плату (или получать доходы иными путями), подчас в десятки раз превышающую заработную плату рядовых педагогов, устраивать себе и своим близким заграничные поездки и т.д. Автор далек от того, чтобы утверждать, что так происходит повсюду, но тем не менее эти факты имеют место.

В деятельности органов управления образованием произвола стало не меньше, чем было раньше. Так, они всячески блокируют заключение учредительных договоров с подведомственными учебными заведениями, что предусмотрено тем же Законом об образовании, поскольку договор влечет за собой не только права (которые и так есть в избытке), но и обязанности перед учебным заведением, которых никогда не было и нет сейчас.

Примеров можно перечислять много.

Но все пороки управления образованием можно обобщить в одной короткой, но страшной фразе: вся нынешняя организация системы народного образовании создает самые благоприятные условия для коррупции.

«Как! – спросит читатель. – Неужели автор утверждает, что большинство учителей, преподавателей, руководителей, работников органов управления образованием берут взятки!» Вовсе нет! Автор этого не утверждает. Подавляющее большинство работников народного образования – порядочные, добросовестные, искренне преданные делу люди. Но коррупция – это не только взятки. Коррупция – читатель может заглянуть в любой словарь – это использование служебного положения.

Вот с этих позиций автор и приглашает читателя разобраться:

– учитель учит ученика, преподаватель учит студента.

Кто оценивает качество обучения Он же. В том числе принимает выпускные экзамены. Руководители учебного заведения, представители органов управления образованием, участвующие в экзаменационной комиссии, будут в этом случае солидарны с учителем, преподавателем – чтобы учебное заведение не дало «плохих показателей». Где еще, в какой сфере может быть ситуация, когда качество продукции оценивает ее производитель, а не потребитель! Кроме того, учащийся, студент находится в личной зависимости от педагога: последний может завысить или занизить оценку из-за личной приязни или неприязни к тому или иному обучающемуся;

– о сложившейся бесконтрольности руководителей образовательных учреждений по отношению к педагогам было сказано выше. То же самое и в отношении обучаемых – директор, ректор могут принять ученика, студента – «на конкурсной основе», могут не принять. И отчислить по своему усмотрению – Закон теперь и это позволяет;

– работник аппарата управления – вовсе не обязательно за взятки или подношения может дать деньги на ремонт здания школы, техникума и т.п., может не дать – хотя бы из личных симпатий или антипатий к тому или иному директору. Или по каким-либо иным соображениям может разрешить какой-либо «эксперимент», а может не разрешить и т.д.

Таким образом и получается, что каким бы хорошим ни был учитель, преподаватель, руководитель или работник аппарата управления, он всей системой поставлен в положение, когда он может, а подчас и должен, вынужден использовать служебное положение. Причем, делается это нередко даже непроизвольно, просто исходя из своих личных взглядов или симпатий. А мы по традиционной российской привычке уповаем на хорошего руководителя – вот у нас плохой, а в соседней школе – хороший. Плохой может когда-нибудь уйдет или его «уберут» – придет «хороший».

А надо создавать: включать в действие демократические механизмы управления. Такие механизмы, которые позволяли бы хорошему, сильному руководителю делать все лучше, чем положено, а слабого, плохого заставляли делать то, что положено и не позволяли бы делать то, что не положено.

Такие механизмы есть. Они давно отработаны в странах с развитой демократией. Часть из них к тому же применялась еще в дореволюционной России. Некоторые из них были заложены в проект Закона РФ об образовании, но затем при его принятии они были старательно заблокированы. Основная суть действия этих механизмов заключается в гласности и передаче функций управления общественности или под контроль общественности.* Рассмотрим эти механизмы управления образованием.

* Обратим внимание уважаемого читателя: первоначальное звучание понятия «общественно-государственное управление образованием» чиновники потихоньку переделали в современное звучание – «государственно-общественное».

Финансирование. Финансирование образования осуществляется из государственного, регионального или муниципального бюджетов, которые образуются из налогов, заплаченных гражданами и предприятиями. Но в России мы пока что платим налоги вообще, обезличенно, а государство может потратить образуемые средства бесконтрольно на что угодно. Необходимо заимствовать опыт демократических стран, что налоги принято платить совершенно конкретно.

Так, в Дании за каждый проработанный час каждый работник и его работодатель – предприятие платят по 2 кроны (датская крона –1/6 американского доллара) налога на профессиональное образование. И эти деньги государством могут быть потрачены только на профессиональное образование населения и ни на что другое. Причем, в условиях открытой статистики эти суммы могут быть легко просчитаны любым жителем страны.

Распределение средств. Демократизм механизмов бюджетного финансирования образовательных учреждений заключается в том, что: во-первых, в целях объективности средства бюджетов должны выделяться по разным статьям:

федеральный бюджет высшего профессионального образования, региональный бюджет начального профессионального образования, региональный бюджет среднего профессионального образования, муниципальный бюджет дошкольного образования, муниципальный бюджет общего образования, дополнительного образования и т.д. – порознь, открыто и прозрачно.

Во-вторых, средства должны распределяться не работниками административного аппарата, чтобы органы государственной и местной власти не могли быть заподозрены в коррупции, а общественными советами по образованию: федеральными, региональными, местными.

В-третьих – средства бюджетов по каждому источнику должны распределяться на конкурсной основе по обоснованным заявкам учебных заведений: кого, и сколько они собираются учить, чему учить, у каких отраслей и предприятий будет потребность в таких-то специалистах на перспективу срока завершения обучения и т.д.

Управление учебным заведением. Органом общественного управления образовательным учреждением может являться, например, попечительский совет - российская модель управления учебными заведениями до 1917 г., когда в наших школах, гимназиях, училищах, ВУЗах и т.д. были попечительские советы, являвшиеся подлинно демократическими общественными органами управления образовательными учреждениями. Ныне такого рода советы распространены во многих странах мира. В них входят на добровольной основе местные предприниматели, другие уважаемые граждане города, региона. Причем, во многих странах обязательным требованием является то, что в состав совета не должны входить профессионалы, т.е. работники образования. Члены совета несут финансовую ответствен- ность за деятельность учебного заведения и в случае понесенных убытков, превышения расходов над бюджетными и другими ассигнованиями, возмещают убытки из собственных средств или средств возглавляемых ими предприятий.

Совет, в частности, на конкурсной основе по контракту принимает на работу директора, который в состав совета в большинстве стран не входит, а является лицом, непосредственно исполняющим решения совета. Совет принимает на работу также и всех других руководящих работников учебного заведения, а по представлению директора – учителей, преподавателей.

В последние годы в России также стали создаваться при учебных заведениях «попечительские советы»…как карикатуры! Они вовсе не управляют учебным заведением, а состоят, как правило, из состоятельных родителей обучающихся для вымогания у них спонсорских пожертвований.

Существенную роль в регулировании трудовых отношений работников образования должны играть профсоюзы. Пока что у нас в России профсоюзы до сих пор – это «школа...» неизвестно чего. Но во всех демократических странах профсоюзы – это мощный рычаг преодоления разногласий между работниками и работодателями. Дело, в частности, в том, что отстаивает права работника представитель профсоюза, не работающий в учебном заведении, а потому полностью независимый от администрации. Кроме того, у нас члены профсоюза одной данной отрасли – от уборщицы до министра числятся в одном профсоюзе, а в других странах они строятся именно по профессиональному признаку – профсоюз уборщиков, профсоюз учителей, профсоюз преподавателей, профсоюз менеджеров (руководителей, работодателей) и т.д.

Причем, как это для нас ни парадоксально, профсоюзы, именно потому, что они профессиональные союзы, крайне не заинтересованы, чтобы в их ряды попадали непрофессионалы. И поэтому, когда во многих странах представители того или иного профсоюза принимают на паритетных началах с ассоциациями работодателей выпускные квалификационные экзамены у студентов профессиональных учебных заведений, то они предъявляют к выпускникам не менее жесткие требования, чем представители работодателей. А, например, Американская федерация учителей (профсоюз), сама требует предоставления ей права увольнять учителей, чьи ученики плохо усваивают учебный материал.

Контроль качества. Контроль качества образования, качества учебно-воспитательного процесса должен стать объектом самого пристального внимания со стороны общественности.

Создание в России независимых от органов управления образованием аттестационных организаций – государственной аттестационной службы предусмотрено действующим Законом Российской Федерации об образовании. Однако, к сожалению, дальше соответствующих формулировок в тексте Закона дело не пошло – в этом демократическом механизме регулирования качества образования не заинтересованы ни административные органы, которые не хотят отдавать свое монопольное право распоряжаться учебными заведениями, ни педагогические коллективы образовательных учреждений, которые также не хотят отдавать свое монопольное право аттестации выпускников.

За рубежом же деятельность независимых самофинансирующихся аттестационных организаций, охватывает все учебные заведения. Эти организации, во-первых, задают стандарты образования (а не государственные образовательные ведомства, как это делается у нас). Во-вторых, учебные заведения на каждую образовательную программу получают в этих организациях разрешение – либо в виде лицензии, либо в форме утверждения подготовленной учебным заведением учебно-программной документации, либо в какихлибо иных формах. В-третьих, учащиеся, студенты сдают выпускные и квалификационные экзамены не у себя в учебном заведении, а в этих организациях. Вступительные экзамены в профессиональные учебные заведения, в том числе высшие, во многих странах не проводятся – абитуриент предъявляет итоги сданных в независимой аттестационной организации экзаменов за курс общеобразовательной школы (важнейший рычаг «перекрытия крана» для коррупции). Экзамены проводятся только в форме тестов, сочинений и только в письменной форме – чтобы остались «следы», чтобы можно было всегда проконтролировать их объективность.

Причем, учащийся, студент имеет право выбора – где, в какой аттестационной организации ему сдавать экзамены (а они конкурируют между собой) и в каком ее территориальном отделении – у себя дома или поехать в другой округ, департамент и т.п. Проведение экзаменов аттестационным организациям оплачивают учебные заведения – соответствующие средства заложены в их бюджетное финансирование.

Аттестационные организации сами подлежат контролю, но не со стороны государства, а, как правило, со стороны ассоциаций работодателей и профсоюзов, обязательно на паритетных началах (принцип равного участия).

Таким образом, исходя из сказанного, может сложиться впечатление, что вроде бы, по мнению автора, государство должно все функции управления образованием передать общественности и государственным органам управления вроде бы и делать нечего. Наверное, это не так – как раз в этих условиях на государственные ведомства должно лечь содержательная сторона работы.

Сегодня у нас стало модным ругать работников аппарата управления за бюрократизм, за старые методы работы. Но в их защиту можно поставить вопрос и по-другому: а кто-нибудь разработал новые небюрократические механизмы управления, и, главное, кто научил их новым методам работы Автор далек от того, чтобы всячески восхвалять зарубежное или дореволюционное российское образование. Там много было и есть своих недостатков. Но столь длинное описание здесь приведено для того, чтобы показать, что в мире есть давно разработанные и апробированные демократические механизмы управления образованием. Всякие ссылки на то, что демократию надо внедрять постепенно, что у России своя специфика и т.д. – это все те же попытки бюрократии удержать свои права и не обременять себя никакими обязанностями. Демократии, как и правды, слишком много не бывает – так же как женщина не может быть «слегка беременной». Демократия либо есть, либо ее нет.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.