WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 52 |

В целях стимулирования улучшения социально-бытового обслуживания трудящихся все чаще использовалась практика проведения общественных смотров. Так в период с мая по сентябрь 1950 г. Колымский Окружком профсоюза совместно с Санитарным управлением Дальстроя решили провести массовый общественно-санитарный смотр. Профсоюзные организации в частности должны были проверить готовность магазинов, столовых и пекарен к летней торговле и т.п.Особое внимание стало уделяться подготовке общежитий к зимнему периоду. В сентябре 1950 г. руководство Дальстроя указывало, что за 7 месяцев 1950 г. только по пяти горным управлениям и УАТу было построено и введено в эксплуатацию более 20 тыс. м2 жилой площади и 67 коммунально-бытовых объектов6. Заметно была улучшена работа коммунально-бытовых предприятий по обслуживанию населения, приняты меры по благоустройству и наведению чистоты в рабочих поселках. Однако в целом выполнение всего комплекса меро Советская Колыма. – 1950. - № 120. – 23 мая.

Советская Колыма. – 1950. - № 122. – 25 мая.

Советская Колыма. – 1950. – №125. – 28 мая.

Советская Колыма. – 1950. - № 123. – 26 мая.

Советская Колыма. – 1950. - № 129. – 2 июня.

Д. 224, Л. 48-53.

приятий в данной сфере не удовлетворяли руководство Дальстроя, и ответственными за это считались начальники управлений. Вновь было отмечено, что на многих предприятиях плохо работали бытовые учреждения (столовые, пекарни, бани, парикмахерские, пошивочные мастерские). На предприятиях «Одинокий», «Дебин», «Горный», «Перспективный», «Скрытый», «Пионер», «им. М. Расковой», «Победа», «Гвардеец», «Терехтях», «Таганья», «Суксукан», «Днепровский» и других они находились в запущенном, антисанитарном состоянии. По мнению и.о. начальника Дальстроя Кузнецова это свидетельствовало о пренебрежительном отношении руководителей указанных предприятий к бытовым нуждам трудящихся и об игнорировании приказов начальника ГУСДС, в этой связи руководители приедприятий предупреждались об ответственности.

В сентябре 1950 г. заместитель министра внутренних дел Чернышов обратил внимание руководства ГУСДС на то, что из Министерства госбезопасности СССР поступили сведения о неудовлетворительных жилищно-бытовых условиях спецпоселенцев на предприятиях Дальстроя. Органы, осуществлявшие надзор за спецпоселенцами, неоднократно требовали от руководства Дальстроя устранения имевшихся недостатков, однако никаких реальных мер не принималось1. Так в общежитиях прииска «им. Тимошенко», в бараке №31 Тенькинской дизельной электростанции не были отремонтированы крыши, в помещениях была грязь и «антисанитария». Барак был перенаселен до такой степени, что спецпоселенцы вынуждены были спать по два человека на одной койке. В общежитиях Индигирского управления по Школьной улице и в общежитиях Утинского золоторудного комбината потолки, по выражению информаторов «угрожают обвалом». На участке «Пестрая» прииска «Ольчан» 80 спецпоселенцев были размещены в совершенно неприспособленных для жилья бараках, и не были обеспечены постельными принадлежностями. Столовая на этом участке отсутствовала, из-за чего люди вынуждены были готовить пищу примитивным способом и каждый для себя.

Аналогичное положение наблюдалось в общежитиях приисков «Одинокий» и «Пятилетка» Северного горнопромышленного управления. Все указанные недостатки было предложено устранить и о принятых мерах срочно донести МВД СССР.

Заметное участие в освещении социально-бытовых проблем населения принимали средства массовой информации. Газета «Советская Колыма» периодически делала целые обзоры писем трудящихся, поступавших в редакцию. Целью такой работы редакция «Советской Колымы» ставила «улучшить бытовые условия трудящихся»2. Впоследствии газета иногда возвращалась к напечатанным материалам и информировала читателей о принятых мерах. Весьма часто сообщалось о насущных проблемах вольнонаемного населения. Так на Р-23сс, Оп.1, Д. 255, Л. 203-204.

Советская Колыма. – 1950. - № 6. – 7 января и др.

пример, к середине 1950 г. в магазинах пос. Усть-Омчуг (центр Тенькинского управления) не было самых необходимых продуктов, отсутствовали многие предметы широкого потребления (расчески, маленькие зеркала, бритвенные приборы и т.д.), что вносило напряженность в повседневный быт населения. Плохим было признано и обслуживание трудящихся в столовых Усть-Омчуга1. В столовой пос. Спорного также имелись существенные проблемы. Обеды подавались в нечистой посуде и не всегда они были горячими, чай подавался в банках изпод консервов, в целом качество пищи было плохим2.

Кроме жилищных проблем трудящихся и особенно женщин волновали вопросы, связанные с нормальным развитием их детей. Так О. Клюкина в марте 1950 г. написала в редакцию «Советской Колымы» о том, что ни в одном из магазинов г. Магадана не было детских игрушек3. Родители тщетно заглядывали на пустующие полки, где когда-то было много игрушек. И хотя, как указывала О. Клюкина, это были изделия грубой работы, все же они были. Также раньше в детском отделе магазина культтоваров продавались и санки, и деревянные коляски, и детские стульчики и т.д. Читательница задавалась справедливым вопросом, почему при наличии на Колыме многих предприятий местной промышленности, которые могли быстро наладить производство детских товаров, на прилавках магазинов ничего не было. Отвечая на свой же вопрос, О. Клюкина считала, что вина в создавшейся ситуации лежит на руководителях предприятий местной промышленности, которые не прислушивались к голосу потребителей.

Еще более важной проблемой являлось то, что детские учреждения Дальстроя зачастую были переполнены и находились в зданиях, не соответствовавших многим санитарногигиеническим требованиям. В Нижне-Сеймчанском детском комбинате на начало июня 1950 г. находилось 120 детей, хотя он был рассчитан только на 1004. Вместе с этим имелось большое количество родителей, которые желали поместить своих детей в деткомбинат, но размеры помещения этого не позволяли. «Советская Колыма» вынуждена была констатировать, что комбинат был не в состоянии удовлетворить потребности растущего населения.

Здание, в котором находились детские ясли комбината, не соответствовали элементарным требованиям, предъявляемым к помещениям такого рода. Питание в ясли доставлялось из другого здания, при этом оно остывало и теряло свои вкусовые качества (особенно зимой), не представлялось возможным выделить в санаторную группу ослабленных детей. Штат обслуживающего персонала деткомбината также был недостаточен.

Советская Колыма. – 1950. - № 125. – 28 мая.

Советская Колыма. – 1950. - № 129. – 2 июня.

Советская Колыма. – 1950. - № 54. – 4 марта.

Советская Колыма. – 1950. - № 129. – 2 июня.

В пополнении Дальстроя вольнонаемными кадрами решающее значение имела вербовка на «материке». Важно было обеспечить нормальные условия для прибывавших на Колыму работников. Поскольку основным местом их размещения были транзитные городки г.

Магадана, то редакция «Советской Колымы» совместно с Горкомом ВЛКСМ провели в мае 1950 г. рейд по проверке готовности транзитных городков к приему пассажиров и созданию необходимых условий для их своевременной перевозки к месту предполагаемой работы1.

В результате проверки было выяснено, что подготовка жилого фонда транзитных городков в 1950 г. началась с большим запозданием. Во многих общежитиях все еще проживали жильцы. Так в общежитиях транзитного городка №6 проживало 150 чел., которым так и не предоставили другого жилья. В помещениях общежитий было грязно, вследствие неисправности прачечной стирка производилась в самих помещениях, семейные вынуждены были жить вместе с одинокими, имели место кражи. Аналогичная ситуация имела место и в транзитном городке №2 (на 600 чел.). С организацией перевозки транзитных пассажиров также было выявлено много проблем. Для их перевозки было выделено 30 необорудованных автомашин, тогда как Магаданский авторемонтный завод должен был к 1 июня 1950 г. подготовить 30 каркасных автобусов и оборудовать их для перевозки людей.

Однако и в последующее время проблема транзитных городков удовлетворительно решена не была. В начале 1951 г. руководство ГУСДС вынуждено было констатировать, что состояние городков, размещение и обслуживание прибывающих в Дальстрой договорников, офицеров и членов их семей находилось в неудовлетворительном состоянии2. Размещение прибывавших работников производилось без всякой системы и учета. Семейные и одинокие, мужчины и женщины, офицеры, инженерно-технические работники и бывшие заключенные вновь размещались в одних и тех же бараках. В результате имели место «аморальные проявления» - пьянство, драки, карточные игры и воровство. Санитарное состояние общежитий городков также продолжало оставаться неудовлетворительным. Помойных ям и мусорных ящиков на территории городков не имелось. В результате несоблюдения элементарных санитарных мер среди прибывавших работников и членов их семей имелись массовые случаи инфекционных заболеваний, особенно детей.

Состояние транзитных городков не улучшилось и в 1952 г., когда вновь приказывалось выделить общежития отдельно для семейных пассажиров и одиночек, а также отдельно для мужчин от женщин. Транзитных пассажиров, прибывавших в Находку из г. Магадана было приказано размещать отдельно от отправлявшихся в Дальстрой3. Видимо, работники Советская Колыма. – 1950. - № 121. – 24 мая.

Д. 247, Л. 158-161.

Д. 279, Л. 65-73.

уезжавшие из Дальстроя, знакомили новичков с реалиями Колымы того времени, в результате чего последние могли изменить свое решение о работе в Дальстрое.

Новому начальнику Дальстроя И. Л. Митракову, назначенному после И. Г.Петренко, тоже пришлось много заниматься хронической проблемой Дальстроя по улучшению жилищно-бытовых условий трудящихся. В апреле 1951 г. Митраков отмечал, что в результате систематического отставания темпов жилищного и коммунально-бытового фонда от роста производства предприятий Чаун-Чукотского управления, а также «пренебрежительного отношения» к устройству быта трудящихся со стороны бывшего руководителя этого управления Бокарева, жилищно-коммунальное хозяйство на предприятиях ЧЧГПУ оказалось в запущенном состоянии1. Многие работники не имели постоянного благоустроенного жилья, общежития рабочих находились в антисанитарном состоянии и не были обеспечены необходимым инвентарем. Бани, прачечные, мастерские бытового обслуживания, а также столовые, магазины, хлебопекарни, детские учреждения своей работой совершенно не удовлетворяли нужд и запросов населения. План по введению в эксплуатацию жилой площади за 1950 г. управлением был выполнен только на 25,3%, надлежащие меры по сохранности существующего жилого и бытового фонда вновь не принимались. Медицинское обслуживание населения также было поставлено неудовлетворительно. Культурно-бытовое обслуживание трудящихся также было «совершенно неудовлетворительным». В этой связи в очередной раз было приказано принять меры по ликвидации выявленных недостатков.

В начале сентября 1951 г. была проведена очередная проверка готовности общежитий работников горнопромышленных управлений к зиме2. В частности было установлено, что в Северном и Западном управлениях была проделана значительная работа по подготовке жилого фонда: созданы ремонтные бригады, успешно завозилось топливо и т.д. Однако на приисках «им. Водопьянова», «Штурмовой», «Фролыч» правила эксплуатации жилого фонда нарушались - в квартирах дальстроевцев содержались свиньи и куры. Во многом жильцы вынужденно прибегали к таким мерам, поскольку для постройки сараев руководители предприятий материалов не отпускали.

В отношении системы поощрения трудящихся на Крайнем Севере в начале 1950-х гг.

произошли некоторые изменения. В соответствии с постановлением СМ СССР от 31 декабря 1950 г. и указанием министра внутренних дел № 1062 от 9 января 1951 г. с 1 января 1951 г.

было приказано уменьшить на 25% размеры премий руководящим и инженернотехническим работникам, служащим, рабочим, лагерным и другим категориям работников, выплачивавшиеся по всем действующим в Дальстрое премиальным положениям. Экономия Д. 250, Л. 111-114.

Д. 255, Л. 70-72.

от этого снижения должна была вноситься в Госбанк в доход союзного бюджета1. Судя по всему, это было одно из первых в послевоенные годы снижение северных премий, хотя премиальные вознаграждения играли существенную роль в заработках северян, являлись весомым стимулом в их работе. В частности, сокращению подлежали премии за выполнение и перевыполнение плана, за экономию материалов (горючего, электроэнергии, резины и т.д.), за разведку и первооткрывательство новых месторождений, за разработку новых конструкций и рационализаторские предложения, за освоение новой техники и за победы во Всесоюзных социалистических соревнованиях. Кроме этого сокращению подлежали премиинадбавки рабочим, занятым на лесозаготовках, доплаты по прогрессивно-сдельным системам, выплачивавшимся сдельщикам за перевыполнение норм выработки, доплаты бригадирам за руководство бригадами, доплаты за обучение стажеров и учеников, доплаты за многоагрегатное обслуживание и совмещение профессий и т.д. Система премий в Дальстрое, как видно, была весьма развитой, и 25-процентное сокращение чувствительно коснулось многих работников.

Вместе с тем в июле 1951 г. были объявлены «дополнительные льготы и преимущества», установленные постановлением СМ СССР от 11 апреля 1951 г. для работников Дальстроя2. Так при исчислении стажа работы для выплаты единовременного вознаграждения за выслугу лет работникам Дальстроя было разрешено включать время работы в других министерствах и ведомствах, где была установлена выплата процентных надбавок или единовременного вознаграждения за выслугу лет, независимо от времени перехода работника на работу в Дальстрой из этих ведомств.

При служебном переводе на работу в Дальстрой, в связи с заключением трудового договора за работниками разрешалось сохранять суммы процентных надбавок, выслуженных ими в других министерствах и ведомствах за работу на Крайнем Севере и в отдаленных местностях. Эти надбавки сохранялись в виде исключения, независимо от времени перевода работников на работу в Дальстрой.

Работникам Дальстроя, уволившимся из его системы до издания этого постановления, а затем вновь принятым на работу в Дальстрой, в стаж на получение 10-процентных надбавок, а также на получение единовременного денежного вознаграждения за выслугу лет и повышенного пенсионного обеспечения было разрешено засчитывать все время работы в Дальстрое, если срок перерыва в работе был не более двух лет.

Подъемные на членов семьей работников Дальстроя должны были выплачиваться независимо от срока их приезда к месту работы основного работника. По заключению врачеб Д. 247, Л. 62-63.

Д. 253, Л. 36-38.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.