WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
Учебное пособие "Прокурорский надзор и судебная власть" И. Л. Петрухин М.: «Проспект», 2001 —88 с.

ISBN 5-8369-0150-3 В учебном пособии на основании действующего законодательства, судебной, прокурорской практики и исторического опыта подробно рассматриваются основные функции, задачи, полномочия двух важнейших государственно-правовых институтов -прокурорского надзора и судебной власти и их взаимодействие. В книге анализируются проблемы судебной реформы.

Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов, работников суда, прокуратуры и других правоохранительных органов.

3 ПРЕДИСЛОВИЕ Судебная власть и прокурорский надзор — два тесно связанных между собой взаимодействующих, взаимопересекающихся государственно-правовых института, без которых гражданское общество спокойно существовать не может. Тот и другой служат защите прав человека, обеспечивают законность и правопорядок, но делают это своими методами.

Если основная задача прокурорского надзора — выявлять нарушения законности, то обязанность суда — от имени государства реагировать на эти нарушения, осуждая виновных и защищая интересы пострадавших.

Прокуратура — строго централизованный многофункциональный орган, нацеленный на борьбу с преступностью и другими видами антисоциального поведения. Если престиж прокуратуры создавался веками, то независимая, самостоятельная судебная власть в условиях современной постсоциалистической России — явление совершенно новое. Заметно выросшая и окрепшая судебная власть несколько «потеснила» прокуратуру, и возникла сложная и деликатная проблема разграничения компетенции этих двух органов.

Если раньше (до перестройки и судебной реформы) суды были объектом прокурорского надзора, то теперь судебная власть все более занимает подобающее ей место в системе разделения властей, и судебный контроль теперь распространяется на сферы общественных отношений, где в недалеком прошлом господствовал прокурорский надзор. В ряде отношений судебный контроль распространяется и на деятельность прокуратуры. Отсюда — некоторая напряженность во взаимоотношениях двух «ведомств», из которых одно пытается сохранить прежние прерогативы, а другое — приобрести новые полномочия.

Усилиями Петра I Россия заимствовала у средневековой Германии всеобъемлющий прокурорский надзор, распространив его и на Сенат (высший государственный, в том числе судебный, орган), на коллегии (министерства), а также на местные органы власти. В результате судебной реформы 1864 г. прокуратура лишилась этих правомочий. Прокуроров «прикрепили» к судам, где они поддерживали государственное обвинение в полемике с другой стороной — защитой. Они сохранили также ряд полномочий по надзору за предварительным расследованием.

После октябрьской революции 1917 г. В. И. Ленин восстановил петровскую модель прокурорского надзора (1922 г.), и постепенно прокуратура превратилась в некоего монстра, осуществлявшего высший надзор за законностью деятельности органов исполнительной власти, в определенной мере — судов и даже общественных организаций и граждан (Конституция СССР 1936 г.). Многие из этих черт прокуратура сохраняет и теперь при осуществлении так называемого общего надзора. Тем самым прокуратура препятствует учреждению и укреплению административной юстиции, предназначенной для рассмотрения жалоб граждан на решения и действия исполнительной власти, ущемляющей их права.

Прокуратура сохраняет надзор за дознанием, следствием и оперативно-розыскной деятельностью (ОРД), и эту ее функцию никто не оспаривает. Но с принятием Конституции РФ 1993 г. на суды возложен контроль за законностью следственных и оперативнорозыскных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан. Кроме того, гражданам предоставлено право обжалования в суд незаконных решений и действий следственных органов и прокуроров (ст. 46 Конституции РФ). В связи с этим возникла проблема соотношения прокурорского надзора и судебного контроля за предварительным расследованием и ОРД.

Прокуратура, в сущности, тормозит вступление в действие Заключительных и переходных положений Конституции РФ в той части, где речь идет о судебном порядке санкционирования арестов и продления задержаний. Многие прокуроры предлагают отменить ст. 23 и 25 Конституции РФ (судебная защита частной жизни и неприкосновенности жилища), то есть вообще ликвидировать судебный контроль за предварительным расследованием и ОРД.

На этом фоне следовало бы рассматривать неудавшуюся попытку Президента РФ В. В.

Путина ввести судебный контроль за проведением ряда следственных действий. Президент января 2001 г. направил в Государственную Думу законопроект о судебном санкционировании арестов, обысков и выемок в жилище, осмотра и выемки почтовотелеграфной корреспонденции, помещении обвиняемых на экспертизу в психиатрические учреждения, наложении ареста на имущество обвиняемого, отстранении обвиняемого от должности при соблюдении определенной судебной процедуры. Но 19 января 2001 г.

Президент отозвал законопроект из Думы по тем мотивам, что его реализация потребовала бы больших затрат (1,55 млрд. руб.). Но на позицию Президента РФ, надо полагать, в немалой степени повлияло явное и скрытое противодействие силовых ведомств и Верховного Суда РФ. Противодействие судебной реформе, в частности введению судебного контроля за предварительным расследованием и ОРД, носит политическую окраску, поскольку Президент РФ хотел привести УПК РСФСР в соответствие с Конституцией РФ, постановлениями Конституционного Суда РФ, но ему это сделать не дали и, возможно, в ближайшее время не дадут.

В сфере правосудия прокурорский надзор за участниками процесса и самим судом уступил место «участию прокурора в судебном разбирательстве, то есть равноправию сторон в состязательном процессе (конец 80-х годов); Но да сих пор многие теоретики прокурорского надзора стремятся сохранить за ним некоторые преимущества: опротестование прокурором судебных решений рассматривают как вид (форму) прокурорского надзора за судом;

оправдывают положение действующего закона, согласно которому по всем возникающим в суде вопросам прокурор дает заключения (ст. 248 УПК РСФСР), а защитник высказывает лишь мнения; обращение прокурора в суд второй инстанции именуют протестом, а такое же обращение защитника — жалобой.

Прокуратура сохраняет ряд надзорных полномочий и в сфере гражданского процесса. Хотя отменена ст. 12 ГПК РСФСР, наделявшая прокурора правом надзора в гражданском судопроизводстве, но сохранена ст. 41 того же Кодекса, согласно которой прокурор дает заключения как по отдельным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, так и по делу в целом. Прокурор, обратившийся в суд с иском, в конце судебного следствия дает заключение в отношении собственного иска. К тому же он дает объяснения в ходе судебного следствия и выступает в прениях. За прокурором остается право предъявить иск в защиту интересов частного лица без получения его согласия.

Прокуроры проводят большую и полезную работу, выявляя и опротестовывая в суд нормативные акты субъектов Федерации, противоречащие федеральному законодательству.

Но и здесь возникает много нерешенных вопросов. Процедура прокурорских обращений и их рассмотрения судом законом не регламентирована, поэтому приходится применять по аналогии главу 241 ГПК РСФСР. Суды субъектов Федерации могут признать недействующим, то есть неприменимым в данном деле, закон этого субъекта, если он противоречит федеральному закону, но не вправе отменить его. В отличие от этого подзаконные правовые акты субъекта Федерации могут быть признаны судом этого субъекта недействительными, то есть отменены. Возникает также вопрос о соотношении компетенции Федераций и ее субъектов при рассмотрении в судах дел о конституционности и законности правовых актов различных уровней. Должна быть решена и проблема абстрактного нормоконтроля, когда гражданин или прокурор обращается в суд с требованием аннулировать нормативный акт, еще не причинивший гражданину лично никакого вреда. При положительном решении этого вопроса суды вряд ли справятся с многократно возрастающей нагрузкой.

Существуют и другие области взаимодействия прокурорского надзора и судебного контроля (арбитражный процесс, исполнительное производство и др.), рассмотреть которые в данной работе не представляется возможным.

Публикуемая работа охватывает много спорных и острых проблем, касающихся соотношения прокурорского надзора и судебной власти в современной России. Автор надеется, что ему удалось способствовать лучшему их пониманию.

Книга рассчитана на студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов. Она может быть также полезной для практикующих юристов и сотрудников научно-исследовательских юридических учреждений.

И. Л. Петрухин 1. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Судебная власть и прокурорский надзор тесно связаны между собой. Их взаимодействие и точки соприкосновения лежат в нескольким плоскостях, а именно:

1) прокурорский надзор за исполнением предписаний Конституция, законов, актов исполнительной власти (общий надзор) в соотношении с судебным порядком рассмотрения жалоб граждан на неконституционность законов и незаконность актов и действий органов государственного управления;

2) соотношение прокурорского надзора и судебного контроля за законностью в следственной и оперативно-розыскной деятельности (ОРД);

3) суд и прокуратура при рассмотрении в судах уголовных и гражданских дел;

4) суд и прокуратура в системе исполнения уголовных наказаний.

Соотношение между полномочиями суда и прокуратуры в указанных сферах менялось от эпохи к эпохе.

Исторически судебная власть возникла гораздо раньше, чем прокуратура. В Древней Греции и в Древнем Риме пострадавший oт преступления или гражданско-правового деликта сам собирал доказательства и поддерживал обвинение перед судом либо приглашал ораторов. В более поздний период истории Рима (I—IV вв. н.э.) уголовное преследование осуществляли чиновники императора.

В раннем обвинительном процессе (VIII—XIII вв. н.э.) с его ордалиями и поединками опятьтаки спор вели равноправные стороны при отсутствии розыска и прокурорского надзора.

В эпоху инквизиции (XIII—XVIII вв. н.э.) также не нашлось места прокурорскому надзору, поскольку инквизитор осуществлял и розыск, и уголовное преследование, и суд (функции обвинения, защиты и разрешения дела были слиты в одном лице).

Прокуратура появилась лишь в XIII—ХIV вв. во Франции в связи с борьбой королевской власти против своеволия феодалов и сепаратизма (ордонанс короля Филиппа IV 1302 г.). Она была инструментом становления и укрепления абсолютизма1.

Появление прокуратуры в России связывают с именем Петра I, который 17 марта 1714 г.

издал указ «О фискалах» — предшественниках прокуратуры, выполнявших в сущности прокурорские функции. Оберфискал состоял при Сенате, созданном в 1711 г. вместо боярской Думы. Оберфискал доносил о деятельности Сената царю.

Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Изд. 4. СПб., 1912, с. 19-29.

Фискалы были учреждены и в провинции. Их задачи состояли в том, чтобы «только проведовать и доносить и при суде обличать»1. Это положение конкретизировалось следующим образом: «Прилежно проведовать, не обретаются какие, беглые, гулящие, подозрительные и другие оные подобные люди..., не прокрадываются, ли какие беглые люди за рубеж»2. Кроме того, фискалам вменялись в обязанность: борьба с казнокрадством, надзор за исполнением указов и регламентов и участие в делах, где нет челобитчика. Таким образом, уже зарождались по нынешнем понятиям общенадзорные функций, которые потом отошли к прокуратуре.

Петр I издал указ от 13 января 1722 г. «Об установлении должности прокуроров в надворных судах». Им подчинялись фискалы, упраздненные лишь в 1729 г. Вслед за этим 27 апреля 1722 г. Петр I издал указ «О должности Генерал-прокурора», который следил за тем, чтобы дела в Правительствующем Сенате «не залеживались»3.

Полномочия Генерал-прокурора Петр I определил так: «Сей чин яко око наше» и потребовал «смотреть над всеми прокурорами, дабы в своем звании истинно и ревностно поступали»4.

Последние были учреждены в каждой коллегии, а также на периферии. На Генералпрокурора Петр I возложил обязанность надзирать за Сенатом, который был главным управляющим и судебным органом страны. Так возникла надзорная функция прокуратуры, которая многие годы доминировала в ее деятельности. Появилась и функция надзора за судом, получившая затем дальнейшее развитие.

При Павле I Генерал-прокурор был одновременно министром юстиции, министром финансов и министром внутренних дел. В дальнейшем он был только министром юстиции, то есть принадлежал к исполнительной власти, хотя и надзирал за судом.

Екатерина II в известном «Учреждении для управления губерний» (7 ноября 1775 г.) сделала попытку отделить суд от администрации. Но генерал-прокуроры по-прежнему рассматривались ею как «государевы наместники». Прокуроры и стряпчие в губерниях должны были «доносить... о неточном в судебном месте исполнении законов, учреждений и указов», притом доно- Российское Законодательство X—XX веков. Том 4 / Под ред. Манькова А.Г. М., 1986, с.

174.

Там же, с. 177.

Там же, с. 196.

Звягинцев А. Г., Орлов Ю. Г. Око государево. М., 1994, с. 23; Шиканов В. Я Прокуратура в Российской Федерации. Методические указания. Иркутск, 1993, с. 4.

сить не только генерал-губернатору, но и генерал-прокурору1. В ст. 2474 екатерининского «Учреждения для управления губерний» на губернских прокуроров возлагались следующие обязанности:

1) охранение общего благоустройстве в губернии;

2) надзор по казенному управлению;

3) надзор по суду и расправе, Следовательно, у прокуроров сохранялась общенадзорная функция и вводилась функция надзор за судами.

Свод российских Законов 1832, 1842 и 1857 гг. называл прокуроров и стряпчих «взыскателями наказания... и вместе с тем защитниками невинности», требовал от них «наблюдения за ходом следствий» и указывал, что «тщательному бдению их подлежит смотреть за правосудием»2.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.