WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Первоначальные представления о роли ядерного оружия и стратегической обороны как в Советском Союзе, так и в США формировались в соответствии с традиционным опытом ведения военных действий и возможностями стратегических средств доставки. Ядерное оружие воспринималось в первую очередь как средство ведения войны, и соответственно, представления о роли обороны исходили из необходимости отражения стратегического удара, наносимого, в первую очередь, бомбардировочной авиацией. Как продемонстрировано в работе, такие взгляды на применение ядерного оружия и на стратегическую оборону были обусловлены наличием в вооруженных силах структур, которые являлись носителями именно такой традиции ведения военных действий, – таких как Стратегическое авиационное командование в США или Войска противовоздушной обороны в СССР. В Советском Союзе ориентация стратегической обороны на отражение массированного удара авиации привела к началу работ по созданию противовоздушной обороны Москвы, принципы построения которой впоследствии оказали существенное влияние на формулировку требований к будущим системам противоракетной обороны.

Важным развитием периода 50-х годов, рассмотрению которого посвящена первая глава, являлось создание в Советском Союзе структур и институтов, которые были призваны осуществлять разработку и производство новых систем вооружений, определивших дальнейшее развитие стратегических взаимоотношений Советского Союза и США, – ядерного оружия, баллистических ракет и радиолокационной техники, игравшей ключевую роль в создании систем противовоздушной и противоракетной обороны. Создание этих институтов определялось новизной и исключительной сложностью задач, возникавших в процессе создания этих систем вооружений. Как результат, созданная в Советском Союзе система разработки и эксплуатации этих вооружений предполагала высокую степень концентрации научных, материальных и организационных ресурсов. Такое построение системы определяло ведущую роль разработчиков вооружений и обусловило ориентацию на их практически неограниченный доступ к ресурсам, которые стали характерной чертой всего последующего механизма создания стратегических вооружений. В целом, созданный порядок разработки вооружений позволил Советскому Союзу решить задачу создания стратегических наступательных средств, которые могли угрожать территории США.

Работы в области противоракетной обороны в рассматриваемый период были в основном ограничены исследовательскими разработками. Основной причиной этого являлись как технические сложности создания противоракетных систем, так и то обстоятельство, что до появления в конце 50-х–начале 60-х годов межконтинентальных баллистических ракет, оснащенных термоядерными боезарядами, роль баллистических ракет в операциях стратегических сил была ограничена. Поскольку перспективные возможности баллистических ракет в тот момент были неясны, построение противоракетной обороны как средства стратегической обороны не являлось приоритетной задачей.

Во второй главе проанализирована роль вопросов противоракетной обороны в период достижения численного паритета между Советским Союзом и США и начала переговорного процесса, который привел к заключению Договора об ограничении систем противоракетной обороны.

Появление межконтинентальных баллистических ракет и их укрепление в качестве основы стратегических сил Советского Союза и США, произошедшее в первой половине 60-х годов, коренным образом изменило представления о роли ядерного оружия и противоракетной обороны. В части применения стратегических сил было проведено переосмысление принципов применения ядерного оружия, которое отражало первоочередную ориентацию на решение задачи ядерного сдерживания. Процесс пересмотра принципов применения ядерного оружия был непосредственным результатом процесса совершенствования стратегических систем вооружений – улучшения их характеристик в части боевой эффективности, живучести и боеготовности. Ключевым изменением начала 60-х годов, оказавшим непосредственное влияние на планы создания противоракетной обороны, стало очень быстрое развитие ракетной техники, сделавшее возможным массовое развертывание высокоэффективных баллистических ракет и изменившее соотношение между оборонительными и наступательными средствами в пользу последних.

В изменении представлений о роли ядерного оружия и стратегической обороны очень важную роль сыграл процесс укрепления институтов выработки политики в области применения стратегических сил. В полной мере преимуществами, которые предоставлял развитый механизм выработки решений, воспользовались США, которые к середине 60-х годов в основном закончили модернизацию своих стратегических сил, обеспечивавшую им существенное количественное и качественное преимущество перед Советским Союзом. В Советском Союзе процесс совершенствования механизмов выработки решений в области стратегических вооружений и укрепления институтов, принимавших участие в этом процессе, шел более сложно. В течение рассматриваемого периода была проведена реорганизация структуры оборонной промышленности, были созданы предпосылки для конкуренции разработчиков военной техники в области создания стратегических вооружений, произошло укрепление институтов Вооруженных сил, осуществлявших контроль за разработкой вооружений.

В целом, и создание независимых институтов в вооруженных силах и появление реальной конкуренции среди разработчиков техники стали наиболее важными положительными факторами, которые определяли развитие оборонного комплекса в рассматриваемый период рубежа 50-х и 60-х годов и позволили обеспечить более высокий уровень обсуждения технических решений. В то же время, закрытость механизма принятия решений и его не всегда обоснованная централизация не позволили в полной мере использовать возможности, открывшиеся в результате проведенных преобразований. Примером этого стали решения по системам противоракетной обороны, принятые в Советском Союзе в первой половине 60-х годов.

Отсутствие надежного механизма учета мнения технических и военных специалистов привело к тому, что при рассмотрении проектов противоракетной обороны либо не были проанализированы технические вопросы реализации проекта, как это произошло в случае с системой «Таран», либо не были в должной степени учтены новые возможности ракетной техники, связанные прежде всего с появлением средств преодоления обороны и разделяющихся головных частей, как это было в случае с решением о возобновлении работ над системой ПРО Москвы А-35.

Модернизация советских стратегических сил второй половины 60-х годов, в ходе которой было произведено существенное увеличение количества стратегических носителей, оказала существенное влияние как на взаимоотношения Советского Союза и США, так и на процесс формирования механизмов выработки решений внутри Советского Союза. Результатом этих процессов стал коренной пересмотр представлений о возможностях противоракетной обороны и ее роли в стратегических взаимоотношениях Советского Союза и США, который нашел выражение в подписании Договора по ПРО в 1972 г.

Произведенное Советским Союзом наращивание своих наступательных вооружений на практике доказало невозможность одностороннего отказа от взаимного гарантированного уничтожения вне зависимости от того, осуществляется попытка такого отказа за счет наращивания наступательных средств или за счет создания стратегических оборонительных систем. Советский Союз смог убедительно продемонстрировать, что не допустит одностороннего изменения стратегического баланса и единственным реальным следствием создания системы ПРО может стать только воспроизведение ситуации взаимного гарантированного уничтожения на более высоком и, следовательно, менее безопасном уровне. Понимание невозможности одностороннего отказа от взаимности в ситуации гарантированного уничтожения стало наиболее сильным фактором, обусловившим начало переговоров по ограничению стратегических наступательных вооружений и систем ПРО.

Кроме этого, к концу 60-х годов как в США, так и в Советском Союзе была осознана принципиальная невозможность создания эффективно действующей системы ПРО, которая могла бы решать задачу обороны территории страны или ее части. В этой ситуации решение о подписании Договора о запрещении систем противоракетной обороны было принято не столько для того, чтобы запретить создание таких систем, сколько для того, чтобы кодифицировать сложившееся de facto положение, при котором обе стороны отказались от попыток их создания.

Процесс переговоров о заключении Договора по ПРО также способствовал институционализации процесса выработки решений и приданию ему более системного и гибкого характера. В Советском Союзе был создан межведомственный механизм обсуждения переговорных позиций, который способствовал более полному учету мнений всех участников процесса. Важной чертой процесса стало привлечение к принятию решений гражданских специалистов Министерства иностранных дел, что, помимо расширения круга участников, позволяло обеспечить более полный, чем ранее, доступ к процессам выработки политики США в стратегической области, а значит, воспользоваться результатами разработок в области взаимосвязи наступательных и оборонительных вооружений. Существенную роль в том, что Советский Союз и США смогли выработать общий подход к вопросам взаимосвязи наступательных и оборонительных вооружений, сыграли и неофициальные контакты ученых обеих стран. В целом, можно заключить, что расширение числа участников процесса, обладающих независимой экспертизой и независимыми интересами, а также институционализация их интересов и механизмов их взаимодействия неизменно способствовали повышению качества принимаемых решений.

Именно совершенствование процесса выработки решений способствовало тому, что в конце 60-х-начале 70-х годов в Советском Союзе была проведена в целом правильная оценка роли противоракетной обороны и возможностей создаваемых систем. Результатом этой оценки стало заключение Договора по ПРО, который во многом определил содержание стратегических взаимоотношений Советского Союза и США в течение следующих десятилетий.

В третьей главе рассматриваются процессы, сопровождавшие появление программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ), и роль советских институтов в определении позиции Советского Союза в отношении этой программы и осуществлении конкретных политических инициатив.

Появление программы Стратегической оборонной инициативы необходимо рассматривать в контексте сложившихся к началу 80-х годов стратегических взаимоотношений Советского Союза и США. Основной характерной чертой этих взаимоотношений стало не только примерное количественное и качественное равенство текущих стратегических арсеналов сторон, но отсутствие у них возможности добиться одностороннего преимущества в долгосрочной перспективе. Такое положение стало результатом осуществления Советским Союзом модернизации своих стратегических сил, проведенной в 70-х годах, основными чертами которой стало развертывание баллистических ракет с РГЧ ИН и осуществление программы создания современного стратегического флота. Соединенные Штаты также предпринимали усилия по модернизации своих стратегических сил, которые были направлены в основном на повышение эффективности стратегических средств и увеличение их противосилового потенциала. В целом, программа США могла быть охарактеризована как попытка получения одностороннего преимущества за счет совершенствования наступательных средств. Так как Советский Союз обладал необходимыми возможностями по восстановлению равновесия, такая попытка не могла быть успешной. Скорее, наоборот, – попытки США добиться качественного преимущества существенно дестабилизировали ситуацию.

Появление Стратегической оборонной инициативы также было расценено Советским Союзом как дестабилизирующий шаг, свидетельствующий о намерении США добиться одностороннего преимущества. При этом наибольшие опасения вызывали не столько возможности конкретных систем, которые предлагалось разработать в рамках СОИ, сколько неопределенность в возможных новых путях развития наступательных и оборонительных вооружений, которые могли открыться в результате начала работ в этой области. Все эти факторы обусловили очень сильную оппозицию программе СОИ со стороны Советского Союза.

Как и в случае с заключением Договора по ПРО, при обсуждении вопроса о программе СОИ взаимосвязь между оборонительными и наступательными вооружениями проявила себя как значительный фактор стратегических взаимоотношений между Советским Союзом и США. Эта взаимосвязь проявилась на новом качественном уровне развития систем вооружений и, что не менее важно, на новом уровне развития институтов (как внутренних так и межгосударственных и переговорных), которые принимали участие в формировании политики в области противоракетной обороны. Основным результатом действия этих факторов стало отсутствие необходимости в проведении массированного наращивания стратегических сил, аналогичного произведенному Советским Союзом и США в 60-х годах, для осознания бесперспективности создания противоракетной обороны. Принципиальная возможность принятия Советским Союзом ответных мер оказалась достаточным фактором для того, чтобы в США сформировалась сильная оппозиция программе СОИ, которая в итоге привела к тому, что характер программы был существенно пересмотрен и она была переориентирована на более ограниченные задачи.

В четвертой главе приведен анализ позиции России в отношении противоракетной обороны в контексте формирования стратегических взаимоотношений России и США. В главе также рассмотрены вопросы функционирования российских институтов выработки решений и сотрудничества в области противоракетной обороны.

Вопросы противоракетной обороны сыграли значительную роль в формировании стратегических взаимоотношений России и США. Несмотря на то, что в отношениях двух стран нет той степени конфронтации, которая характеризовала отношения Советского Союза и США, две страны по-прежнему обладают гигантскими арсеналами ядерного оружия, которые были созданы для ядерного сдерживания друг друга. Кроме этого, существенными обстоятельствами, повлиявшими на формирование отношений, стали серьезный дисбаланс в возможностях по поддержанию стратегических сил и осуществлению их сокращений, а также рост противосиловых возможностей стратегических сил США. Неудивительно, что в этих условиях сохранение Договора по ПРО воспринималось в России как один из ключевых элементов сохранения стратегического паритета.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.