WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

5. Пропозиционально-фреймовая модель кроме конкретно-лексического имеет типовое измерение. В моделях гнезд с ядерной зоолексемой содержатся элементы, общие для материала разного объема: тотально типичные элементы (типовые в объеме всего исследованного материала) и парциально типичные элементы (типовые в объеме части материала). В контексте интерпретации гнезда как динамического фрейма типовая пропозиционально-фреймовая модель приобретает статус прототипической схемы, прогнозирующей прототи пические тенденции, связанные с функционированием (кофункционированием) производной лексики в когнитивно-дискурсивной деятельности русского диалектоносителя.

Апробация результатов исследования. Промежуточные результаты исследования обсуждались в виде докладов на 3 региональных, 2 всероссийских и 21 международной научной конференции: «Языковая ситуация в России начала XXI века», Кемерово, 18-20 октября 2002 г.; «Риторика в системе гуманитарного знания», Москва, 29-31 января 2003 г.; «История языкознания, литературоведения и журналистики как основа современного гуманитарного знания», Ростов-на-Дону, 6-12 сентября 2003 г.; «Актуальные проблемы русистики», Томск, 20-23 октября 2003 г.; «Культура русской речи в Кыргызстане», Бишкек (Кыргызстан), 26-27 июня 2003 г.; «Слово. Словарь. Словесность», С.Петебург, 12-14 ноября 2003 г.; «Наука и образование», Белово. 26-27 февраля 2004 г. «Русский язык: исторические судьбы и современность» – II Международный конгресс исследователей русского языка, Москва, 18-21 марта 2004 г.;

«Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты», Бийск, 22-24 сентября 2004 г.; «Природные и интеллектуальные ресурсы Сибири», Новосибирск, 5-6 октября 2004 г.; «Актуальные проблемы современной лингвистики в странах СНГ» – Международный круглый стол, Ош (Кыргызстан), 20-21 августа 2004 г.; «Слово. Словарь. Словесность», С.-Петербург, 1012 ноября 2004 г.; «Актуальные проблемы современного словообразования», Кемерово 1-3 июля 2005 г.; «Язык как система и деятельность», Ростов-наДону, 16-17 сентября 2005 г.; «Актуальные проблемы современной филологии», Красноярск, 20-23 сентября 2005 г.; «Филология и культура», Тамбов, 19-21 октября 2005 г.; «Современные наукоемкие технологии», Хургада (Египет), 21-28 февраля 2006 г.; «Русский язык: исторические судьбы и современность» – III Международный конгресс исследователей русского языка, Москва, 20-23 марта 2007 г.; «Русский язык в образовательном пространстве Центральноазиатского региона СНГ», Бишкек (Кыргызстан), 19 - 23 августа г.

Основные положения, содержащиеся в работе, отражены в 22 публикациях (общим объемом 8, 5 п. л.).

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, а также списка источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В ПЕРВОЙ ГЛАВЕ «Гнездо однокоренных слов как системный феномен» анализируются традиции изучения гнезда однокоренных слов как системного феномена; выделяются основные характеристики функциональносемантических версий системности гнезда; обосновывается пропозициональ но-фреймовый анализ гнезда как вид функционально-семантического моделирования, а также описывается методика предлагаемого моделирования. Таким образом, в первой главе решаются первые две из поставленных задач.

Базовыми положениями для представления гнезда как словообразовательной системности являются четыре принципа. Принцип синхронности предполагает рассмотрение гнезда как явления, реального и актуального для конкретной языковой среды в определенном времени и пространстве. Принцип векторности позиционирует в качестве базового отношения между единицами гнезда – отношение производности, направленной выводимости одной лексемы из другой. Принцип нормативности предполагает, что отношения производности в гнезде удовлетворяют некоторой типовой словообразовательной модели. Принцип бинарности (наиболее радикальный и поздно сформулированный) устанавливает в качестве единицы дискретности словообразовательной структуры гнезда словообразовательную пару (бинарную оппозицию ‘производящее – производное’). В данной части работы анализируется большой корпус классических исследований по русскому словообразованию.

В противоположность словообразовательному моделированию лексикосемантическое представление однокоренных слов как лексического гнезда связано с приматом семантики, принципом уникальности, неединственности и разнонаправленности мотивации. В этом аспекте объектом анализа в диссертации стали работы А. Н. Тихонова и М. Н. Янценецкой.

Функционально-семантическое и динамическое моделирование гнезда однокоренных слов предполагает ориентацию на закономерности речемыслительной деятельности носителя языка. При этом моделирование может осуществляться с опорой как на актуальный план речемыслительной деятельности (взаимодействие однокоренных на уровне речевого синтаксиса), так и потенциально-системный (типовые, системно-значимые дискурсивно-смысловые отношения между однокоренными). В диссертации анализируются работы Е.

Л. Гинзбурга, в которых обосновывается взгляд на гнездо как на динамическое синтактико-дискурсивное пространство, разрабатывается моделирование гнезда в терминах компонентов структуры высказывания. Рассмотрена интерпретация гнезда в терминах деривационной лексикологии - как пространства непрерывного деривационно-мотивационного процесса (работы Н. Д. Голева, М.

Г. Шкуропацкой).

Подключение антропного компонента при моделировании гнезда однокоренных слов предполагает представление системности феномена с ориентацией на внесистемную (надсистемную) точку зрения – сознание языкового носителя. В качестве единицы, позволяющей экстраполировать закономерности мыслительной деятельности человека на организацию языкового феномена (гнезда), избран фрейм как структура знания, организованного в форме образа стереотипной ситуации.

Информация, организованная в виде фрейма, может быть классифицирована в зависимости от видовой принадлежности и сферы использования.

Фреймовая информация может быть, с одной стороны, любого рода информацией, воспринятой и алгоритмически организованной человеком (М. Минский, F. C. Bartlett, G. H. Bower, L. Talmy), с другой – строго социально значимой информацией, социальным опытом (Т. А. ван Дэйк). Сфера применения фрейм-информации может быть как широкой – любого рода интеллектуальные операции вывода (М. Минский, F. C. Bartlett, G. H. Bower) или просто поведенческие операции (R. Anderson, R. Schank), так и суженной: социальное поведение (И. Гофман) и коммуникация (Т. А. ван Дэйк). Методы фрейм-анализа уже успешно теоретически и практически осваиваются российскими методистами НИИ школьных технологий (Р. В. Гурина, Е. Е. Соколова).

Принятое в диссертации понимание фрейма вписывается в традицию лингвистического фрейм-анализа процессов создания/восприятия текстов (М.

Минский, Ч. Филлмор), а также в складывающуюся отечественную традицию фрейм-анализа языковых единиц грамматического (Е. С. Кубрякова, Н. Н.

Болдырев, Л. А. Панасенко) и текстового (С. В. Агеев, Т. Н. Астафурова, В. И.

Заботкина, О. Л. Каменская, Е. Е. Селиванова) уровней, а также согласуется с опытами комплексного моделирования крупных фреймов на основе разноуровневых языковых единиц (А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский).

Сама возможность применения методов фреймового анализа к изучению свойств производного слова обусловлена особым статусом последнего: производное слово «инферентно» по своей семиотической природе. По словам Е.

С. Кубряковой, «ПС <производное слово> – это по существу краткая дескрипция обозначаемого, за которой стоят более полные и более развернутые знания о нем». Именно это свойство имманентного указания, «намекания» словными средствами на некое внесловное (надсловное) смысловое целое и позволяет видеть в производном слове единицу с имманентной, изначально присущей и системно значимой фреймовой семантикой.

В современной русистике наработан существенный опыт в области фреймового анализа производной лексики: разработаны модели описания фреймовой семантики производного (префиксального) глагола (современные работы инициативной группы «Русский глагол» под руководством Л. Г. Бабенко (Екатеринбург), исследования М. А. Кронгауза, Н. Б. Лебедевой, И. А.

Мельчука, Е. В. Петрухиной и др.); изучены фреймовые механизмы семантической деривации (В. И. Заботкина), механизмы раскрытия дискурсивного потенциала словообразовательной формы (П. А. Катышев); как пропозиционально-фреймовая интерпретирована семантика словообразовательной модели (Е.

М. Позднякова); изучена фреймовая организация многозначных девербативов (М. В. Вяткина). В качестве особого научного направления следует назвать изучение фреймово-семантической организации словообразовательного типа, развиваемое в работах Л. А. Араевой и ее учеников.

В качестве основной единицы моделирования в диссертации обоснована деривационная пропозиция, удовлетворяющая двум условиям: (а) указанная структура образована отношениями двух (или более) компонентов ситуации, среди которых обязательными являются позиции субъекта и предиката; (б) посредством данной пропозиции устанавливается корреляция между двумя (или более) однокоренными номинациями. Введение пропозиции в качестве центральной операциональной единицы моделирования согласуется с общей традицией изучения семантических аспектов деривационных явлений методами пропозиционального анализа (Е. С. Кубрякова, М. Н. Янценецкая, Л. А. Араева, З. И. Резанова).

Разрабатывая методику пропозиционально-фреймового моделирования гнезда однокоренных слов, мы опирались на опыты целостного моделирования гнезда на основе категориальной семантики составных элементов, осуществленные в ряде лексикографических трудов: в «Словаре живого великорусского языка» В. И. Даля, в первых томах «Словаря современного русского литературного языка» АН СССР (1948–1965), «Кратком словаре русских корней» К. Волконской, М. Поторацкой (Нью-Йорк, 1961 г.), «Опыте гнездового диалектного словообразовательного словаря» Е. М. Пантелеевой (Томск, 1992 г.).

В указанных опытах необходимо отметить те установки, от которых мы считаем целесообразным дистанцироваться. При общей несомненной тенденции к «понятийному» моделированию делается попытка учесть и формальнограмматический аспект, и прежде всего – частеречный порядок, накладывающийся на «понятийный» и входящий с последним в противоречие. Мы считаем целесообразным осуществлять фреймовое моделирование гнезда однокоренных слов с минимальным учетом формально-грамматического фактора, в частности, не пытаясь (1) упорядочить однокоренные единицы сообразно отношениям производности, (2) группировать лексемы по частеречному принципу. Мы избирает такую установку в качестве руководствующей потому, что фреймовая системность, по нашему убеждению, – это уровень неформальных, глубинных (а фактически – даже внеязыковых) отношений, которые в той или иной степени вербализуются и организуют языковой массив.

В разрабатываемом моделировании устанавливается следующая номенклатура пропозициональных позиций: S (субъект) - совершитель действия; О (объект) – объект направленного действия; О’ (косвенный объект) - объект параллельного воздействия; Р (предикат) - действие, совершаемое субъектом; Моd (модус) - способ совершения действия; I (инструмент) – средство, с помощью которого совершается действие; Mat (материал) - материал действия, направленного на получение продукта; L (локус) - место совершения действия; Т (темпус) - время совершения действия; R (результат) - эффект от совершения действия; Prod (продукт) - материальный продукт, на получение которого изначально направлено действие; К (конъюнктор) - не обозначает участника ситуации, условная единица, символизирующая ситуацию в целом.

В том случае, если в гнезде нет единиц для заполнения указанных позиций в конкретной миниситуации, данные позиции заполняются условными метаязыковыми некорневыми единицами: некто/нечто, делает, совершает что-либо или более конкретного содержания: охотится, ухаживает и т. п.

Например:

Пропозициональная позиция может заполняться как одним корневым элементом, так и несколькими. В последнем случае можно говорить о позиционной группе – совокупности однокоренных единиц, выполняющих одинаковую функцию в пределах одной пропозиции. Члены позиционной группы фактически являются пропозициональными синонимами, что не равно лексической синонимии. С лексико-семантической точки зрения члены позиционной группы могут быть как полными лексическими синонимами, стилистическими и диалектными вариантами (диал. собачар, собачатник), так и лексемами, не вступающими в синонимические отношения (собачник, собачница; диал. собачатина – мясо, собачина – шерсть):

Среди однокоренных компонентов деривационно-значимой пропозиции могут быть лексемы, (1) для которых функционирование в данной конкретной пропозиция является лишь одним из аспектов фреймового функционирования, иными словами, эти лексемы задействованы во многих пропозициях, – а также (2) лексемы, для которых функционирование в данной конкретной пропозиция является единственным аспектом фреймового функционирования. В последнем случае устанавливается двойная значимость: и эти лексемы специфичны для пропозиции, и пропозиция специфична для этих лексем. Собственно, данные лексемы и являются стимулом для выделения той или иной микроситуации в пределах общего фрейма. Рассмотрим пример (с сокращениями):

S P О I волков* волковать* волк волковня Курс., Смол Волог. [Даль] ловушка в виде ямы охотник охотиться Стимулом к выделению приведенной пропозиции является не наличие в гнезде слова волк: данное слово имеет очень широкое фреймовое содержание.

Для выделения микроситуации как самоценной единицы необходимо наличие в гнездовом сообществе лексемы, такой, чтобы в ее семантике был соответствующий фреймовый акцент, т. е. имманентное указание на определенную ситуацию. Таковыми лексемами в приведенном примере являются: волковать (охотиться на волков), волкогонная (собака волкогонная – используемая для охоты на волков), волкодав (собака, используемая для охоты на волков), волковня (яма, ловушка на волков). В семантике этих слов есть указание на определенную стереотипную ситуацию.

Соответственно, все корневые компоненты пропозиции в большинстве случаев можно разделить на два класса: лексемы-детерминанты («стимулирующие», «обосновывающие» выделение ситуации) и лексемы-корреляты («поддерживающие» детерминанты в пропозиции, реализуя одну из многих своих фреймовых валентностей).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.