WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 15 |

Такая осторожность вполне обоснована. Если ввести сплошное, безграничное судебное обжалование, ничего не меняя в самом существе предварительного расследования и судебного контроля, то такая частичная реформа будет обречена на провал. Поэтому данное мероприятие следует рассматривать как одно из звеньев более широкой реформы, имеющей целью сделать предварительное следствие состязательным. Нелепо обращение защиты к стороне обвинения (прокурору, следователю) с ходатайствами и жалобами, как это имеет место в настоящее время и предлагается в проекте УПК РФ. Такие усилия защиты обречены на неудачу. Значит, нужно ввести на предварительном следствии фигуру судьи или даже такого судебного органа, как обвинительная камера во Франции, который разрешал бы все коллизии между обвинением и защитой на этой стадии процесса. Но этого мало. Надо уравнять обвинение и защиту на предварительном следствии во всех отношениях и прежде всего, в собирании доказательств. Защита должна Получить более широкие возможности для обнаружения и процессуального закрепления фактических данных, которые она сможет представить следователю и суду в качестве доказательств (об этом более подробно говорилось выше).

5. СУД И ПРОКУРАТУРА В СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА Прокуратура с самого начала своего возникновения была обязана не только выполнять фискальные и общенадзорные функции, но и участвовать в судебном разбирательстве уголовных дел. Причем такое участие носило характер наблюдения, надзора верховной (королевской, царской) власти за судом с тем, чтобы правосудие служило ее интересам.

Во Франции XIV в., где возникла прокуратура, прокурор осуществлял «наблюдение за производством уголовных дел» в суде и давал заключения, но не подписывал обвинительный акт2.

Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования.— Российская юстиция, 1999, № 7, с. 28.

Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Изд. 4. Т. 1. СПБ, 1912, с. 24.

Наполеону I прокуратура представлялась «средством правительственного влияния на суд, независимости которого она противопоставлялась». Поэтому прокуратуру построили иерархически, «подчинив наблюдению ее самый суд».

Петр I, учредивший прокуратуру в России, поручил ей «наблюдение за деятельностью судебных мест». Генерал-прокурор надзирал за судебной деятельностью Сената, а губернские прокуроры осуществляли «надзор по суду»1.

Однако судебная реформа в России (1864 г.) коренным образом изменила соотношение между судебной властью и прокуратурой. «Создание самостоятельной судебной власти вызвало необходимость освободить судебные действия и должностных лиц судейского звания от той зависимости перед прокуратурой, в которой они пребывали»2.

Остатки прокурорского надзора виделись, однако, в том, что по гражданским делам и на съездах мировых судей прокуроры давали заключения как представители закона, а в кассационных инстанциях они играли роль юрисконсультов.

В первом советском Положении о прокурорском надзоре от 28 мая 1922 г.3 прокурорский надзор за судом не был предусмотрен; прокуроры поддерживали обвинение в судах, опротестовывали в кассационном порядке приговоры судов. В случаях несогласия прокурора с обвинительным заключением следователя (в то время следователи состояли при судах) вопрос об утверждении обвинительного заключения решался распорядительным заседанием суда.

Но уже в Положении о прокуратуре Союза ССР от 17 декабря 1933 г.4 органам прокуратуры вменялось в обязанность «наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями».

В дальнейшем вплоть до периода перестройки прокурорский надзор за судами оставался аксиомой российского законодательства и правоприменительной практики. В частности, ст.

25 УПК РСФСР 1960 г., действующая до сих пор, устанавливает: прокурор обязан во всех стадиях уголовного судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы они ни исходили (в том числе и от суда.— И.П.). Надзорная функция прокурора видится и в том, что он дает заключения по возникающим во Там же, с. 516.

Там же, с. 524..

СУ РСФСР, 1922, № 36, с. 424.

СЗ РФ, 1934, № 1, ст. 26.

время судебного разбирательства вопросам (ст. 248 УПК РСФСР), тогда как защитник излагает лишь мнения.

Прокурор как орган надзора за законностью в идеале должен быть не менее объективным, чем суд (в прошлом его называли «говорящий судья»). Объективность суда обеспечивается отделением осуществляемой им функции разрешения дела от односторонних функций обвинения и защиты. Объективность же прокурора, претендующего на роль надзирающего за законностью лица, процессуально не гарантирована, так как он с самого начала судебного разбирательства ориентирован на обвинение и как сторона в процессе — односторонен (это не простая игра слов, а реальная действительность). Следовательно, не связанная интересами сторон функция прокурора как органа надзора за законностью несовместима с одновременным осуществлением прокурором функции обвинения, ставящей его в положение стороны. И никакие оговорки о том, что прокурор — обвинитель sui generis (объективный, заботящийся об интересах защиты), здесь не помогут, ибо обвинение всегда направлено на доказывание виновности, а надзор не связан этой обвинительной установкой.

Поэтому функции надзора и обвинения не совместимы не только в смысле «трансформации» надзора в обвинение (М. С. Строгович, В; М. Савицкий), но и в смысле одновременного, параллельного осуществления обеих этих функций одним и тем же лицом — прокурором (И.

Л. Шифман, Б. А. Галкин и др.).

Представляется, что был абсолютно прав М. А. Чельцов, утверждая, что если прокурор выполняет функцию обвинения, то «исключается предусмотренная законом надзорная функция прокуратуры»1. Но положение прокурора как обвинителя определено законом (ст.

248 УПК РСФСР). И тем же законом определено положение прокурора как органа надзора за законностью (ст. 25 УПК РСФСР, ст. 41 ГПК РСФСР).

Но, несмотря на это, в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР (принятых в 1958 г.) было установлено: «Генеральный прокурор СССР и подчиненные ему прокуроры... осуществляют надзор за исполнением законов при рассмотрении дел в судах». Несомненно, речь шла о надзоре прокурора и за судом. Однако в Основах законодательства о судоустройстве, принятых 13 ноября 1989 г., функция прокурора в суде была определена совсем иначе: «Генеральный прокурор СССР и подчиненные ему прокуроры участвуют в рассмотрении дел в судах на основании и в порядке, установ- Чельцов М. А. Понятие и задачи советского уголовного процесса. Уголовный процесс / Учебник. М., 1969, с. 14.

ленных законодательством» (ст. 16). Участвовать — это не надзирать, а быть лишь стороной в споре, равной в правах с другой стороной (защитой).

При обсуждении проекта Основ законодательства о судоустройстве на сессии Верховного Совета СССР (1989 г.) Генеральный прокурор СССР возражал против приведенной формулировки и просил отразить в законе специфическое положение прокурора в суде, где он — не сторона, а блюститель законности («законник»), однако депутаты с этим не согласились.

В дальнейшем другой Генеральный прокурор СССР Н. С. Трубин сказал, что установленная законом 1922 г. функция поддержания государственного обвинения, которую выполняли прокуроры, «превратилась в надзор за судом», но в условиях правового государства «никакого надзора со стороны за судом быть не должно». Н. С. Трубин высказался лишь за участие прокуроров в рассмотрении судебных дел и внесение ими представлений (не протестов) в вышестоящие суды для пересмотра неправосудных судебных решений1.

Такая позиция получила отражение во всех последующих законодательных актах и прежде всего, в федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» 1995 г., где установлено: «Прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами, опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов» (ч. 3 ст. 1). И далее:

«Осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя» (ч. 2 ст. 35).

Казалось бы, проблема решена. Но в последнее время появилась инспирируемая прокуратурой тенденция вновь наделить прокурора функцией надзора за судом. Так, высказано мнение, что именно прокурор «является гарантом законности при осуществлении судопроизводства», и в суде он «не перестает быть представителем органа, осуществляющего надзор...»2.

И другие авторы пишут, что в суде первой инстанции прокурор реализует свои надзорные полномочия, он обладает равными правами с защитником лишь в доказывании; прокурор и суд взаимно контролируют друг друга; прокурор не должен быть органом уголовного преследования — он осуществляет только надзор3.

Четвертый съезд народных депутатов.— Известия, 1990, 29 декабря.

Комментарии и разъяснения к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» / Под ред. Рохлина В. И. и др. СПБ, 1999, с. 97—98.

Бойков А., Скворцов К., Рябцев В. Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры.—Уголовное право, 1999, № 2, с. 12, 18, 21.

В связи с оживлением этой, казалось бы, угасшей концепции возникает необходимость разобрать точки зрения относительно роли прокурора в суде при рассмотрении им уголовных дел.

Концепция «прокурор — уголовный истец» опирается на теорию разделения властей (законодательная, исполнительная, судебная). Прокуратура, согласно этой концепций, относится к исполнительной власти (хотя и не вполне в нее вписывается), поэтому прокурор в этой правовой системе одновременно может быть главой ведомства (министром юстиции) либо назначается последним. Прокуроры, в соответствии с концепцией уголовного иска, состоят при судах. Их функции ограничиваются обеспечением государственного (публичного) интереса путем возбуждения обвинений; передачи возбужденных и подтвержденных на предварительном следствии обвинений на разрешение суда;

поддержания обвинений в судах; прекращения обвинений, не подтвержденных на предварительном следствии или в суде; обжалования приговоров судов в вышестоящие инстанции. Прокурор в этой правовой системе не является органом надзора за законностью, в частности, не осуществляет общего надзора (законность в деятельности ведомств обеспечивается через административную юстицию и внутриведомственный контроль).

Согласно данной концепции прокурор как назначаемое (реже — избираемое) должностное лицо, представляющее интересы государства, не вправе надзирать за законностью действий суда; наоборот, суд следит за тем, чтобы действия прокурора и других участников процесса были законными.

Концепция «прокурор — уголовный истец», обвинитель при суде лежит в основе правовой регламентации деятельности прокуратуры многих современных государств (Англии, США, Франции и др.).

В России же произошло эклектическое «вплетение» представлений о прокуроре как уголовном истце1 в теоретическую концепцию, согласно которой прокурор — орган надзора за законностью во всех сферах государственно-правовой деятельности (кроме законодательной).

Эклектизм породил ряд парадоксов и затруднений в теории и на практике. Высказаны три основные точки зрения относительно функций прокурора в суде первой инстанции, а именно прокурор осуществляет в суде: 1) только функцию обвинения; 2) только функцию надзора за законностью; 3) и функцию обвинения, и функцию надзора.

Полянский Н. Н., Строговин М. С., Савицкий Б. М., Мельников А. А. Проблемы судебного права. М., 1983, с. 78—91.

Первая точка зрения. Из широкой функций прокуратуры по надзору за законностью многие автору стали выводить функцию обвинения, осуществляемую прокурором в суде первой инстанции. Но этим авторам приходится либо вступать в явное противоречие со ст.

25 УПК РСФСР, утверждая, что прокурор в суде осуществляет надзорные функции только путем поддержания обвинения, не надзирая за судом1, либо выводить эти надзорные функции из функции обвинения2.

Это явно противоречивая теоретическая схема: из функции прокурорского надзора на конституционном уровне якобы возникает функция обвинения в уголовном процессе, а из функции обвинения — функция прокурорского надзора в суде. В. М. Савицкий выразил это противоречие довольно отчетливо: «В стадии судебного разбирательства прокурор осуществляет свою конституционную функцию надзора за законностью, выступая в качестве государственного обвинителя»3. Но, с другой стороны, «надзор прокурора за соблюдением законности в суде,— продолжает цитированный автор,— вытекает из осуществляемой; им функции государственного обвинения, а не наоборот»4.

Получился порочный круг, из которого вряд ли можно найти выход. Представляется, что функция обвинения, осуществляемая прокурором уже в ходе судебного разбирательства, в принципе не выводима из функции надзора за законностью. Почему надзор за законностью в суде должен сводиться именно к обвинению В принципе возможна такая конструкция процесса, при которой прокурорский надзор остается самим собой, не ставя себя в положение стороны (например, участие прокурора в суде по гражданским делам — ст. ГПК РСФСР). Надзор, отделенный от сторон, и есть именно надзор в полном смысле слова.

Возложение надзора «по совместительству» на одну из сторон приводит к его необъективности. Возникает вопрос: почему в правовом споре между сторонами одна из сторон, а именно государственный обвинитель, осуществляет надзор за законностью действий противоположной стороны Орган надзора не может позволить себе явно преждевременный переход к обвинению.

Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса, т. 1. М., 1968, с. 223—224; Перлов И. Д. Судебные прения и Последнее слово подсудимого в советском уголовном процессе. М., 1957, с. 37 и след;; Кокорев Л. Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971, с, 58-59.

Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде'. М., 1971, с. 32 и след.

Савицкий В. М. Указ, соч., с. 7.

Савицкий В. М. Указ, соч., с. 32; Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975, с. 60.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.