WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

Когда мы его забирали вместе с дочкой, то я несла его на руках. Мы приходили перед этим, недели две ходили к нему, приносили детям печенье, конфеты. Дети подходят, берут, а Сережа не подходит. Потом стал к Тане подходить.

— А как забирали его из дома ребенка О. Н. Он просто орал, чтобы мы его не забирали. У меня дочь Таня ревет: «Мама, он не хочет к нам». Дома Сережа не брал ничего, ни банан, ни игрушки. Другие дети тянутся, а он никак. Мы ему и то, и се. Вроде немножко разыгрался к вечеру. К нам в первый день приходила Сережина воспитатель, и потом, когда она тихонечко ушла, он снова — как взвыл! И мы пошли с ним гулять на улицу. У нас был такой хороший двор, такие дети замечательные. Они с ним стали играть, они ему мячик, мелки. Он играл, мы были до полдвенадцатого ночи. Лето — тепло, светло. А мне было страшно, что сейчас придет домой, как заплачет вдруг, а есть не будет И придется возвращать его Когда мы пришли домой, он походил. Я ему показала кроватку, сказала:

«Сереженька, вот здесь ты спать будешь». А он посидел и — 20 — говорит: «Кашу давай!», и на другое утро ребенок проснулся, как будто он здесь жил всю жизнь.

— Сколько он прожил у вас О. Н. Одиннадцать месяцев он жил у нас. И все это время Сережа боялся переступать порог дома ребенка. Боялся, что его вернут сюда. Мы приходили в дом ребенка получить деньги, а он спрашивал каждый раз: «Деньги заберем и домой пойдем Деньги заберем и домой пойдем» Тринадцатого мая, через одиннадцать месяцев, ему исполнилось пять. Двадцать шестого мая, ровно через одиннадцать месяцев, мы его отдали в семью. Всего час Сережа ревел, не хотел идти ко мне в первый раз, и потом одиннадцать месяцев он ревел, упирался, просто не хотел переступать порог дома ребенка.

— Как отреагировала ваша семья на появление Сережи Были ли какие-то изменения О. Н. Мы все готовились к появлению ребенка в нашей семье, ходили на учебу. Все этого хотели. Тане было шесть, когда мы взяли Сережу. А ему — почти четыре. У них была разница два года. И первая установила с ним контакт Таня.

Если кто-то из детей непонятно говорил, она первая училась понимать ребенка. Когда мы только начали работать, я позвонила маме, и она сказала: «Пойми только одно — эти дети должны быть такие же, как Таня. Если даже они не родные». Когда родители сюда приезжали, они только и делали, что нянчились. т. е. поддержка ощущалась всегда.

— А в чем заключается ваша прямая каждодневная работа О. Н. По большому счету, мы просто мамы, и вся наша работа заключается в том, чтобы быть мамой. Если ребенок болеет — надо пролечить его. Бывает, что приходится часто ходить в больницу к врачам, а иногда и лечь в больницу. И, конечно, учитываешь особенности, интересы ребенка. К каждому ребенку нужен индивидуальный подход. Сережа, например, очень хотел учиться, мы купили ему самоучитель испанского, до этого он учил с дочерью — 21 — английский. У него была жажда познаний. Но всех детей надо, прежде всего, любить.

Если сравнить нашу работу, то это как мама, которая сидит с ребенком в отпуске по уходу. Утром ребенок встал, его надо покормить, одеть, поиграть, полечить, если надо.

Надо, чтобы ребенок почувствовал, что он нужный, любимый, единственный, но чтобы и не привело к эгоизму.

Если ребенок любит играть, то больше с ним играть, любит учиться, заниматься с ним. Или если любит спорт, то мы лазаем на лестницах, лазилках, играем в мяч, гуляем, ходим.

— Как вы расстались с Сережей Его усыновили О. Н. Сережу мы очень хотели оставить, но не могли просто потому, что мы в то время снимали квартиру. Своего жилья у нас тогда не было, сейчас своя двухкомнатная квартира. А у Сережи возраст вышел, и его должны были отдать в детский дом в Екатеринбург. Я сказала, что я просто не отдам ребенка. И тогда стали искать для ребенка семью, которая бы его усыновила. Даже печатали статью в газете, чтобы найти усыновителей. И через какое-то время нашли, Сережу усыновили. Когда Сережечку забрали, дочка первые дни говорила: «Мама, как тихо стало! Надо срочно другого ребенка брать».

— Какие у вас были трудности О. Н. Наверное, самое трудное — это первые дни. Но тем, кто уже долго работает, гораздо легче. Если ребенок капризничает, ну, пусть покапризничает. Но и потакать нельзя. Труднее всего с детьми, у которых проблемы со здоровьем. А самое трудное — это расставание. Отдавать очень тяжело. Но, если знаешь, что ребенок любим, все с ним в порядке, легче.

Конечно, лучше, когда мама родила ребенка и никуда не отдавала. Но, к сожалению, пока это есть. А ребенку, конечно, в семье всегда лучше, чем в доме ребенка. Здесь и уход больше, и любви больше. А для меня — это больше, чем работа, это вот здесь, в сердце, это не объяснить.

— 22 — Интервью с М. С.

— Вы работаете с самого начала Как вы шли к этой идее Как все начиналось М. С. Это было восемь лет назад, в «Городских вестях» была статья Масленниковой (бывший директор дома ребенка) о патронатном воспитании, что дом ребенка планирует на своей базе открыть патронатное воспитание детей на дому. А я в тот момент не работала, дочери было четыре годика, в садике мест не было, куда определиться Работать надо все равно. У нас был совет дома, были все трое детей. Старшей дочери двадцать шесть, сыну двадцать, и сейчас младшей уже двенадцать лет. А тогда ей было четыре. Сначала было раздумье. Мы видели передачу по телевизору, о том, что батюшка и его жена тоже воспитывали других детей. Я говорю, что мы не одни будем. Все равно это надо начинать.

Я сама позвонила Масленниковой, подошла, все обговорили, все за и против, зарплаты тогда практически не было, закона не было, мы стали инициативной группой.

Деньги были смешные, но у нас шел стаж, была трудовая книжка. И для нас было плюсом, что мы находимся дома, ребенок свой под присмотром, за этим ребенком ухаживаем, общение, и трудоустройство — на данный момент оно пересиливало все остальные (денежные) минусы. А потом уже появилась зарплата, на питание стали давать, и материально стало лучше.

— Много детей воспитывалось у вас М. С. Семь детей. Недавно, пятого августа, Вика ушла в семью. У меня практически все Вики. У меня и своя Вика.

Конечно, с первым ребенком была шоковая ситуация. То, что чужой ребенок, что он находится круглосуточно, что он в чужой семье, как он адаптируется. Особенно первое время.

— А сколько в среднем дети жили М. С. Все жили по-разному. Когда первого ребенка привели домой, она в слезы, я в слезы, а как успокаивать ребенка У нас попугай есть. А мать Вики была лишена — 23 — материнских прав, Вика в больнице полежала, и ее сразу в дом ребенка определили. И вот это мотание ребенка, неопределенность, психика нарушается, куда ее везут, зачем… И вот Вика в первый день пришла, сначала слезы.

А я: «Пойдем, посмотрим, там попугай есть. Поехали на дачу, там козы, курицы, цветочки». И ребенок немножко успокоился. А когда она легла на кровать, она ночь не спала.

Она смотрит, обои потрогает, ковер, под утро уже уснула.

Сначала рисовала — как Даешь ей карандаши, фломастеры, рисует черным цветом. Первую неделю черным цветом. Потом появилась улыбка. Я пошла в дом ребенка, спрашиваю, почему она так. «У ребенка стресс идет». Почему она из всех карандашей только черный берет А потом смотрю, красный, розовый, голубой.

— Как же все-таки ваша дочь отреагировала на появление чужого ребенка М. С. Очень хорошо, разница в возрасте была. Моей уже больше четырех было, а той — годика три. Вика была девочка росленькая, но не говорила, видимо, стрессы дома, не просто ведь так лишают материнства. А потом она заговорила. Моя дочь делилась с ней игрушками, показывала, как рисовать, им было очень интересно вдвоем. Наблюдаешь, что ребенок начинает развиваться быстрее. На даче они берутся за ручки, идут вместе.

— То есть жили дружно М. С. Да, Вика со всеми дружно. За руку, и пошли, так и идем все втроем, или они идут вдвоем, а я сзади наблюдаю.

— А старшая дочь не живет уже с вами М. С. Нет, отдельно, у меня уже внуки есть. А сын живет еще с нами.

— А старший как М. С. Хорошо, у нас вообще дети миролюбивые, и если надо сбегать в магазин, он знает, как занять ребенка, машины достанет, показывает. И я рассказывала детям, что у нас будет жить другой ребенок. Если идем в дом ребенка, знакомиться с другим ребенком, я всегда беру свою дочь.

И она знакомится, ей тоже небезразлично.

— 24 — — А муж как У него опасения какие были М. С. Никаких не было. С работы он придет, дети сразу к нему бегут: «Ой, папа пришел». Даже домофон только звенит, они уже все тут стоят.

— А уроки как Миша делал Другие дети не мешали ему М. С. Существует же распорядок дня, когда-то отдых, когда-то учеба. Если отодвинуть все на семь лет назад, Мише было тринадцать. Миша пришел из школы, если ему надо, то занимается в своей комнате, а я с детьми здесь.

Лего собираем, или играем, или читаем. У нас условия есть, четырехкомнатная квартира. То есть дети заняты, не то, что они просто бегают. Или мы идем на улицу, если хорошая погода.

— Но все равно какие-то конфликты бывают М. С. Ну, конечно, бывают, например, Миша пришел из школы, получил плохую отметку, то у нас дискуссия идет.

— Мне просто еще интересно, если возникают проблемы, как вы решаете их М. С. Методом объяснения. Мы садимся, объясняем, рассказываем, решаем, кто прав, кто виноват, спокойно, мирно.

— А со стороны патронатных детей бывало что-то Какое-то поведение необычное М. С. Наоборот. Трудно бывает в первую неделю, для меня трудно, потому что я не знаю ребенка. Я не знаю, как к нему подойти, когда в туалет он хочет, он же не говорит.

Я знаю, что его надо покормить, а иногда ребенок и кушать отказывается.

— И как тогда М. С. Методом разговора и ласки. Ну, не хочешь ты сейчас, пойдем поиграем. Ребенок забывается, «Будешь кушать сейчас» — «Буду». И ребенок привыкает, что утром мы встаем, завтракаем, умываемся, идем гулять, потом обед.

И ребенок знает, кто когда придет, когда по телевизору «Смешарики» идут. И знает, что после «Спокойной ночи, малыши» мы идем спать. Но бывает, дети не могут заснуть, вот Андрей был, не спал, боялся темноты, мы спали только — 25 — с лампочкой, у ребенка было такое состояние. Все дети своеобразные.

— А сколько дети жили М. С. Самое большее прожила у меня Вера, три с половиной года. Вику забирали, и вопрос встал, кого брать.

И мне посоветовали взять Веру. Она очень болела, ей было два с половиной годика. Она самая маленькая была. Что самое интересное, когда берешь из дома ребенка, у всех маленький рост и маленький вес. И вот взяли Веру. Маленькая такая, вот такой живот, вот такие сопли. Голова большая, сама маленькая, живот большой. У меня есть фотографии. А когда ее забирали, она такая девочка домашняя.

Со временем сопли прошли, бронхиты прошли, стул неправильный прошел. Все постепенно. Зарядка, спорт. Вот фотографии. Смотрите, какая Вера была, а потом какая! — Какая у нее стрижка модная.

М. С. Мы же в ванну ходим, из ванны выходим, нам их надо феном уложить. Вот они сидят, все дети. Какая высокая стала! Была семьдесят сантиметров, а стала метр пятнадцать. Девочке дистрофию мышц ставили, вот, какая дистрофия Вот она на шпагат садится спокойно.

— А что в поведении изменилось М. С. Она стала домашним ребенком. Поняла, что ей здесь хорошо, тепло, любят, понимают, что у нее появилась сестренка.

— А как Вы сами Ведь три с половиной года ребенок живет.

М. С. Моя голова понимает, что ребенок уйдет. Я продолжаю работу. Конечно, когда наступает момент (плачет), это — тема больная.

— А есть какая-то разница, мало ребенок прожил или много М. С. Нет разницы никакой, хоть один день. А потом пришла другая Вика. Девочка больная, инвалид. Я стала с ней заниматься, смотрю, она не различает цвета, не отличает, где круг, где квадрат. Я позвонила в дом ребенка, мне говорят, что не может быть. Мы стали ее обследовать, — 26 — у нее была двусторонняя расщелина нёба. Она была уже прооперирована, косоглазие небольшое. Когда девочку обследовали, оказалось, что у нее плюс двенадцать. Поэтому в доме ребенка она ходила интуитивно, а обследовать ее не успели. Когда она ела, все выходило через нос, постоянно надо было промывать, и ел ребенок только жидкое. Мы надели очки, ребенок не говорил. Около двух лет она жила у меня. Около пяти лет было, когда ее забрали. Здоровье для меня — это святое. Сказал врач заклеивать правый глаз, мы заклеивали, занимались, регулярно ходили на все процедуры, массажи. И ребенок заговорил. А сколько стихов Вика выучила! Просто рот не закрывался! И она так раскрепостилась! На елку ездили, она вышла к Деду Морозу, стихи ему рассказала, песню спела, во всех конкурсах участвовала, вместе с другими детьми.

— Все дети были усыновлены М. С. Да. Все ушли в семьи. Вика стала выговаривать все слова, и очки мы стали носить плюс пять за первый год. Я и своих детей лечила, меня знают все врачи, иногда и без талона идешь, если что-то срочное.

— А как окружающие относятся М. С. Поначалу были и пересуды, и негативные моменты, а потом как-то изменилось. Как ты взяла Зачем тебе это надо Те, кто ворчал, стал относиться по-другому.

«Как ты взяла Зачем тебе это надо» А я просто работала и работала. Хотя, обсуждений было много. А потом, со временем, год прошел — и все затихло, они видят, что ребенок развивается, видят, что ребенок плохо ходил, а потом начал ходить, Вера стала говорить. А сейчас спрашивают: как Вера Как Вика Наша соседка всех помнит, всегда спрашивает про детей. Вера всегда здоровалась: «Здрасте, тетя Кава». А Вика, наоборот, непонятно говорила, быстро говорила и громко, хочет сказать, а выговорить не может:

«Кара…» А соседка спрашивала, что она сказала И я ей объясняла, переводила. Но когда пожила у меня, стала говорить медленнее и практически все понятно, что она хочет, понятно.

— 27 — Вера маленькая была, все ей большое, голова маленькая, шапку не можем подобрать, надо ведь выбрать красивую.

Семьдесят сантиметров была, а уехала — девяносто два.

Так любила кататься с горки, не боялась никакой высоты.

Она была своеобразным ребенком, если что-то было ее, и кто-то просил это, она говорила: «Посмотри и отдай».

— Все родители были лишены родительских прав М. С. От Веры родители отказались в грудном возрасте, и она все по больницам, потом ее привезли в дом ребенка.

— Кто-то из детей вспоминал своих родителей М. С. Вика ни разу не вспомнила свою маму, свой дом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.