WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 ||

3 Нельзя согласиться с мнением, что цели прокурора и суда по гражданским делам совпадают и что прокурор выполняет задачу содействия суду в правильном и своевременном рассмотрении дела. (Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000, с. 73). Прокурор и суд выполняют разные процессуальные функции, а если говорить о «содействии», то его в равной мере оказывают суду и прокурор, и истец, и ответчик рых они намерены защищать (кроме недееспособных). Взрослый дееспособный человек должен сам решить; доверяет ли он представительство своих интересов прокурору, или будет их защищать самостоятельно, или обратится к адвокату. Принудительного представительства быть не должно. Прокурор должен иметь право обратиться в суд от своего имени для защиты лишь общественных и государственных интересов, как это имеет место в арбитражном процессе.

В 1999 г. прокуроры предъявили в суды общей юрисдикции РФ 231 877 исков, в том числе в интересах граждан — 63,2% 1. Из этих цифр следует лишь такой вывод: прокуратура неосновательно присвоила себе адвокатские, правозащитные функции, как будто ей больше нечем заняться.

В приказе Генерального прокурора от 15 января 1997 г. № 1 «Об участии прокурора в гражданском судопроизводстве», в частности, говорится, что прокуроры в обязательном порядке независимо от согласия заинтересованных лиц должны участвовать в рассмотрении гражданских дел о лишении или ограничении родительских прав (ст. 70, 73 Семейного кодекса), об отмене усыновления (п. 2 ст. 140 Семейного кодекса), о признании гражданина умершим или безвестно отсутствующим (ст. 255 ГПК РСФСР), о восстановлении на работе, о выселении без предоставления другой жилплощади и т. п.

Для разрешения указанных дел достаточно компетенции суда и усилий сторон (жалобщиков), поэтому участия прокурора не требуется или, по крайней мере, необходимо, чтобы прокурор действовал по просьбе или с согласия заинтересованного лица. С учетом этих соображений необходимо внести соответствующие изменения в Семейный кодекс и ГПК РСФСР.

Под этим углом зрения желательно пересмотреть и приказ Генерального прокурора от октября 1996 г. «О задачах органов прокуратуры по реализации полномочий в арбитражном процессе», устранив из него пункты, касающиеся защиты в арбитражном порядке прав и интересов частных лиц (занятие коммерческой деятельностью без специального разрешения, наличие данных о недействительности оспариваемых сделок или сделок, противных основам нравственности, и т. п.).

Все изложенное относится и ко вступлению прокурора в процесс на любой стадии судопроизводства.

3. Закон предусматривает участие прокурора в гражданском деле по требованию суда (ч. ст. 41 ГПК-РСФСР). Причем речь идет о любом деле и о любом требовании, не ограниченном какими-либо условиями. Тем самым суд признает для себя невоз- 1 Власов А. Указ, статья, с. 42.

можным разрешить гражданское дело без содействия прокурора. Такая беспомощность суда вряд ли оправдана, поэтому указанная норма права должна быть отменена.

4. Неприемлема следующая точка зрения: «Прокурор не должен... ждать, когда в прокуратуру обратятся граждане, организации с жалобой на судебные решения и определения. Он обязан по собственной инициативе знакомиться в суде с решениями по делам, в рассмотрении которых он не принимал участия...»1. Это самая настоящая апологетика прокурорского надзора за судом, крен в сторону публичности процесса в ущерб его диспозитивности. К тому же это мера — реально не выполнимая, поскольку прокурор просто не в силах тщательно ознакомиться со всеми решениями суда по всем делам и дать им правильную оценку, поскольку он не участвовал в рассмотрении этих дел судом.

5. Не согласуется с состязательным построением процесса и, на наш взгляд, подлежит отмене правило, согласно которому прокурор дает заключения по вопросам, возникающим во время разбирательства дела, и по существу дела в целом (ч. 3 ст. 41 ГПК РСФСР). Нельзя допустить, чтобы прокурор как бы возвышался над сторонами и вместо изложения своего мнения давал заключения по всем вопросам, возникающим в суде. Прокурор, подавший заявление или вступивший в дело позже, — сторона в процессе, и как таковая не должен иметь больше прав, чем другая сторона. Вместо заключения по делу в целом достаточно выступления прокурора в прениях, Если прокурор предъявил иск, то он в соответствии с ч. 3 ст.

41 ГПК РСФСР выступает в суде дважды — дает объяснения по предъявленному иску и дает заключение по делу в целом. Получается, что прокурор дает заключение по собственному иску, тогда как другая сторона выступает лишь с объяснениями. К тому же прокурор дает заключение по делу в целом после завершения судебных прений (ст. 187 ГПК РСФСР). Это лишает стороны и других участвующих в деле лиц возможности выступать с возражениями против доводов прокурора, положение которого в процессе становится явно привилегированным. Если прокурор предъявил иск, то он обосновывает его сначала в прениях сторон, а в заключении по делу в целом прокурор должен «больше внимания уделить анализу возражений ответной стороны, остановиться на общественной оценке поведения того или иного лица, участвующего в деле, привести примеры судебной практики по аналогичным делам, сослаться на руководящие разъяснения...»2 и т. д. Таким об- 1 Там же, с. 43.

2 Пискарев И. К. Комментарий к Гражданскому процессуальному Кодексу РСФСР. Изд. 2-е / Под ред. Треушникова М. К., 1999, с. 247.

разом, прокурор, в отличие от других участников процесса, выступает дважды, причем в заключении повторяет то, что уже сказал в прениях, и к тому же зачем-то характеризует поведение отдельных лиц ().

Если прокурор поддерживает кассационный протест, то он опять-таки выступает дважды — сначала дает объяснения как сторона, а потом — заключение как орган надзора (ч. 3 ст. ГПК РСФСР). Такое совмещение функций и привилегия выступать последним несовместимы с принципом состязательности судопроизводства. Столь явное нарушение принципа состязательности процесса неприемлемо. Кстати, в арбитражном процессе прокурор заключений не дает.

6. Суд может не принять признание иска и не утвердить мировое соглашение, если оно нарушает интересы государства. В данном случае имеет место отступление от принципа состязательности и преувеличение роли публичности в деятельности суда. Отказ от исковых требований, даже без приведения мотивов отказа, во всех случаях должен влечь прекращение производства по делу. Иск — движущая сила процесса, и если его нет, то нет и самого процесса.

7. Прокурор не должен приносить протесты по гражданским делам. Протест прокурора указывает на надзорный характер его деятельности. Поскольку прокурор — не орган надзора он, как и другая сторона, должен лишь обжаловать решение суда при несогласии с ним.

Кстати, в арбитражном процессе прокурор подает апелляционные жалобы, а не протесты.

8. Опасение, что лишение прокурора надзорных полномочий затруднит поиски истины по гражданскому делу, лишено оснований. Состязательность процесса и равноправие сторон — лучший способ установления истины.

Издание осуществлено при поддержке института «Открытое общество» (фонд Сороса) Лицензия ЛР № 066365 от 09.03.99.

Подписано в печать 22.06.2001 Формат 60xПечать офсетная. Печ. л. 5,5. Тираж 500 экз. Заказ N ООО «Проспект-Н» 115201, г. Москва, Каширский пр., д. 3.

Отпечатано с готовых диапозитивов в филиале Государственного Ордена Октябрьской революции, Ордена Трудового Красного Знамени Московского предприятия «Первая Образцовая типография» Государственного комитета Российской Федерации по печати. 113114, Москва, Шлюзовая наб., 10.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.