WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

Старовойтовой, взрыв на Котляковском кладбище, от которого погибли 14 человек (подсудимые по этому делу были оправданы и освобождены из-под стражи прямо в зале суда). Завершились оправданием инспирированные прокуратурой и ФСБ дела капитана Никитина (выдача иностранным экологам сведений о загрязнении российскими подлодками северных морей), химика Мирзаяна, военного журналиста Пасько (шпионаж) и др. Остались неустановленными лица, взорвавшие жилые дома в период, когда только начиналась «вторая чеченская война» (август 1999 г.). Прокуратура оскандалилась также в связи с арестом в июне 2000 г. президента Холдинга «Медиа-Мост» В. Гусинского (под давлением общественности он был освобожден из-под стражи, и дело о нем вскоре было прекращено за отсутствием состава преступления, но теперь возобновлено). В связи с этим становятся все более актуальным призывы поставить прокуратуру под контроль суда.

2. К КАКОЙ ВЕТВИ ВЛАСТИ ОТНОСИТСЯ ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР Ответ на этот вопрос позволит лучше уяснить соотношение прокурорского надзора с судебной властью. Поскольку наши прокуроры всегда понимали свою задачу, как «строжайше следить», «надзирать», быть чьим-то «оком», они все время как бы, искали хозяина, которому нужно исправно служить. Таким хозяином были, лицо или орган, реально обладающие высшей властью в стране.

Прокуроры единодушно отвергают свою принадлежность к судебной власти, считая недоразумением включение прокуратуры в главу Конституции о судебной власти (о чем уже говорилось).

Высказано мнение, что до принятия в 1993 г. Конституции РФ «прокуратура была своего рода контрольным органом законодательной власти», а в настоящее время «прокуратура должна стать важной опорой президентской власти»1.

В то же время позиция авторов цитируемой работы состоит в том, что прокуратура «является самостоятельной структурой, не входящей ни в одну из ветвей власти», и «способствует взаимодействию ветвей власти»2.

В таком же духе высказываются и некоторые другие авторы.

С этим высказыванием не вполне согласуется другое: единство и централизация прокуратуры обеспечивается «подотчетно- Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Чувилева А. А. М, 2000, с. 11.

Там же, с. 11.

стью только Совету Федерации и Президенту...»1. И далее: прокуратура выполняет свои задачи, «не являясь органом государственной власти»2.

И, наконец, существует позиция, высказанная, в частности, Советом судей РФ в постановлении от 16 декабря 1998 г.: «...Необходимо изменить роль и место прокуратуры в системе государственных институтов власти, возложив на нее единственную обязанность - уголовное преследование лиц, совершавших преступления, под судебным контролем»3.

Попытаемся разобраться в этих высказываниях. Прокуратура никогда не была органом или придатком законодательной власти, в частности Верховного Совета СССР. Она не является и органом Совета Федерации, хотя он и назначает ее высших должностных лиц. В составе законодательных органов нет и не может быть аппарата, который осуществлял бы надзор за законностью деятельности министерств, ведомств, должностных лиц. В соответствии с теорией разделения властей такого рода функции не могут быть возложены на законодательные органы. Что касается степени эффективности принимаемых парламентом законов, необходимости их отмены или изменения, то это — не надзорная, а аналитическая работа, которая по поручению парламента и органов, обладающих правим законодательной инициативы, проводится; соответствующими научными учреждениями.

Является ли прокуратура органом Президента РФ На этот вопрос ответил сам Президент, заявивший, что он не вправе требовать от прокуратуры освобождения из-под стражи В.

Гусинского (июнь 2000 г.). Президент РФ как гарант Законности, прав и свобод граждан реально может влиять на Прокуратуру, но правовые формы этого влияния законом не определены.

Утверждение, что прокуратура вообще не является органом государственной власти, ошибочно, так как осуществляемый ею надзор — это функция власти.

Итак, остается признать, что прокуратура в России настолько самобытна и уникальна, что ее в нынешнем виде приходится признать самостоятельной (четвертой) ветвью государственной власти Но настораживает то, что в современных цивилизованных странах существуют только три ветви власти — законодательная, исполнительная и судебная, притом прокуратура является органом исполнительной власти и, по общему правилу, входит в Министерство юстиции.

Комментарии и разъяснения к Федеральному закону «О прокуратуре» / Под ред. Рохлина Ю. А. СПб., 1999.

Там же, с. 30.

Российская юстиция, 1999, № 4, с. 10.

Российская прокуратура не может быть отнесена к исполнительной ветви власти из-за того, что она выполняет функцию надзора за законностью деятельности министерств, ведомств, должностных лиц и т. д. Если лишить ее этой функции, то она вполне вписалась бы в ту модель, которую предложил Совет судей РФ, — уголовное преследование и обвинение перед судом. Пока это не сделано, прокуратура — никому не подконтрольный монстр, который способен с одинаковыми успехом как надзирать за исполнением законов, так и нарушать их.

Опросы глав и сотрудников администраций, контрольных органов, судей, сотрудников МВД, ФСБ, ФСНП, таможенных органов и прокуратуры выявили следующее мнение о функциях прокуратуры: разновидность органа законодательной власти — 53,6%, орган исполнительной власти — 13,8%, орган президентской власти — 20,3% опрошенных. В то же время 62,9% опрошенных высказались против отнесения прокуратуры к традиционным ветвям власти1. Доверять такому исследованию вряд ли возможно (не известно соотношение респондентов по их принадлежности к ведомствам, исследование проведено заинтересованным органом — прокуратурой). Одно лишь ясно: практические, да и научные работники не имеют четкого представления о том, к какой ветви власти относится прокурорский надзор.

3. ОБЩИЙ НАДЗОР ПРОКУРАТУРЫ И СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ Наша прокуратура с ее функцией общего надзора — рудимент средневековья, оживший в странах с тоталитарным режимом (в прошлом — СССР, государства Восточной Европы) для всеобъемлющего контроля за государственными институтами, обществом, подданными.

Надобность в общем надзоре возникала особенно в те периоды, когда центральная власть стремилась к укреплению своих позиций в борьбе с сепаратизмом. Сторонники общего надзора указывают на то, что и в настоящее время в России сложилась именно такая ситуация. Но общий надзор возник и окреп, когда существовал единый Советский Союз и центробежных тенденций еще не наблюдалось.

В цивилизованных правовых государствах в качестве средства контроля за чиновничьим аппаратом используется судебная жалоба гражданина, права которого оказались нарушенными, В результате рассмотрения таких жалоб суд не только защищает права граждан, но и выявляет нарушения законности в право- Бессарабов В. Место прокуратуры в государственном механизме современной России.— Законность, 1999, № 3, с. 40—46.

творческой и правоприменительной деятельности органов государства.

Высказывается мнение, что не имеет значения, кто будет рассматривать жалобу, — судья или прокурор, и что прокурорский порядок в этом отношении имеет даже ряд преимуществ.

Но это не так.

Судьи независимы и несменяемы, поэтому они способны без опасений для себя признать незаконным обжалуемый правовой акт. В отличие от них прокуроры гораздо ближе к исполнительной власти, решения и действия которой обжалуются. Прокурор — чиновник, и он может быть солидарен с другим чиновником, действия которого обжалуются. Прокурор не вправе отменять обжалуемый правовой акт. Он может лишь опротестовать его лицу или органу, принявшему этот акт, но протест прокурора не обязателен для этого или вышестоящего лица или органа. Они могут не согласиться с прокурорским протестом, и тогда прокурору придется отстаивать свою позицию перед судом. В этих случаях правоохранительный процесс разделен на два этапа, что отрицательно влияет на сроки рассмотрения жалоб. Между жалобщиком и судом возникает совершенно ненужное звено — прокурор, лишенный права приостанавливать1 и отменять ведомственные правовые акты.

Гражданам удобнее обращаться в суд напрямую, минуя посредничество прокурора.

Обратившись в суд, граждане могут использовать в своих интересах судебную процедуру, гласность, участвовать в рассмотрении своих жалоб и пользоваться услугами адвокатов.

Ничего подобного при прокурорском рассмотрении жалоб нет2 (процедура и сроки их рассмотрения законом не установлены). В этом отношении представляет интерес постановление Конституционного Суда РФ от 18 февраля 2000 г. по жалобе Б. А. Кехмана.

Последний обратился с просьбой ознакомить его с материалами прокурорской проверки, проводившейся в прокуратуре Ленинского района г. Самары в связи со сносом жилого дома, часть которого при- Нельзя согласиться с мнением, согласно которому прокурора надо наделить правом приостанавливать действие опротестованных им актов (Алексеев А. Общий надзор:

проблемы и перспективы.— Законность, 1998, № 2, с. 23). Процедура общенадзорной проверки законом не определена, и заинтересованное лицо не может активно возражать против приостановления. Приостановление действия такого акта до судебного решения может дезорганизовать производство, породить беспорядки и протесты трудовых коллективов.

Правильно замечено, что общий надзор прокуратуры «препятствует созданию административной юстиции», предназначенной для рассмотрения в судебном порядке жалоб граждан на решения и действия органов исполнительной власти» (Михайловская И.

Проблемы посткоммунистической прокуратуры. Конституционное право; ВосточноЕвропейское обозрение, 1999, № 1/2, с. 73—74).

надлежала жалобщику. Ему в этом было отказано со ссылкой на п. 2 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», где говорится о недопустимости предоставлять кому-либо для ознакомления материалы проверок, проводимых прокуратурой.

КС признал это положение Закона неконституционным, поскольку оно противоречит, в частности, ч. 2 ст. 27 Конституции РФ, где установлено право гражданина на ознакомление с документами и материалами, затрагивающими его права и свободы. КС обратил внимание и на то, что отказ от реализации такого права лишает гражданина возможности обжаловать действия прокуратуры в суд.

Осуществляя общий надзор, прокуратура пытается «объять необъятное» и не хочет признать, что справиться с этим объемом работы она просто не в состоянии. Во многих районных прокуратурах общим надзором занимается один помощник прокурора. Между тем даже на районном уровне принимаются сотни тысяч правоприменительных актов. Каждый год в России издается более одного миллиона нормативных актов1, тогда как прокуроров насчитывается лишь около 50 тысяч, из них общенадзорной работой занимаются менее половины. Ясно, что проверить законность всех этих актов прокурор просто не в состоянии.

Закон «О прокуратуре РФ» 1995 г. ограничил общий надзор рассматриванием лишь тех правовых актов, о незаконности которых поступила информация. Но прокуроры недовольны этим и хотят вернуться к тем временам, когда проводились общенадзорные проверки, независимо от поступивших сигналов2.

Приводятся ошеломляющие цифры объема общенадзорной работы: за полтора год выявлено и в, основном устранено 400 тысяч нарушений различных законов, за два года по протестам прокуроров отменено более 120 тысяч противоречащих законодательству актов органов представительной и исполнительной властиЧисло обособленных сфер общего надзора достигает 60-ти (надзор за законодательством о выборах, беженцах, эпидемиях, охране труда, оружии, защите потребителей, рекламе и т.

д.)4.

Такого рода цифры приводятся как аргумент, якобы подтверждающий полезность и эффективность общего надзора. На самом деле они подтверждают обратное. При нынешней числен- Бойков А., Скворцов К., Рябцев В. Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры. — Уголовное право, 1999, № 2, с. 15.

Там же.

Мельников А. О состоянии и совершенствовании надзора за исполнением законов и законностью правовых актов.— Законность, 1998, № 3, с. 7—15.

Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Чувилева А. А. М, 2000, с. 121.

ности прокуратуры добросовестное выполнение этого объема работ просто невозможно. В среднестатистические показатели попадают многие случаи совершенно незначительных нарушений, причем «выявленные нарушения как по количеству, так и структуре каждый год удручающе одинаковы»1. Автора тревожит, что «прокуратура все больше возвращается к тому, чтобы влезать во все и заниматься всем»2.

Прокурор не в состоянии охватить общим надзором все отрасли промышленности, сельского хозяйства и др., где, по имеющимся данным; нарушен закон. Специализация прокуроров затруднена из-за недостатка кадров. Поэтому прокуроры нередко поручают общенадзорные проверки ревизорам и другим специалистам. Проводится нечто вроде общенадзорного расследования, но чужими руками. Причем явка ревизора или специалиста по вызову прокурора и проведение ими соответствующих работ рассматриваются как их обязанность, неисполнение которой влечет ответственность по ст. 16510 и 16511 КоАП (непредставление требуемых документов, отказ от дачи объяснений, неявка по вызову прокурора и т. д.)3.

В то время как прокуроры поглощены общенадзорными проверками, мало внимания обращается на качество поднадзорного им предварительного расследования, не раскрываются многие преступления, по 60% уголовных дел отсутствует государственное обвинение в суде, что вынуждает судей восполнять пробелы расследования и выполнять не свойственные им обвинительные функции.

По справедливому мнению первого заместителя председателя Верховного Суда РФ В. И.

Радченко, «прокуратура не должна выполнять функции надзора, она должна осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также защищать его публичные интересы путем обращения в независимый суд»4. В этом случае, как полагает В. И. Радченко, «тысяч прокуроров и их помощников без проблем могут обеспечить поддержание обвинения по всем уголовным делам, которые рассматривают 11 тысяч судей в судах первой инстанции»5.

Мыцыков А. Прокуратура. Проблемы развития. Законность, 2000, № 1, с. 4.

Там же.

Викторов И. Ответственность за неисполнение законных требовании прокурора.

Законность, 1999, №9, с. 5—10.

Радченко В. Судебную власть — в центр правовой реформы.— Российская юстиция, 1999, № 10.

Там же.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.