WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 52 |

В июне 1939 г. всех отказчиков от работы и злостно не выполняющие нормы работы заключенные было приказано перевести на штрафное питание7, на всех приисках создавались карцеры, в которые предполагалось помещать «злостных отказчиков», «нарушителей лагдисциплины» сроком на 10 дней, выдавая в сутки 400 г хлеба и кипяток8. За отставание в выполнении плановых показателей наказывались и ответственные вольнонаемные работники. Был инициироан очередной виток борьбы с «угрожающем характером» простоев экскаваторов, с «антимеханизаторской практикой работы» (аварий компрессоров, шахт)9. Так, за не использование трех экскаваторов в течении месяца был отдан под суд главный инженер прииска «Чай-Урья», за неиспользование «на полную мощность» механизмов прииска «Ударник» с работы был снят главный механик 10.

Однако, несмотря на все предпринимаемые жесткие меры, в Москве не были удовлетворены ходом золотодобычных работ в Дальстрое. Так 1 августа 1939 г. по ГУСДС сообщалось, что народный комиссар Внутренних Дел СССР Л. П. Берия отметил «нашу плохую работу по металлодобыче» и поставил задачу «в августе принятием решительных мер Там же. Д. 43, д. 77.

Там же. Л. 64-65.

Там же. Л. 40.

Так было несколько сокращено дорожное строительство (ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 43, л. 64-65). СГПУ, ЗГПУ ЗГПУ и ЮЗГПУ вынуждены были отказаться от строительства нескольких важных линий электропередач (ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 47, л. 214-217) и др.

ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 47, л. 204.

Там же. Д. 48, л. 34-35.

Там же. Д. 49, л. 114. Под штрафным питанием понималось: 400 г хлеба, 10 г муки подболточной, 33 г крупы, 100 г консервов, 5 г растительного масла, 20 г соли, 3 г чая, 17 г томатов, 100 г рыбы в сутки.

ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 49, л. 114.

Там же. Д. 43, л. 50-54., д. 50, л. 59.

Там же. Д. 46, л. 262-263.

обеспечить выполнение утвержденного... плана»1. В этой связи каждый промывочный прибор, участок, прииск был обязан ежедневно выполнять план. Не выполняющий план как указывал К. А. Павлов, «делает преступление, тот позорит коллектив Дальстроевцев перед партией правительством и страной, тот творит антигосударственное дело». Горным управлениям директивно устанавливалось количество рабочей силы, которую необходимо было выставлять на основное производство (СГПУ - 18233 чел., ЗГПУ - 20295, ЮГПУ – 9632)2.

На борьбу за выполнение плана были мобилизованы партийные, комсомольские и профсоюзные организации, которые направляли своих работников на прииска, для «шефства» над промприбором, участком и т.д. Для поощрения ударников и стахановцев в СГПУ отправлялось 10 машин «премиального фонда», в ЗГПУ тоже 10, в ЮГПУ - 8, в ЮЗГПУ - машины 3.

Темпы золотодобычи стали нарастать в III квартале 1939 г., когда в Дальстрой и на прииски стали прибывать новые этапы заключенных4. Однако, срыв выполнения плана на отдельных предприятиях отрасли продолжался. В этой связи был снят с работы начальник прииска «Топкий»5. За неполное выставление рабочей силы на основное производство приказом от 4 августа 1939 г. 8 начальников приисков были арестованы на трое суток в административном порядке, начальники еще 17 приисков получили строгий выговор с занесением в личное дело и т.д. Начальники тех приисков, которые полностью исполняли приказы К. А.

Павлова, поощрялись (так, например, начальникам приисков «Пятилетка», «Геологический», «Средний Оротукан», «Дусканья» была объявлена благодарность)6.

В августе 1939 г. ход летнего промывочного сезона в Дальстрое был нарушен чрезвычайными обстоятельствами: 22-24 августа на трассе прошли сильные ливневые дожди.

Мощные ливни охватили территорию современных Сусуманского, Тенькинского и Ягоднинского районов Магаданской области1. Горизонт воды в створе моста через р. Колыму поднялся по отношению к нормальному уровню на 11,5 м. Все поселки, расположенные на побережье р. Колымы и ее притоков, были затоплены. Создалась реальная угроза срыва пролетных строений моста, потеря которого грозила катастрофическими последствиями. На левом берегу р. Колымы находились объекты двух крупнейших золотодобывающих управлений Дальстроя (СГПУ и ЗГПУ). Люди на приисках, разведках и других предприятиях могли на долго оказаться без продовольствия и связи. Положение могло чрезвычайно усложниться Там же. Д. 50, л. 131.

Там же. Д. 50, Л. 132.

Там же. Д. 50, Л. 132.

ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 724, л. 84.

Там же. Д. 50, л. 135.

Там же. Л. 155-156.

в связи с наличием в Северном и Западном горнопромышленных управлениях многих тысяч заключенных.

Начальник Дальстроя К. А. Павлов, срочно прибыв на место стихийного бедствия, взял руководство в свои руки. По всей длине моста через р. Колыму были поставлены тяжело нагруженные машины, которые своей тяжестью помогли выстоять деревянным конструкциям под напором потока воды. Заключенные и вольнонаемные были переброшены на борьбу с наводнением и на восстановление движения по трассе.

Ущерб, нанесенный стихией, был огромен. Целый ряд ведущих приисков СГПУ: «им.

Водопьянова», «Верхний Ат-Урях», «Партизан», «Ударник», «Оротукан» были затоплены.

Подготовленные к отработке площади были занесены потоками грязи, промывочные приборы подмыты в своих основаниях и частично разрушены. Из общей суммы убытков в 37,млн. руб. по всем предприятиям Дальстроя 63% пришлось на долю горнопромышленных управлений2. Вместе с тем, чтобы не допустить значительного снижения темпов золотодобычи, К. А. Павлов призвал коллектив Дальстроя к «напряжению всех сил, большевистской организованности», для того, чтобы в оставшиеся 4 месяца выполнить годовой план3.

Здоровье самого начальника Дальстроя оказалось подорвано, так как он два дня находился на мосту через р. Колыму под проливным дождем и в начале сентября К. А. Павлов уехал «по болезни на лечение в г. Москву»4, но на Колыму он больше не вернется.

Временно исполняющий обязанности начальника Дальстроя комбриг А. А. Ходырев, предпринимал все меры к наращиванию добычи золота, выполнению суточных и декадных планов5, но это удавалось не многим приискам6. К тому же в снабжении золотодобывающих управлений и геологоразведочных районов продовольствием и взрывчаткой, после такого катастрофического наводнения, начались перебои7.

В целом осенне-зимняя промывка продвигалась с отставанием приисков от выполнения установленного плана. В конце октября 1939 г. А. А. Ходырев, оценивая результаты работы золотодобывающих предприятий, говорил о «позорном провале государственного плана металлодобычи». Он объяснил его, главным образом, не объективными обстоятельствами, а «моральной разоруженностью», упадничеством, отпускными настроениями и самоуспокоенностью ряда ответственных работников8.

См.: Паникаров И. А. История поселков центральной Колымы. - Магадан, 1995. - С. 66.

ГАМО, Ф. Р-23сч, Оп. 1, Д. 724, Л. 84.

Там же. Д. 51, Л. 80.

Там же. Д. 51, Л. 110.

Там же. Д. 53, Л. 28-29, 67-72; Д. 54, Л. 16-20 и т.д.

Д. 52, л. 89, 184.

Там же. Д. 51 Л. 160-161; Д. 53, л. 123-128.

Д. 54, Л. 17-18.

В такой непростой обстановке 19 ноября 1939 г. вступил в должность новый начальник Дальстроя комиссар государственной безопасности III ранга И. Ф. Никишов. Его первым заместителем был назначен старший майор государственной безопасности С. Е. Егоров, вторым заместителем – комбриг А. А. Ходырев, начальником политического управления – дивизионный комиссар И. К. Сидоров1. Согласно вновь утвержденному списку номенклатурных должностей руководящего звена горнодобывающей промышленности Северное управление возглавил В. А. Флоров, Западное – М. С. Краснов, Южное – А. Д. Батов, ЮгоЗападное – И. А. Ткачев2.

Новый начальник Дальстроя назначил комиссию по проверке «во всех Горных Управлениях и Колымснабе наличия имеющегося оборудования на складах»3, а затем потребовал годовые отчеты с докладными записками о деятельности всех подразделений ГУСДС4. В целом И. Ф. Никишов практически с первых шагов принял на вооружение ту практику руководства Дальстроя, которая сложилась при его предшественнике К. А. Павлове, только в несколько смягченном варианте.

В период с декабря 1939 г. по апрель 1940 г. новым руководством Дальстроя для заключенных на открытых и подземных работах был установлен 10-часовой рабочий день (с обязательным перерывом на обед в 1 час). Для так называемых «злостных заключенных», систематически не выполнявших суточные нормы, устанавливался 12-часовой рабочий день (без учета перерыва на обед). Выходные дни были определены 12, 24 и 30 числа каждого месяца. Температурное ограничение работ на открытом воздухе составило -500С, но с обязательной отработкой таких периодов в выходные дни5.

В итоге в 1939 г. Дальстой добыл 66,314 т химически чистого золота6. Согласно данным «Сводного отчета по основному производству за 1939 г.», можно выявить вклад в золотодобычу практически каждого прииска7. Например, прииск «им. Водопьянова» добыл за 1939 г. 5807,7 кг химически чистого золота (8,75%), «Штурмовой» - 7752,8 кг (11,7% - лидер золотодобычи Дальстроя в 1939 г.), «Партизан» - 3143,9 кг (4,7%), «Верхний Ат-Урях» - 6751,9 кг (10,2%), «Нижний Ат-Урях» - 5385,6 кг (8,1%), «Туманный» - 3027,9 кг (4,6%), «Одинокий» - 1030,4 кг (1,55%) и т.д.8 При этом для сравнения списочный состав прииска «им. Водопьянова» составлял 5863 чел., «Штурмового» - 5262, «Партизана» - 2983, «Верхнего Ат-Уряха» - 3882, «Нижнего Ат-Уряха» - 4520, «Туманного» - 3014, «Одинокого» - Там же. Д. 54, л. 177.

Там же. Д. 54, Л. 193-196.

Там же. Д. 54, Л. 197.

Д. 55, Л. 177-180.

Там же. Д. 55, л. 45.

Там же. Ф. Р-23сс, оп. 1, д. 8, л. 6.

Там же. Ф. Р-23сч, оп. 1, д. 724, л. 21 об - 36 об.

ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 724, л. 34.

чел. и т.д.1 На каждого работника золотодобывающих приисков Северного управления в среднем в 1939 г. пришлось 1,2 кг химически чистого золота. В целом на основном производстве золотодобывающей промышленности Дальстроя в 1939 г. было занято 35535 человек или 56,6 % от всего списочного состава приисков2, 64 экскаватора вскрыли 16 % всех торфов фов и переместили 69,1 % грунта3, 478 промприбора осуществляли промывку золотоносных песков4.

В начале 1940 г. в Дальстрое руководство традиционно развернуло социалистическое соревнование, для лучших рудников, приисков и обогатительных фабрик были учреждены соответствующие премии. Так как золотодобывающая промышленность Дальстроя была переведена на круглогодовой цикл золотодобычи, в зимний период прииски продолжали напряженную работу по вскрыше торфов. Однако, вновь не все предприятия могли выдерживать заданный темп. К руководству таких приисков применялись жесткие санкции. Так в начале 1940 г. за «саботаж в выполнении приказа...» о выставлении указанного «сверху» количества рабочей силы и за срыв плана из системы Дальстроя был уволен начальник прииска Одинокий5. Вслед за этим был приказано расторгнуть трудовой договор и отправить во Владивосток с первым отходящим пароходом начальника прииска «Линковый» (за «беспробудное пьянство, развал и без того низкой трудовой дисциплины среди работников прииска»). Данный приказ должен был быть объявлен всему вольнонаемному составу работников Дальстроя6.

Продолжала распространяться система тотального планирования и учета. Так, согласно «Инструкции и по планированию и учету вскрыши торфов, перевалки, добычи и промывки песков и горноподготовительных работ на приисках горных Управлений ГУСДС», на каждую из вышеперечисленных операций необходимо было заполнять данные по движению кубажа, заносить их в специальную книгу, подводить баланс и т.д.7 Горнопромышленные управления должны были ежемесячно отчитываться об объемах вскрыши и перевалки торфов, о добыче песков, о работе экскаваторов, мехдорожек, транспортеров, компрессоров, бурильных молотков, насосных и канавных гидравлик, промприборов8.

В целях упорядочения вольнонаемных кадров, во всех подразделениях Дальстроя в 1940 г. было приказано организовать единовременный учет специалистов9. Согласно «Инст ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 724, л. 54.

Там же. Ф. Р-23сс, оп. 1, д. 8, л. 8.

Там же. ссД. 5, л. 16.

Там же. ссД. 8, л. 14.

Там же. Д. 58, Л. 231.

Там же. Д. 58, Л. 242.

ГАМО, ф. Р-23сч, оп. 1, д. 58, л. 62-68.

Там же. Д. 60, л. 74-74а.

Там же. Д. 58, л. 131.

рукции по проведению единовременного учета специалистов» на всех вольнонаемных и бывших заключенных, работавших по договорам, соглашениям и без них должны были заполняться карточки с указанием пола, основной и «узкой» специальностей1, фамилии, имени, отчества, года рождения, партийной принадлежности, общего и специального образования, трудового стажа, времени прибытия в Дальстой, специальности, указанной в договоре, оклада, перемещений по службе и т.д.Прииски Дальстроя в 1940 г. заблаговременно начали подготовительные работы к летнему промывочному сезону. Строились промприборы, производительностью 500, 250 и м3 в сутки3, проводились испытания собственной новинки Дальстроя – промывочного прибора системы инженера Шлендикова, более производительного по сравнению с предыдущими образцами4. Большое внимание уделялось ремонту экскаваторов5.

Предприятия, выполнявшие месячные и квартальные планы, периодически премировались6. При этом в систему вошло поощрение и вольнонаемных (деньгами, промышленными и продовольственными товарами), и заключенных (улучшением питания, на которое специально выделялись деньги). Тем не менее, руководство Дальстроя не было довольно общим ходом выполнения программы вскрыши торфов, и поэтому продолжало требовать от начальников приисков под их личную ответственность посылать 60% списочного состава прииска на основное производство7.

В преддверии начала промывочного сезона для заключенных, занятых на горных работах, с мая 1940 г. был установлен 12-часовой рабочий день. Выходные дни в течение промывочного сезона отменялись, для отдыха разрешалось использовать ненастные дни, когда нельзя было работать на основном производстве. Смена одних бригад другими должна была быть организована так, чтобы не допускать прекращения работ. Также категорически было запрещено посылать заключенных, выполнявших суточные нормы выработки на сверхурочные работы, а не выполнявших нормы заключенных разрешалось дополнительно задерживать еще на 2 часа. Питание заключенных предполагалось осуществлять «непосредственно на производстве»8.

За несколько дней до начала «массовой промывки», назначенной на 18 мая 1940 г. всем руководителям приисков напоминалось, что план металлодобычи решается в течение 110В документе приведен следующий пример: основная специальность - горный инженер, узкая - эксплуатация открытых россыпных месторождений.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.