WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

1. Чтение в России до 19 века Славянская письменность была создана в IX в. византийцами Кириллом и Мефодием. Она служила для пропаганды христианства. Письменность эта была основана на практически чужом южно-славянском языке. Отсюда – сакрализация текстов, противопоставление их бытовой сфере. Сакральный текст нельзя было перевести на разговорный русский язык, хотя уже существовала письменность и на его базе. Но она предназначалась для бытовых, торговых целей. Чтение, таким образом, являлось тогда компонентом обрядового церковного действия. Обучение грамоте велось по церковным книгам (в основном по Псалтыри). Книги читали в основном представители духовенства и социальной верхушки. Немногие из средневековых книг имели светский характер (хроники, исторические повести, сборники изречений и т.д.), но и они также работали на внедрение христианского мировоззрения.

Развлекательной литературы, беллетристики тогда не было. Распространение грамоты, её функциональное использование (управление, дипломатия, судопроизводство, торговля и пр.) имело место в городах, но это не считалось чтением. Различалось чтение как техническое умение и чтение как содержательное, имеющее высокий культурный статус действие.

Древнерусская литература не имела деления на высокую и низкую. Соответственно, в ней отсутствовали разные направления и их борьба. Древнерусская литература делилась на жанры, резко отграниченные друг от друга.

Жанр тогда имел и внелитературное значение, связанное с бытом, церковным обиходом, политической жизнью того времени. Фольклор был одинаково распространён и у простых крестьян, и у знати. Одни и те же сказки слушали и понимали и крестьянские, и княжеские дети.

В XVII в. в связи с активным развитием городов, в которых благодаря развитию торговли появляется всё больше светски грамотных людей, фольклор уходит в деревню. Образовавшийся вакуум нужно было заполнять. Возникают новые жанры, сугубо городские, не связанные с бытом, церковным обиходом, политикой. Эти жанры служили для удовлетворения собственно эстетических потребностей. Например, жанр романа представлял собой развлекательное, занимательное чтение. Существовали даже специальные конторы по переписке именно такого рода произведений. Рукописные тексты массовых, лубочных романов имели хождение даже в XVIII в. По журналам XVIII в. можно выявить список «бестселлеров» того времени: «Шемякин суд», «Бова-королевич», «Пётр Златые Ключи» – всё это лубочные романы.

Самое популярное издание – жизнеописание Ваньки Каина (выдержало изданий).

Реформы Петра Первого спровоцировали резкое культурное расслоение.

Чтение стало обязательным для дворян (это энергично внедрялось Петром).

В купечестве и мещанстве читали мало, так как это не одобрялось. Крестьяне почти вообще не читали. При Петре I издавалась в основном государственная, агитационно-пропагандистская литература, причём огромными для того времени тиражами, но её никто не покупал. А рукописные издания лубочных романов множились. Перейдя в печатный вид, лубочный роман занял рынок.

2. Чтение и его изучение в России в 19 веке.

В первой половине 19 века читателей было сравнительно мало: на 1 читателя приходилось 20 нечитателей. Чтение было атрибутом в основном горожан. Существовали читатели 3-х типов: чтецы (ретрансляторы); читатели по необходимости (деловая документация) и читающие для удовольствия.

Группа последних становится особенно многочисленной в ситуациях кризиса. Многочисленность этой группы читателей зависит также от наличия навыков чтения и отношения к чтению данной социальной группы.

О читателях первой половины XIX в. можно судить по случайным сведениям из художественной литературы того времени. У Пушкина: «У нас литература не есть потребность народная», «класс читателей ограничен». Такое положение существовало из-за неграмотности большинства населения и дороговизны книг. Например, первое издание «Руслана и Людмилы» стоило рублей, «Евгений Онегин» – 12 рублей, трёхтомное издание – 30 рублей (в повести «Шинель» Гоголя Акакий Акакиевич получал 33 рубля).

Ф.В. Булгарин (журналист и издатель, в 1820 г.) выделял 4 группы читающих:

1. знатные и богатые люди, которые читают в основном иностранные книги;

2. «среднее состояние»: а) дворяне на службе и помещики в деревнях; б) бедные дворяне, воспитанные в казённых заведениях; в) гражданские чиновники; г) богатые купцы, заводчики, мещане – самое многочисленное, читающее много и в основном по-русски;

3. «нижнее состояние»: мелкие подьячие, грамотные крестьяне – читали в основном духовные книги, странствования к святым местам, веселонравственные повествования и т.д.;

4. учёные и литераторы, которых немного.

В результате осознания необходимости народного образования в 50-е гг.

XIX в. открылось несколько издательств народной литературы, увеличился её выпуск и росла торговля ею, но литература для народа занимала очень маленькое место в ассортименте издательской продукции и обороте книжной торговли. Составлялись списки литературы для народного чтения, велась работа по их рецензированию. Земские школы обслуживали взрослых крестьян через учеников. Распространением литературы занималась сельская интеллигенция. Но всего этого было мало. Для работы с читателем его надо знать:

его развитие и интересы, запросы на книги и отношение к ней; условия жизни. Нужны были связи с народом, но их не было. Дополнительным препятствием стало был создание во второй половине 60-х гг. Особого отдела учёного комитета министерства народного просвещения по рассмотрению книг для народного чтения. Это была своеобразная цензура, отбраковывавшая всё, что, по её мнению, не подходило для народа (по политическим соображениям). В итоге всего этого народ не признавал книги, которые для него выпускали. Они были слишком назидательны и неинтересны. Достоевский заметил, что народ требует от книги серьёзного, поучительного, но в то же время и занимательного. Причина популярности лубочной литературы в том, что она занимательная и «небарская».

Первые попытки изучения народного чтения и руководства им предпринимали Комитеты грамотности (в первую очередь столичные – Петербургский и Московский). Они использовали теоретический и практический методы. Первый заключался в отборе изданий, пригодных (по мнению комитета) для народа, и составлении указателей рекомендованной литературы. Практический метод представлял собой изучение читателей: сбор сведений, наблюдений на местах об уровне грамотности, об отношении к чтению и мнений читателей о книгах. Но сведений такого рода было мало, они имели разрозненный характер.

Изучение народного читателя в сельской школе занимался Л.Н. Толстой.

Он пытался приучать учеников к «общей», не специально для народа написанной литературе, но из этого ничего не вышло. Язык этих книг был слишком труден для крестьян. Толстой изучал проблему читателя и в педагогическом аспекте. По его просьбе ему присылали материалы: ответы на вопросы составленной им программы; беседы со слушателями после чтения вслух;

списки имеющихся у людей книг; записи бесед и наблюдений во время чтения вслух. Можно отметить, что все эти методы основаны на личном общении с читателем. Эти материалы Толстой публиковал потом в своём журнале «Ясная поляна».

В 50—60-х гг. некоторая работа по изучению читателя велась в публичных и частных библиотеках. Первой такую деятельность начала петербургская императорская Публичная библиотека. Она выпускала печатные отчёты, в которых публиковались статистические наблюдения над читателями: сведения об их количестве и составе, запросах и выдаче, о числе посещений и т.д. Со временем отчёт библиотек становятся всё более подробными и публикуются помесячно. Читателей подразделяют не только по полу и возрасту, но и по профессиональному, сословному и даже национальному признакам.

С конца 50-х гг. наблюдается оживление в области издания народной литературы. Немалую роль в этом играло изучение читателя. Например, издатели и книготорговец И.А. Голышев, И.С. Ремезов, И.Д. Сытин, В.Н. Маракуев.

И. А. Голышев работал в провинции. Сам он был из крестьян. Он считал, что нужно изучать интересы и запросы народа не для того, чтобы потакать народу в его стремлении читать лубочную литературу, а для того, чтобы руководить чтением, исподволь и ненавязчиво поднимать культурный уровень народа.

И.Д. Сытин тоже был родом из крестьян. Он уделял очень много внимания изучению читателя, но делал это в сугубо коммерческих целях, для нужд своего издательства.

В.Н. Маракуев – московский издатель и книготорговец. По его мнению, интеллигенция не должна руководить чтением народа, у неё нет на это права, так как она не знает народ и чужда ему. Но подобранная и выпущенная им «Народная библиотека» не пользовалась успехом, потому что он перед её выпуском недостаточно хорошо изучил читателя, хотя и пропагандировал.

Но его издательство «Посредник» всё же сыграло заметную роль в издании книг для народа и в изучении читателя. Издатель поставил перед собой цель – вытеснить лубочников. Выпускалось много полезной для просвещения литературы, но и много религиозно-этической (заслуга Л.Н. Толстого). «Посреднику» содействовал и Сытин. Издания «Посредника» успешно конкурировали с лубком. И это было в том числе и результатом изучения читателя.

Продавцы в книжных лавках беседовали с покупателями, наблюдали за тем, как покупатель выбирает литературу, получали читательские отзывы. Все эти данные анализировались и учитывались при подборе и издании книг для народа. «Посредник» также и проверял книгу перед тем как запустить в производство: рукопись читали вслух в народной аудитории и внимательно наблюдали за тем, как её воспринимают, фиксировали отзывы и мнения. Не забывали также и подробно опрашивать офеней (распространителей книг среди крестьян в деревне). Издательство «Посредник» занималось также сбором сведений по специальным программам. В 1886 г. было создано два вопросника. Первый был предназначен для распространителей книг; основные вопросы: какие книги нравятся и какие не нравятся, в какой степени и почему.

Другой вопросник был связан с принятием решений о выпуске книг с практическими и элементарно-научными сведениями; вопросы: в окрестной местности какие практические вопросы в народном хозяйстве или обиходе требуют скорейшего разрешения и возможно ли решение и (или) помощь путём литературы; какие из самых грубых предрассудков и суеверий данной местности требуют настоятельного и немедленного разъяснения и возможно ли разъяснение их с помощью литературы; сочинения, полезные для этих целей, которые нужно распространять, улучшать или удешевлять. Данные, полученные по этим вопросникам, были плохо обработаны. Сведения свалены в кучу без отличия сословий, пола, возраста, профессии. Мало сообщений о народном читателе.

Осознанно стали ставить задачи изучения читателя, художественного восприятия в 60-е гг. XIX в. В результате просветительской деятельности интеллигенции повысилась грамотность населения, и книги получили большее распространение. Отсюда вытекала необходимость изучения читателя. Чернышевский стал печатать в «Современнике» сведения о числе подписчиков по губерниям и городам.

В 80—90-е гг. XIX в. появляется дифференцированный подход к изучению читателя. Примеры – А.С. Пругавин «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания», Н.А. Рубакин «Этюды о русской читающей публике». Но все эти исследования – результат разрозненных наблюдений, а не систематической работы. В 80—90-е гг. XIX в. в России было распространено народничество. «Хождение в народ» повысило грамотность и спровоцировало изучение вкусов народа. Примером может служить исследование А.С. Пругавина «Программа для собирания сведений о том, что читает народ и как он относится к школе и книге». Разделы исследования: что читает народ; отношение народа к чтению; где крестьяне достают книги и картины. Анкета была разработана для того времени очень серьёзно. Но также чётко прослеживается истовое желание автора, чтобы подтвердилось кредо тогдашнего русского интеллигента: вкус народа чист, безупречен, здоров; народ тяготеет к прекрасному, высокому искусству. А виноваты торгаши-издатели, наводняющие рынок пошлой, низкопробной продукцией. Если бы не они, то народ читал бы Пушкина, Гоголя и т.д. Но на деле выглядит всё наоборот: издатели не будут издавать то, что не рентабельно, не покупается. Издатели книг для народа, пытавшиеся внедрить хороший вкус, прогорали, а лубочники процветали. Пользуется большим спросом литература, героями которой являются разбойники, актрисы, певицы, гувернантки, модистки, швеи, приказчики, экономки, свахи, кокотки, содержанки и т. д. Иван ивин, писатель-лубочник того времени объясняет этот факт: интеллигентная литературы не воспринимается простым народом потому, что она чужда и непонятна ему. В ней описываются вещи, которые не могут быть поняты народом в силу отсутствия у него соответствующей подготовки. Читают: из Пушкина – «Капитанская дочка», «Дубровский», «Арап Петра Великого»; из Гоголя – повесть «Тарас Бульба» и некоторые из рассказов из «Вечеров на хуторе близ Диканьки»; из Лермонтова – только «Песню о купце Калашникове».

В 1860—1870-х гг. грамотными были всего 8 % населения страны, то есть приблизительно 10 млн человек. Но читателями среди них были далеко не все. Можно сказать, что читателями в России в то время был всего 1млн человек. После отмены крепостного права и других реформ (судебной, военной, земской) потребность в чтении увеличилась: в свете новых экономических и правовых отношений нужно было регулярно знакомиться с законами, указами и прочими документами (основная группа читателей – учащиеся);

старое мировоззрение разрушалось, а где взять новое В сфере интеллигенции художественная литература занимает ведущее место.

В связи с увеличением городов, усиления контактов крестьян с городом и открытием крестьянских школ увеличивается низовая читательская аудитория. Чтение светских книг не считается предосудительным. Хотя читали далеко не все грамотные крестьяне, читателей из народа в абсолютном процентном отношении стало больше, чем читателей из «командующего» класса. Это подтверждается и косвенными факторами: увеличением издательской продукции для народа и увеличением численности абонентов библиотек.

В последней трети 19 века в России существовало как бы несколько литератур: литература толстого журнала; литература тонкого журнала; газетная; лубочная; для детей; для народа. И у каждой были свои авторы и читатели. «Образованная публика» – учёные и литераторы; учащаяся молодёжь;

помещики. Эти читатели имели время для чтения и широкий доступ к печатной продукции. Учёные и литераторы – самая образованная часть публики.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.