WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Появление в 1850 г. на страницах «Библиотеки для чтения» анонимного переводного очерка «Томас Кембл (Из «Revie des Deux Mondes»)» можно напрямую связывать с началом сотрудничества с этим журналом А.В.Дружинина. Называя Кэмпбелла певцом «сладких обманов сердца», «отчасти смягченным Байроном», автор анонимного очерка «Библиотеки для чтения» отмечал, что, не умея чувствовать сильнее других, английский поэт в то же время блестяще передавал впечатления, делал художественные зарисовки, что приводило, в частности, к неизменному успеху небольших батальных стихотворений: «Он один умел видеть вдруг все черты, не с первого взгляда примеченные другими, умел оставить в стороне вещи бесполезные и написать картину, которая уловит, сосредоточит, вызовет тысячу ощущений и в уме читателя произведет гармонию».

Опубликованный в 1875 г. очерк Н.В.Гербеля «Томас Кэмбелл», помимо биографических данных, представлял оценочные суждения о творчестве поэта, в частности, характеризовал поэму «Радости надежды» как «одну из лучших дидактических поэм во всемирной литературе», «плод <…> усиленных занятий и вдохновения», приобретший «сразу громкую и вполне заслуженную известность» и характеризующийся «разнообразием и мелодичностью стиха», «благородными и возвышенными чувствами»;

стихотворение «Гогенлинден» оценивалось Н.В.Гербелем как «одно из лучших существующих в английской литературе описаний сражений», поэма «Гертруда из Вайоминга» – как «почитаемая многими за перл», содержащая удачное описание годов счастья и яркую заключительную картину сражения и смерти героини. Поздним поэмам Кэмпбелла Н.В.Гербель дал негативные оценки, называя «Теодорик, домашнюю сказку» «довольно плохим произведением», а «Странник из Гленко» – «поэмою <…>, совершенно недостойной <…> славы» Кэмпбелла.

Постепенно в русской критике формировалось отношение к Кэмпбеллу как к баловню судьбы, человеку, чьи творческие заслуги чрезмерно преувеличивались современниками, при этом элементы анализа отдельных произведений Кэмпбелла содержались только в переводной статье «Библиотеки для чтения» (1850), тогда как все остальные критические материалы о поэте основывались исключительно на оценочных суждениях, которые в целом можно обобщить как благорасположенность к раннему творчеству поэта и скепсис по отношению к его поздним поэмам; все это соответствовало особенностям восприятия кэмпбелловского творчества в Англии.

Параграф второй «Осмысление образа России в контексте темы польских восстаний в литературном творчестве Томаса Кэмпбелла» посвящен анализу специфики образа России в произведениях шотландского поэта.

В конце XVIII – начале XIX в. широкий отклик в британском обществе получила тема польских восстаний, волновавшая и Томаса Кэмпбелла. В его поэме «Радости надежды» Россия, как основной виновник польских несчастий, соотносилась с государствами Африки, характеризовалась как земля порока, зла, безысходности, безнадежности; симпатия автора к полякам была наиболее отчетливо выражена в одном из самых запоминающихся стихов кэмпбелловской поэмы: «And Freedom shriek’d as Kosciusko fell» [И свобода возопила, когда Костюшко пал]. Ранняя редакция кэмпбелловского стихотворения «Ye Mariners of England» («Вам, моряки Англии», 1800) имела более пространное и вместе с тем более прозрачное название – «Alteration of the Old Ballad of «Ye Gentlemen of England», composed on the prospect of a Russian war» («Переделка старой баллады «Вам, джентльмены Англии», сочиненная в ожидании войны с Россией»), свидетельствующее, что поэт предполагал начало конфликта с далекой северной страной, был убежден в наличии русской военной угрозы. В «Stanzas on the Battle of Navarino» («Стансах по поводу битвы у Наварино», 1828) Кэмпбелл по достоинству оценивал качества русских воинов, не уступавших в доблести ни французам, ни англичанам, однако при этом характеризовавшихся особенной грубостью («rude»): «Nor grudge, by our side, that to conquer or fall / Came the hardy rude Russ, and the high-mettled Gaul».

[Нет зависти с нашей стороны, что завоевать или пасть / Пришли отважные (дерзкие) грубые русские и в высшей степени храбрые (горячие) галлы (французы)].

Русско-польские отношения также оказываются в центре внимания в поэме Кэмпбелла «The Power of Russia» («Мощь России», 1831), осуждающей порабощение Польши, «последней в мире страны героев» («the Здесь и далее в квадратных скобках приведены подстрочные переводы, выполненные нами в процессе подготовки диссертационного исследования.

world’s last land of heroes»). Следуя литературной традиции, Кэмпбелл находил для создания образа России многочисленные негативные штрихи и художественные детали. В частности, у поэтов-лейкистов Р.Саути и С.Т.Кольриджа он заимствовал художественное изображение древа упаса (анчара): «That Upas-tree of power, whose fostering dew / Was Polish blood, has yet to cast o’er you / The lengthening shadow of its head elate, / A deadly shadow, darkening Nature’s hue. / To all that’s hallowed, righteous, pure, and great, / Wo! wo! when they are reached by Russia’s withering hate» [Этот анчар (древо упас) власти, чья выступившая роса / Была польской кровью, должен все же бросить на вас / Растущую тень от поднятой головы, / Смертоносную тень, омрачающую краски Природы. / На все, что свято, праведно, чисто и велико, / Тпру! тпру! когда до них дойдет губительная ненависть России]. Кэмпбелл отмечал неколебимость могущества российской державы, упоминая об адаманте («adamant») – твердом минерале или металле, символе непреклонности в достижении целей, категоричности, уверенности в своей правоте, и при этом Польша в его произведении представала жертвой, чему способствовало использование знаменитого библейского образа Голгофы, места вечных страданий; попутно Кэмпбелл подчеркивал варварские, с его точки зрения, общественные устои России, дважды используя лексему «horde» («орда»; «…horde succeeding horde» […орда последует за ордой]).

Несмотря на все обвинения России в преступных действиях, основным аккордом в поэме Кэмпбелла все же звучал упрек европейским нациям в бездействии, способном повлечь за собой опасные политические последствия, вплоть до постепенной утраты суверенитета и гражданских свобод. Представляя Россию как хищника, агрессора («And Poland by the Northern Condor’s beak / And talons torn, lies prostrated again» [И Польша, Северного Кондора клювом / И когтями растерзанная, лежит, повергнутая ниц снова]), Кэмпбелл обвинял правительства европейских государств в молчаливом соучастии действиям русских и предсказывал неизбежное продолжение экспансии Польши: «But this is not the drama’s closing act! / Its tragic curtain must uprise anew. / Nations, mute accessories to the fact!» [Но это не последний акт драмы! / Ее трагический занавес должен подняться снова. / Нации, немые соучастники событий!].

В послании «To Sir Francis Burdett, on his Speech delivered in Parliament, August 7, 1832, respecting the Foreign Policy of Great Britain» («Сэру Френсису Бердетту, по поводу его речи, произнесенной 7 августа 1832 года в Парламенте относительно внешней политики Великобритании», 1832) Кэмпбелл избрал для характеристики русского императора Николая I одно из самых негативных определений – «infanticidal Czar» («царь-детоубийца»), сопровождавшееся сравнением правителя России с медведем («bear») и львом («lion»), а сформировавшейся системы управления – с постоянным притеснением, угнетением, деспотизмом, тиранией. Английский поэт использовал в этой связи лексемы «oppressors» («притеснители / угнетатели»;

см.: «Their flattery of oppressors…» [Их подхалимство притеснителям…]), «despots» («деспоты»; см.: «The scorn for despots…» [Презрение к деспотам…]), «tyrants» («тираны»; см.: «…and cast their tyrants down!» […и повергнуть своих тиранов!]).

В отличие от Дж.Китса, Дж.-Г.Байрона и Дж.Суинбёрна, которые восхищались доблестью поляков, их стремлением к независимости, фактически не упоминая о России, а также в отличие от А.Теннисона, всей душой презиравшего Россию и при этом не испытывавшего особых симпатий к полякам, Кэмпбелл одновременно открыто выступал в своей поэзии и против якобы притеснительных действий российских властей, и в защиту польского суверенитета. Образ Российской империи, представленный в его поэзии, порочен своей захватнической политикой, чужд добродетели в силу исторически сложившихся в ней варварских устоев.

В главе второй «The Soldier’s Dream» Томаса Кэмпбелла в истории русской литературы» произведение шотландского поэта рассмотрено в контексте эволюции его батальной лирики, установлено художественное своеобразие стихотворения И.И.Козлова «Сон солдата» как вольной интерпретации «The Soldier’s Dream», осуществлен сопоставительный анализ русских переводов «The Soldier’s Dream», выполненных в разные годы А.П.Колтоновским и Ю.Д.Левиным.

В параграфе первом «The Soldier’s Dream» в контексте эволюции батальной лирики Томаса Кэмпбелла» на примере батальной лирики Томаса Кэмпбелла прослежен отход литературы от пафосного классицистического стиля и стремление к романтической интерпретации событий, берущей начало в сентиментализме с его характерным вниманием к внутреннему миру человека, отразившимся, в том числе, на упрощении лексики и формы стихотворений, во многом предвосхитивших английскую романтическую поэзию.

В духе классицистических традиций война была представлена шотландским поэтом как коллективное увлекательное действо, дающее человеку возможность проявить лучшие качества, такие как доблесть и благородство. Простота лексики, наличие рефренов, разноразмерность стихов, их мелодичность сближали военные оды Кэмпбелла с произведениями устного народного творчества. В конечном итоге именно такое сочетание гражданского пафоса и фольклорного начала было способно в полной мере выполнить значимую общественную функцию – дойти до самых широких народных масс, укрепить патриотический дух, внушить гордость за героическое прошлое и настоящее отечества.

В «Soldier’s Dream», наряду с не менее значимым батальным произведением Кэмпбелла «Troubadour Song», центральным объектом описания становился отдельный человек с его волнениями и переживаниями, причем сама война отходила на второй план, будучи представленной через призму восприятия лирического героя. По мере создания батальных произведений Кэмпбелл не только трансформировал их содержание, но и упрощал форму, что наглядно видно при сопоставлении десяти- и дявятистрочных строф первых од Кэмпбелла «Ye Mariners of England» и «The Battle of the Baltic» и катренов «Soldier’s Dream» и «Troubadour Song». Если при создании стихотворения «Hohenlinden» Кэмпбелл еще пользуется необычной схемой рифмовки aaab, то позднейшие произведения «Soldier’s Dream» и «Troubadour Song» написаны уже традиционным катреном с перекрестными рифмами, часто встречающимися в фольклорных произведениях. Подобрав для актуальной темы доступную форму, автор во многом обеспечил популярность своих поздних батальных сочинений.

В параграфе втором «Художественное своеобразие стихотворения И.И.Козлова «Сон ратника» как вольной интерпретации «The Soldier’s Dream» Томаса Кэмпбелла» утверждается, что стремление русского интерпретатора приблизить свое произведение к родной действительности, получить больший эмоциональный отклик у отечественного читателя, акцентировать внимание на патриотических чувствах привело к появлению в «Сне ратника» (1827) И.И.Козлова множества несоответствий с английским первоисточником Томаса Кэмпбелла. Канва оригинала использовалась для передачи чувств и настроений именно русского солдата, испытывавшего тоску по родине, осознававшего опасность и вместе с тем чувствовавшего необходимость выполнения воинского долга. Психологическое состояние истосковавшегося по мирной жизни шотландского солдата, укреплявшего свой дух в условиях суровых жизненных испытаний спасительными воспоминаниями о родине, оказалось внутренне созвучным состоянию русского поэта-слепца, для которого тяжелые недуги стали к тому времени непреодолимым препятствием на пути к реализации мечтаний, надежд на счастье.

Т.Кэмпбелл выразительно, с особой тщательностью прорисовывал картину ночного затишья после боя, причем, уделяя особое внимание художественным деталям, стремился реалистично представить результат битвы – множество раненых, убитых и сильно уставших воинов, что свидетельствовало о тяжести и напряженности недавних сражений.

Элементами фона типичной ночной обстановки после прекращения военных действий послужили «горны, пропевшие отбой» («bugles sang truce»), «костер, охраняющий тела убитых от волков» («wolf-scaring faggot that guarded the slain»): «Our bugles sang truce; for the night-cloud had lowered, / And the sentinel stars set their watch in the sky; / And thousands had sunk on the ground overpowered, / The weary to sleep, and the wounded to die. / When reposing that night on my pallet of straw, / By the wolf-scaring faggot that guarded the slain» [Наши горны пропели отбой, поскольку ночь опустилась как туча, / И звезды-часовые установили свой дозор на небе; / И тысячи упали на землю потрясенную, / Утомленные – спать, а раненые – умирать. / Отдыхая той ночью на соломенном тюфяке, / У отпугивающего волков костра, охраняющего тела убитых].

И.И.Козлов в своей интерпретации отошел от воссоздания реальной военной картины, перенеся акценты с атмосферы трагичности и обреченности на образ, сочетающий в себе одновременно утомленность и спокойствие в лагере победителей: «Подкопы взорваны – и башни вековые / С их дерзкою луной погибель облегла; / Пресекла в ужасе удары боевые / Осенней ночи мгла. / И в поле тишина меж русскими полками; / У ружей сомкнутых дымилися костры, / Во тьме бросая блеск багровыми струями / На белые шатры». Тем не менее, «багровые струи» костра и «белые шатры», багровое и белое, кровь и смерть на фоне ночной мглы передают весь ужас, трагизм случившегося.

В параграфе третьем «Русские переводы «The Soldier’s Dream» Томаса Кэмпбелла (А.П.Колтоновский, Ю.Д.Левин): общность и специфика» отмечается, что стихотворение «The Soldier’s Dream», впервые привлекшее внимание И.И.Козлова в 1827 г., было дважды переведено на русский язык в XX в.: в 1901 г. увидело свет переводное стихотворение «Сон солдата» А.П.Колтоновского, чья склонность к русификации оригинала, языковая и стилистическая небрежность потребовали использования подзаголовка «сюжет из Кэмпбелля»; в 1942 г. был создан перевод Ю.Д.Левина «Сон воина».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.